A+ A A-

Психиатр и психолог Альфред Адлер

В этой статье мы расскажем об Альфреде Адлере (Alfred Adler) – австрийском психиатре и психологе, одном из основоположников современной психотерапии. Он известен нашим соотечественникам не так хорошо, как, скажем, его старший коллега Зигмунд Фрейд, а между тем Адлер также является основателем собственной школы, одной из наиболее влиятельных в западной науке, – так называемой "школы индивидуальной психологии". Хотя он родился в Австрии и большую часть жизни провел именно там, его научные подходы особенно активно были подхвачены в США, где до сих пор существуют институт и клиника его имени, а также издается научный журнал, придерживающийся адлеровских концепций. Это обстоятельство можно объяснить основным принципом теории Адлера – с ее здравым смыслом, социальной целесообразностью и выделением стремления к власти как главной обуславливающей жизненный путь человека силы.
Альфред Адлер родился в предместье Вены 7 февраля 1870 года в семье еврейского купца среднего достатка. Его отец, Леопольд Адлер, в молодости приехал в Вену из Бургенланда и стал торговцем зерном. Альфред был вторым из шести детей этого большого небогатого семейства.
Хотя в детстве Альфред болел многими серьезными болезнями, в том числе рахитом, он упорно боролся против своих физических слабостей. Мальчик любил играть на улице с соседскими детьми и был известен в округе. С этим детским опытом, по-видимому, связаны такие аспекты теории Адлера, как подчеркивание важности общественного интереса и идея компенсации органической неполноценности.
Ребенком он несколько раз близко сталкивался со смертью. Его младший брат умер в их общей постели, когда Альфреду было три года. Позже он сам дважды был на волосок от смерти во время уличных происшествий. В пять лет Альфред заболел тяжелейшим воспалением легких, так, что семейный доктор считал этот случай безнадежным; но его спас другой врач. Выздоровев, мальчик тоже решил стать врачом.
В восемнадцать лет он поступил в Венский университет, чтобы изучать медицину, и в 1895 году получил ученую степень. Он открыл частную практику, сначала в области офтальмологии, потом – общей медицины. Благодаря растущему интересу молодого врача к нервной системе, ее функционированию и адаптации, его занятия постепенно переместились в область неврологии и психиатрии.
После окончания Венского университета Адлер примкнул к социал-демократическому движению и активно участвовал в нем, проповедуя идею равенства всех людей, независимо от расы, религии, пола и т.д. На одном из митингов он познакомился с приехавшей из России Раисой Тимофеевной Эпштейн, которая несколько позже стала его женой.
В 1898 году Адлер опубликовал свою первую работу – "Учебник здоровья для портных", где говорилось об этой вредной для здоровья профессии и предлагались меры по улучшению условий труда. Главная идея этой работы – человека следует рассматривать не изолированно, а во взаимодействии с окружающей средой – свидетельствует о том, что уже в молодости Адлер придерживался одного из основных принципов "индивидуальной психологии".
С 1900 года Адлер занимался психиатрическими проблемами общей медицины. Он был одним из первых, кого заинтересовала книга Зигмунда Фрейда "Толкование сновидений". В 1901 году Адлер опубликовал положительную рецензию на нее в одной из венских ежедневных газет, после чего Фрейд прислал автору приглашение на еженедельное собрание дискуссионного кружка, где обсуждались новые подходы в изучении психических заболеваний. Поначалу Адлер колебался, поскольку интересовался другой проблемой, а именно – влиянием физических ограничений на развитие личности. Однако после заверений Фрейда, что в его кружке обсуждаются самые различные темы, принял приглашение.
В 1902 году, в возрасте 32-х лет, Адлер вступил в кружок психоаналитиков, в котором кроме Зигмунда Фрейда состояли Вильгельм Штекель, Макс Кагане и Рудольф Рейтлер. Группа стала известна под названием "Психоаналитические научные среды", а позже – как ТВенское психоаналитическое обществоУ.
В 1907 году Адлер опубликовал книгу "Исследование неполноценности органов". Он никогда не соглашался с мнением Фрейда о том, что причина психической болезни кроется в сексуальной травме раннего детства; он оспаривал и его метод интерпретации сновидений. Каждый из этих ученых старался привлечь другого к собственной области исследований. Расхождения между ними приобрели более выраженный характер после публикации этой книги. Тем не менее, в 1910 году Адлер стал президентом Венского психоаналитического общества.
К 1911 году теоретические расхождения стали неприемлемыми для Фрейда и многих других членов общества. Адлер отказался от президентства и вместе с восемью единомышленниками (Фрейд назвал их Тбандой АдлераУ) разорвал отношения с кружком Фрейда. Для начала он назвал свою "банду" "Обществом свободных психоаналитических исследований".
С 1912 года Адлер применял термин "индивидуальная психология". В том же году была опубликована работа "О нервном характере", где обобщались его основные идеи. Книга была отвергнута коллегией венских профессоров, возглавляемой Юлиусом Вагнер-Яуреггом, который настаивал на том, что этот труд относится к философии, а не к медицине. В такой реакции официальной психиатрии на новые психологические концепции не было ничего удивительного. Поскольку Адлеру было запрещено преподавать на медицинском факультете, он читал лекции во многих учреждениях высшего образования для взрослых. Одна из его книг, "Человекознание", представляет собой компиляцию содержания этих лекций, воссозданную по записям одного из слушателей.
Почему любимый ученик Зигмунда Фрейда первым порвал со своим учителем?
Фрейд смотрел на человека как на биологический автомат, управляемый сформировавшимися в течение многовековой эволюции импульсами и инстинктами. Он придавал первостепенное значение всему, что связано с сексом. Фрейд пришел к выводу, что невротическая тревога – результат неудовлетворенных сексуальных желаний.
Адлер понял, что психоанализ может существовать без Тсексуальной подкладкиУ, которую ему упорно навязывал его создатель и которая многих отталкивала. Не то чтобы без секса можно совсем обойтись, но его следует поставить на соответствующее ему более скромное место.
Перед Адлером стояла иная задача, чем перед его учителем. Демонстративное одобрение его работ Фрейдом могло восприниматься как похвала за то, что он следует по чужим стопам. Адлеру необходимо было самоутвердиться, иметь собственную школу и своих последователей. Вероятно, конфликт с Фрейдом в значительной степени основывался на комплексе неполноценности. Он и лег в основу учения Адлера, из которого впоследствии вырос "неопсихоанализ".
В детстве Адлер старался преодолеть свою болезненность и во всем превзойти своего старшего брата. (Возможно, для взаимоотношений Адлера и Фрейда имело значение то, что брата Адлера, как и Фрейда, звали Зигмундом.) По Адлеру, преодоление беспомощности и незащищенности играет огромную роль в жизни как отдельного человека, так и целых народов и всего человечества. Когда-то люди жили в страхе перед стихийными бедствиями и хищными животными. Для того чтобы выйти из положения униженности, человечество создало технику, науку, культуру. Их главное назначение – компенсация за человеческую слабость.
Адлер видел в пациенте не носителя ряда болезней, а прежде всего личность, целостности которой что-то угрожает. Все желания, представления, воспоминания, сны человека отражают возникший в результате взаимодействия с окружающим миром "жизненный стиль", который иногда оберегается тщательнее, чем сама жизнь.
Тревога, по Адлеру, – выражение комплекса неполноценности, возникающего, когда человек чувствует неспособность установить нормальные отношения с другими людьми.
Чем больше страдает человек от комплекса неполноценности, тем ярче разгораются в нем фантазии, в которых он играет роль удачливого и предприимчивого индивидуума. Чем сильнее внутренняя тревога, тем сильнее потребность невротика доказать свое превосходство над другими людьми. Чувство общности с людьми человек испытывает, когда здоров. Невротик его теряет. У него растут отчуждение, агрессивность, садомазохистское стремление мучить других людей и самому страдать от их несправедливости.
В 1912 году Адлер основал "Журнал индивидуальной психологии" ("Zeitschrift fЯr Individualpsychologie"), но его издание было прервано Первой мировой войной. В течение двух лет Адлер служил военным врачом на русском фронте, а вернувшись в 1916 году в Вену, возглавил военный госпиталь.
Адлер, сердечный, общительный, остроумный человек, умел найти подход к своим пациентам. Его теории, в отличие от фрейдовских, никого не шокировали. В то время, когда Адлер вышел с пересмотром психоанализа, среди педагогов как раз пробуждался интерес к психологии. Требовались понятные современные руководства. Книги Адлера быстро приобрели популярность, а его идеи нашли многочисленных сторонников, как среди ученых, так и в широкой публике.
В 1919 году при поддержке австрийского правительства Адлер организовал первую детскую реабилитационную клинику. Через несколько лет в Вене было уже около тридцати таких клиник, в которых работали ученики Адлера. Персонал каждой клиники состоял из врача, психолога и социального работника. Деятельность Адлера получила международную известность. Детские реабилитационные клиники появились в Германии, Голландии, несколько позже – в США (где они продолжают функционировать в Нью-Йорке, Чикаго и Лос-Анджелесе).
В 1922 году "Журнал индивидуальной психологии" возродился под названием "Международный журнал индивидуальной психологии". В 1938 – 1946 годах его публикация приостановилась, а затем была возобновлена в 1946 – 1948 годах в Вене. С 1935 года под редакцией Адлера начал выходить журнал на английском языке (с 1957 года носит название "Journal of Individual Psychology").
В 1926 году австрийский ученый получил приглашение занять должность профессора Колумбийского университета в Нью-Йорке. В 1928 году Адлер читал лекции в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке. Отныне он проводил в Вене только летние месяцы, продолжая преподавательскую деятельность и лечение пациентов.
С приходом к власти нацистов последователи Адлера в Германии подверглись преследованиям и были вынуждены эмигрировать. В связи с усилением нацизма, в 1932 году Адлер окончательно покинул Вену, обосновался в США, где он возглавил кафедру психологии в Лонг-Айлендском медицинском колледже.
В 1934 году в Австрии были закрыты все детские реабилитационные клиники. Первая и наиболее известная экспериментальная школа, преподавание в которой осуществлялось согласно принципам индивидуальной психологии, основанная в 1931 году О. Шпилем и Ф. Бирнбаумом, была закрыта после аншлюса Австрии в 1938 году. (Школа вновь открылась в 1946 году.)
Адлер опубликовал множество статей и монографий, активно занимался лекционной деятельностью во многих высших учебных заведениях США и Европы. В последней своей поездке он побывал в Голландии, Франции, Англии и Шотландии. После лекции в Голландии, в апреле 1937 года, он, вероятно, перенес сердечный приступ, однако ограничился непродолжительным отдыхом в отеле и не упомянул о случившемся в письмах родным и друзьям. Месяцем позже, 28 мая 1937 года, приехав в Абердин (Шотландия) для чтения серии лекций, Адлер, в возрасте 67-ми лет, неожиданно скончался от обширного инфаркта.
"Меланхолия, – говорит Адлер в книге "Что для вас должна значить жизнь", – подобна затаенному гневу и упреку, направленным против окружающих, хотя пациент, ради того чтобы обеспечить себе уход, симпатию и поддержку, представляется только подавленным своей собственной виной. Первые воспоминания пациента выглядят примерно так: "Я помню, что мне хотелось лечь на кушетку, но на ней лежал мой брат. Я поднял такой крик, что ему пришлось встать с нее".
Меланхолики часто бывают склонны к тому, чтобы отомстить за себя, покончив собой, и первое, о чем должен позаботиться врач, – это не дать им повода для самоубийства. Лично я пытаюсь ослабить общую напряженность, предлагая им как главное правило при лечении: "Никогда не делайте того, чего вам не хочется". Это выглядит очень скромно, но я считаю, что это затрагивает суть всей проблемы. Если меланхолик имеет возможность делать все, что ему хочется, то кого же он может обвинять? За что он должен мстить? "Если вам хочется пойти в театр, – говорю я ему, – или поехать отдохнуть, так и поступайте. Если же по пути вы почувствуете, что вам расхотелось, то не делайте этого". Это самое лучшее положение, в котором кто-нибудь мог бы оказаться. Это дает удовлетворение стремлению пациента к превосходству. Он подобен Богу и может делать все, что ему угодно. С другой стороны, это не очень легко вписывается в его стиль жизни. Он хочет доминировать и обвинять других, а если они согласны с ним, то нет возможности над ними доминировать. Это правило является большим подспорьем, и среди моих пациентов не было ни одного случая самоубийства.
Обычно пациент отвечает: "Но мне ничего не хочется делать". Я уже подготовился к этому ответу, потому что слышал его много раз. "Тогда не делайте ничего, что вам не нравится", – говорю я. Иногда, однако пациент отвечает: "Мне бы хотелось весь день пролежать в постели". Я знаю, что если я разрешу, то ему уже не захочется это делать. Я знаю, что если я воспрепятствую, то он устроит скандал. Я всегда соглашаюсь.
Это одно правило. Другое действует на их стиль жизни более непосредственно. Я говорю им: "Вы можете вылечиться за четырнадцать дней, если будете следовать этому рецепту. Старайтесь думать каждый день о том, как вы можете кому-нибудь сделать приятное". Вот что это для них значит. Они заняты мыслью: "Как досадить кому-нибудь". Ответы очень интересны. Некоторые говорят: "Это для меня будет очень легко. Я это делаю всю свою жизнь". Они никогда этого не делали. Я прошу их подумать об этом еще раз. Они не думают об этом еще раз. Я говорю им: "Когда вы не в состоянии уснуть, используйте все это время на размышления о том, как сделать кому-нибудь приятное, и это явится большим шагом к улучшению вашего здоровья". На следующий день я их спрашиваю при встрече: "Думали ли вы о том, что я вам посоветовал?" Они отвечают: "Вчера вечером я сразу уснул, как только лег в постель". Все это должно делаться, разумеется, ненавязчиво, дружелюбно, без намека на превосходство.
Другие станут отвечать: "Я никогда не смогу это сделать. Я так обеспокоен". Я им говорю: "Не переставайте беспокоиться; но одновременно вы можете подумать и о других". Я всегда хочу пробудить у них интерес к ближним. Многие говорят: "Почему я должен делать приятное другим? Другие ведь не стараются сделать приятное мне". "Вы должны думать о своем здоровье, – отвечаю я. – Другие будут страдать потом". Чрезвычайно редко я встречал такого пациента, который бы сказал: "Я подумал о том, что вы советовали". Все мои усилия направлены на то, чтобы увеличить социальную заинтересованность пациента. Я знаю, что подлинная причина его болезни – это отсутствие сотрудничества с его стороны, и я хочу, чтобы и он это увидел. Как только он оказывается в состоянии контактировать со своими ближними на основе равенства и сотрудничества, он излечен... Важнейшей обязанностью, возлагаемой религией, всегда было требование: "Возлюби ближнего своего..." Именно человек, не проявляющий интереса к своему ближнему, испытывает величайшие трудности в жизни и наносит величайший ущерб другим. Именно среди таких личностей формируются все неудачники. Все наши требования к человеку и величайшая похвала, которую мы можем ему воздать, заключаются в следующем: он должен уметь трудиться совместно с другими людьми, быть дружески расположенным ко всем людям и быть надежным спутником в любви и браке".Основные
работы Альфреда Адлера:
ҐПрактика и теория индивидуальной психологии (Praxis und Theorie der Indi-vidualpsychologie, 1920);
ҐПроблемы человеческой природы (Problems of Human Nature, 1929);
ҐНаука жизни (The Science of Living, 1929);
ҐСтиль жизни (The Pattern of Life, 1930);
ҐСоциальные интересы: вызов человечеству (Social Interest: A Challenge to Mankind, 1938);
ҐПревосходство и социальные интересы (Superiority and Social Interest, 1964).
По материалам энциклопедий

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте