Легенда футбола

Два года назад, 12 декабря 2001 года, в возрасте 88 лет скончался один из лучших футболистов мира – Йозеф Бицан. Последние два месяца своей жизни он провел в пражской больнице на Виноградах. По словам его жены, никто не мог поверить, что именно Пепи, как его все звали, имеет больное сердце. Еще за неделю до этого сердце известного футболиста отказало, но тогда врачам удалось его спасти. Во второй раз борьба за его жизнь оказалась безуспешной.ПРОФЕССИОНАЛ
С 11 ЛЕТ
Он родился в 10-м квартале Вены – Фаворитене, где существовал культ футбола, и уже в начале прошлого века там было не меньше дюжины футбольных команд. Семья Бицанов жила, кстати, совсем неподалеку от дома другой суперзвезды – Маттиаса Шинделаржа.
Родители Пепи (такое сокращение от имени Йозеф было принято в Вене) были чехами. Отец участвовал в Первой мировой войне, но скоропостижно скончался в 1921 году не от полученных ранений, а от футбольной травмы. Играя за "Герту" (был такой клуб в Вене, выступавший в высшем дивизионе), он получил в матче с "Рапидом" сильный удар по почкам. Пепи "заменил" в "Герте" отца, выступая за подростковые команды. Когда ему было 15 лет, положение еще больше осложнилось: умер его старший брат Франц, и подросток сам должен был заботиться о пропитании. Очень кстати пришлось то, что его футбольный талант стал к тому времени очевиден для всей округи. Пепи предложили хорошую работу в обувной фирме "Шустек" с прописанным в контракте обязательством играть за ее футбольную команду.
В то время каждое уважающее себя предприятие считало своим долгом иметь команду. Через год, в 1929-м, фирма "Фарбенлутц", которая, как и "Шустек", базировалась в Фаворитене, предложила Йозефу еще более выгодные условия – его мать также взяли на работу.
Почти на каждом матче в качестве наблюдателя присутствовал Роман Шрамзайс, известный во всей Европе защитник из "Рапида". "Я приглянулся ему, и он пригласил меня в юношескую команду "Рапида", – рассказывал Бицан. – Вместе со мной был приглашен и мой друг Фердинанд. Не настолько богатые, чтобы платить за проезд на транспорте, мы прошагали весь путь из Фаворитена до Хюттельдорфа пешком. Мы попали на тренировку команды "Рапида", увидели, насколько талантливы там футболисты, которые даже не состоят на контракте, и откровенно труханули, подумав, что вряд ли нам здесь найдется место. В общем, вернулись в Фаворитен и в ближайшие выходные вышли играть, как обычно, за команду своей фирмы. Шрамзайс опять был тут как тут. Он потребовал от меня объяснений и обещаний, что я снова приду в "Рапид" – прямо в раздевалку. Я сыграл за юношескую команду в тренировочном матче против любителей. Мы выиграли 7:5, и я забил все семь голов, хотя абсолютно не знал партнеров".
В то время было принято градуировать команды таким образом: юношеская, потом любительская, потом резервная и, наконец, профессиональная (в Австрии профессионализм легализовали в 20-х годах). Для каждого уровня существовал свой чемпионат. Бицан очень быстро перескакивал со ступени на ступень. Через неделю после своего появления в "Рапиде" Бицан должен был играть за юношей, но поле раскисло от дождя, и матчи низовых команд отменили из опасения, что к главным дуэлям оно придет в негодность. Пепи уселся на трибуне, но его неожиданно отозвали и попросили сыграть за резервистов. Он сделал дубль, и "Рапид" выиграл 3:1.
После этого он трижды появился в составе любителей, а всю оставшуюся часть сезона 1930/1931 годов провел среди резервистов. Имея пятерку нападения Кирбеш – Кабурек – Бицан – Биндер – Пессер (последние двое тоже стали европейскими звездами), резерв "Рапида" забил феноменальное число мячей – 263. Бицану случалось забивать и по семь, и по девять за матч.
У главной же команды дела, напротив, шли неважно. "Каждый четверг после тренировки тренер Шенекер устраивал разборки, – вспоминает Бицан. – Однажды перед матчем с "Аустрией" он сказал мне: ТКабурек сейчас в такой плохой форме, что ты вряд ли сыграешь хуже".
Итак, 3 сентября 1931 года Бицан впервые сыграл за "Рапид" в команде профессионалов. Шансы "Аустрии" котировались журналистами выше. Они исходили из того, что, с одной стороны, атаку возглавляет знаменитейший Шинделарж, с другой же, – некий дебютант.
Пепи опроверг все прогнозы, отправив сопернику один за другим три мяча. При счете 4:2 в столкновении с Карлом Галлем он сломал руку. "Я сказал об этом Шенекеру. Он потребовал, чтобы я продолжил игру. "Это же невозможно", — говорю ему. – "Меня это не волнует, играй!" После разговора я метров с двадцати забил еще один гол. Мы выиграли 5:3", – рассказывал Бицан.
Он был всесторонне одаренным футболистом: с равным успехом играл на любой из пяти атакующих позиций и голы забивал всеми возможными способами. Но его "коронкой" были сольные проходы. Болельщики требовали их от него, скандируя: "Пепи, соло! Пепи, соло!" Бицан легко убегал от защитников, потому что был самым быстрым футболистом своего времени (а может, и не только своего). Он пробегал стометровку за 10,8 секунды!

РОДСТВЕННИК ТМАЙЗЛЯУ
Хуго Майзль впервые включил Бицана в свою "Вундертим" 29 ноября 1933 года на матч с Шотландией (2:2), где он сыграл правого инсайда между Карлом Цишеком и Шинделаржем. Во второй встрече с Голландией (1:0) состоялся его первый гол за сборную: Бицан использовал разрезающий пас Шинделаржа.
Затем был матч с Италией в Риме, 11 февраля 1934 года, в котором австрийцы добились эффектной победы – 4:2. Центральная, экспериментальная, целиком "рапидовская" тройка нападения, Кабурек – Бицан – Биндер, проявила себя во всем блеске. Но на чемпионат мира из них Майзль взял одного Бицана. Его партнеров он под давлением прессы вынужден был заменить на более именитых, но находившихся в худшей форме – Шинделаржа и Шалля. Итальянцы больше всех были удивлены этим выбором. В полуфинале Мундиаля они, хоть и при большой помощи шведского судьи Эклинда, взяли реванш – 1:0. На счету Бицана в этом матче было попадание в штангу.
После чемпионата в жизни Пепи наступила череда странных историй. "Пражская "Славия" имела в своем президиуме очень богатых, но ничего не смысливших в футболе людей, — рассказывал Бицан. – Они прислали своего представителя в Вену, чтобы тот завербовал для них Биндера. В матче, за которым он наблюдал с трибуны, я забил не то пять, не то еще больше мячей. Видимо, это произвело на него такое сильное впечатление, что когда он вернулся в Прагу и его спросили: "Ну, где твой Биндер?", он ответил: "Какой Биндер, когда у них есть Бицан! Он молод и говорит по-чешски. Вот кого надо покупать!"
Но "Рапид" был категорически против продажи своего игрока, и это осложнило отношения между ним и "Славией". Сам Бицан, в котором взыграла чешская кровь, очень стремился в пражскую команду, но этого можно было добиться только окольными путями. Он договорился с "Адмирой", что поиграет за нее два года с условием, что она потом его свободно отпустит в "Славию". Договор был секретным, и, когда летом 1935 года Бицан перешел в "Адмиру", никто посторонний не знал о его тайной подоплеке. Но Йозефу пришлось перенести девятимесячную дисквалификацию, наложенную на него "Рапидом".
Несмотря на отсутствие клубной игровой практики, Майзль и в этот период брал Бицана в сборную. Отчасти, наверное, из-за родственных чувств. Однажды он огорошил Йозефа: "Знаете, Пепи, мы ведь с вами родственники! Моя жена – родом из Моравии, и ее девичья фамилия – Бицанова". (В женском роде в чешских фамилиях прибавляется окончание ТоваТ. – Прим. ред.)
У них сложились доверительные отношения, и Бицану Майзль позволял больше, чем другим игрокам. В апреле 1936-го, перед матчем с Англией, он позвал его к себе домой. "Такого прежде никогда не случалось, чтобы он приглашал игрока в свой дом, – рассказывал Бицан. — "Я хочу, Пепи, чтобы вы сыграли центрфорварда", – сказал он мне. "А как же герр Шинделарж?" – говорю. "Шинди не будет, вы лучше! Мы должны обыграть Англию!" – "Нет, герр Майзль, я думаю, было бы лучше, если бы я сыграл левого инсайда". Я настаивал на своем и пообещал ему победу, если он примет мой план. В итоге Шинди играл в центре, я – слева, и мы выиграли 2:1. Позднее я признался ему в том, что уйду в "Славию". Он, кстати, болел за этот клуб. Он сказал: "Хорошо, но сыграй за нас в последний раз". В ноябре 1936-го я сыграл свой последний матч за Австрию – против швейцарцев".
Сложности между тем продолжались. Согласно уговору с "Адмирой", Бицан имел право свободно перейти в "Славию" в 1937 году. Но "Адмира" неожиданно стала отказываться от своего слова. "Они просто не хотели терять лучшего игрока, – рассказывал Бицан. – Они подсчитали, что без меня будут иметь с каждой зарубежной товарищеской игры на 15 – 20 тыс. шиллингов меньше".
Тем не менее, в апреле 1937 года Йозефу удалось совершить переход, к которому он так стремился. В "Славии" он сразу получил на руки 150 тыс. крон. На эти деньги можно было купить три дорогих автомобиля. "С деньгами там было все в порядке, – говорил Бицан. – В 1938-м "Славия" обыграла "Ювентус" со счетом 4:0, и я получил за победу премию в 8 тыс. крон. Кроме того, директор одного банка объявил мне, что выплатит по тысяче за каждый мой гол. Поскольку я забил все четыре, мой доход только с этого матча составил 12 тыс. крон. Высокооплачиваемый рабочий получал тогда 800 крон в месяц".
Дело осложнялось бумажной волокитой. Бицан подал прошение о чешском гражданстве, но оно рассматривалось безумно долго. К чемпионату мира 1938 года он не успел стать чехом, что было очень обидно, поскольку он находился в прекрасной форме и наверняка бы блеснул во Франции. "В Германии или Италии процесс натурализации занимал считанные дни. У нас же чиновники были так далеки от футбола, что тянули его многие месяцы. Я получил паспорт только через две недели после чемпионата", – вспоминал Бицан.


БЕЛЬМО НА ГЛАЗУ
У КОММУНИСТОВ
Он дебютировал в сборной Чехословакии 7 августа 1938 года тремя голами в ворота Швеции. Но уже в ходе сезона 1938/1939 годов Чехословакия перестала существовать, поскольку Германия оккупировала чешскую часть страны и объявила ее "протекторатом Богемия и Моравия" третьего рейха.
Первенство Чехии (под новым названием) продолжало разыгрываться и в годы войны, хотя "Славия" и другие команды не имели уже возможности выступать за рубежом.
На протяжении всей войны Бицан играл в футбол, неизменно становясь лучшим бомбардиром лиги. Попутно он выполнял обязанности служащего на сталелитейном предприятии. Он не призывался на фронт, что наверняка произошло бы с ним, останься он в Австрии.
Наибольшим злом в жизни Бицана оказался коммунистический режим, пришедший к власти в восстановленной Чехословакии в 1948 году. Коммунисты отняли у него самого, его супруги Ярмилы, на которой он женился в 1943 году, и ее богатых родителей все имущество – дома, фабрику, гостиницу. В общей сложности на сумму 50 миллионов крон. Вдобавок и самого Йозефа выгнали из "Славии", которая была превращена в полицейскую команду и была переименована в "Динамо".
Как в далеком детстве, Бицан вновь оказался в полной нищете. Правда, уже с именем и огромным авторитетом в народе. Бывший защитник сборной Чехословакии Ладислав Женишек протянул ему руку помощи. Он тренировал команду предприятия в Витковице, которая играла во втором дивизионе и мечтала выйти в первый. С помощью Бицана, который забил 76 (!) голов в 22-х матчах, эта цель была быстро достигнута.
В 1952 году Бицану пришло предписание освободить квартиру в Праге, в которой он не жил. Затем власти согласились ее ему сохранить, но при условии, что он будет в ней постоянно проживать. Поскольку Витковице находился довольно далеко от Праги, Бицан был вынужден расстаться с командой Женишека и перейти в команду "Спартак" из расположенного ближе к столице Градец-Кралове.
Еще через год 39-летний Бицан неожиданно вновь оказался в своем бывшем клубе. Дело в том, что армейская команда "Дукла" за одну ночь увела у "Динамо" трех лучших игроков, призвав их в армию. Это подорвало силы экс-"Славии", поставило ее на грань вылета, и она пошла на поклон к "монстру", который, конечно же, ее спас. На протяжении двух последующих лет Бицан выполнял в "Динамо" роль играющего тренера. В последнем официальном матче против либерецкой "Искры" (7:2) почти 42-летний Бицан сделал покер – точно так же, как четверть века назад в первом матче своей карьеры! Он бы играл и дальше, если бы не еще одно дурацкое постановление коммунистов, запретивших тренерам выходить на поле.
Бицан возглавлял "Динамо" до 1956 года, потом "Слован" Либерец (1956 – 1957 гг.), "Спартак" Брно (1957 – 1958 гг.), "Баник" Пршибрам (1958 – 1959 гг.), "Кладно" (1959 – 1960 гг.), "Спартак" Градец-Кралове (1960 г.) и бельгийский "Тонгерен" (1969 – 1972 гг.), поднятый им за два года на два дивизиона. Некоторые из перечисленных чешских команд также поднимались под его руководством.
В Кладно произошел такой случай. Бицан не хотел идти на первомайскую демонстрацию, но уступил просьбам жены, напугавшей его возможными неприятностями. Люди, скандировавшие дежурные лозунги типа "Да здравствует генеральный секретарь нашей партии!", завидев его, вдруг заорали "Да здравствует Бицан! Да здравствует Бицан!" А потом стали собирать подписи за то, чтобы улица, прилегающая к стадиону, была переименована в его честь. Местные власти, испугавшиеся его популярности, предписали ему удалиться из города.
В австрийской лиге Бицан забил 71 гол в 75-ти матчах, в чехословацкой – 206 в 151-м (не считая второго дивизиона), в чемпионате протектората Богемия и Моравия – 241 в 115-ти. В итоге получается 518 голов в 341-ом матче. В среднем – 1,52 за матч! Только у одного футболиста в мировой истории – португальца Пейротеу – этот показатель был выше (1,68).
Бицан не считается мировым рекордсменом по голам, забитым в первых дивизионах, таковым считается Ференц Пушкаш, у которого их 511. Дело в том, что МФИСФ приняла довольно спорное решение – не учитывать на равных основаниях с остальными голы, забитые в чемпионатах стран, оккупированных или колонизированных.
Бицан – это талантище, футболист, явно недополучивший свой кусок славы, вариант нашего Стрельцова. Поэтому стоило восстановить историческую справедливость и рассказать о нем поподробнее.
По материалам статьи Игоря Гольдеса,
"Советский Спорт"

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте