A+ A A-

Джо Завинуле (Joe Zawinul) – всемирно известный джазовый музыкант

Сегодня мы расскажем о Джо Завинуле (Joe Zawinul) – всемирно известном джазовом музыканте, талантливо и умело соединяющем разные культуры и музыкальные влияния.

ТДжо был неотъемлемой частью развития джаза, когда тот отошел от акустических, прямолинейных художественных форм. Если бы вы исключили Завинула из истории музыки, она пошла бы совсем другим путем. Его вклад невозможно переоценитьУ, – говорил басист Gerald Veasley, который играл с Завинулом в период между 1988 и 1992 годами.
Завинул внес заметный вклад в использование синтезаторов во всех музыкальных формах. Он один из немногих музыкантов, у кого есть собственный "синтезаторный" голос. Когда он играет, его узнают сразу. Потому что за его блестящей техникой проглядывает артистичность. Его музыка кажется более органичной, чем у других. Завинул использует очень сложные аранжировки, и, когда слушаешь его музыку, кажется, что присутствуешь при моменте ее создания.
ТЗа что я уважаю Джо, так это за то, что он ни разу не сделал ни одной халтурной, сугубо коммерческой записи, просто ради денег; Джо делает то, что хочет делать. Он не думает о том, чтобы постараться завоевать большую аудиторию. Он просто играет музыку – и не идет ни на какие компромиссы.
Жестокая преданность Завинула своей работе смягчается более веселой и игривой стороной его натуры. Он один из самых жизнерадостных людей. У него легкий характер, он любит спорт, карточные игры и отличное пойло – Slivovitz. У него очень юная душа, но при этом он – проницательный и мудрый стариканУ.
Джазовая легенда Джо Завинул, а тогда Йозеф Эрих Завинул, родился в Вене 7 июля 1932 года. Его детство прошло в деревушке Кирхбах – среди Венского леса, окружавшего австрийскую столицу. В жилах музыканта течет смешанная чешско-венгерско-цыганская кровь, а его родной культурой была культура блестящей Вены, хотя и придавленная годами нацизма, Второй мировой войной и последовавшей оккупацией Австрии. Он не боится смерти: ТВозможно, причина в том, что я рос в такой среде, где каждый день рисковал жизнью на протяжении многих лет. Бомбежки день и ночь, настоящая война в вашей стране – это совсем не то же самое, что война в тысяче миль от вашего дома. Война была прямо в моем доме. Ребенок одиннадцати-двенадцати лет в Америке играет с резиновой уткой, а я хоронил людей – мертвых солдат, и не только солдат. Когда мне было 12, я воровал лошадей от русских фургонов и убивал их на мясо. Я пахал поле на волах. Такая была жизнь. Дети тогда были взрослымиУ.
Он до сих пор очень гордится своей родиной и в разговоре защищает Австрию даже тогда, когда на нее никто не нападает. Если его кто-нибудь в шутку называет словечком «краут» (капуста – так англоязычные дразнят немцев), он сначала обижается, потом смеется и говорит: «Нет, я не краут, я из Австрии, я – шницель». Первым инструментом юного Завинула, которого тогда называли просто Пепе (так австрийцы сокращают имя Йозеф), был аккордеон. (Кстати, духовой синтезатор собственной конструкции он впоследствии так и назвал – «Пепе», по своему детскому прозвищу.) Инструмент ему подарили на шестой день рождения, и он год подбирал народные мелодии на слух. Над этим аккордеоном он умудрился проделать свой первый звуковой эксперимент. Музыкант вспоминает: ТЯ взял кусок зеленого сукна, вроде того, каким покрывают бильярдные столы, и наклеил его на язычки аккордеона. Получился гнусавый звук, и именно этот звук я использовал 25 лет спустя в пьесе «Black Market»У. Потом родители отдали способного мальчика в музыкальную школу при Венской консерватории. Фортепиано дома не было, и впервые он получил возможность ежедневно играть на этом инструменте в 1944 году – тогда его вместе с другими учениками вывезли из Вены (город сильно бомбили) в Чехию. Там, в старинном сельском доме, где разместили эвакуированных, был рояль.
Вернувшись в Вену после войны, Йозеф заинтересовался джазом. В двадцать лет он уже играл с лучшим австрийским саксофонистом Хансом Кольнером, а позже переиграл едва ли не со всеми австрийскими джазменами.
В 27-летнем возрасте Завинул выиграл конкурс и стипендию в бостонской Школе музыки и уехал учиться в США. Он до сих пор считает Америку приключением, а Вену – своим сердцем; в довоенном же венском районе Эрдберг осталась его душа. Там мальчишкой он играл со своим школьным товарищем – ныне покойным Томасом Клестилем, бывшим президентом Австрии.
В Бостоне молодому австрийцу сразу повезло: через неделю занятий он уже играл в оркестре трубача Мэйнарда Фергюсона, потом полтора года аккомпанировал певице Дайне Вошингтон. В 1961 году он начал работать в ансамбле альт-саксофониста Джулиана Эддерли, с которым Джо сотрудничал девять с половиной лет. Он был не только участником ансамбля – множество его пьес Эддерли постоянно исполнял. Именно Завинул написал тему «Mercy Mercy Mercy», добравшуюся в 1967 году до 11-го места – причем не в джазовых, а в поп-хит-парадах! Эта тема дала название альбому Эддерли, в том же году награжденному "Грэмми". Завинул часто вспоминает об этих годах, о дружном и мощном коллективе, почти семье.
Далее Джо Завинул принимал участие в записи джаз-роковых альбомов известного музыканта Майлза Дэвиса, но не остался с ним: «Мне надоело быть сайдменом (sideman – музыкант на вторых ролях). Я хотел играть свою музыку и играть ее так, как хочу».
Клавишник Джо Завинул, тенор-саксофонист Уэйн Шортер и чешский басист Мирослав Витус создали свой, ставший популярным джаз-роковый коллектив Weather report. В разные годы в его состав входили самые передовые инструменталисты своего времени. Журнал "Down Beat" на протяжении всех пятнадцати лет существования Weather report неизменно объявлял его «Группой года», а Джо Завинул в течение десятилетий возглавлял список лучших клавишников, по опросам и критиков "Down Beat", и его читателей. Его называли единственным мастером синтезатора, обладавшим своим собственным, легко узнаваемым звуком.
В 1985-м группа распалась, и два года спустя Джо Завинул собрал первый Zawinul Syndicate. Здесь он предстал в новом качестве. Этот ансамбль отражает интерес своего лидера к музыкальным культурам всего мира и состоит из талантливых музыкантов. Завинул говорит: ТЕсли у меня сочиняется какая-то музыка, мне нужны правильные интерпретаторы, чтобы она зазвучала. Это и есть предпосылка – найти людей, чтобы можно было правильно выразить музыку. Иногда у вас просто нет возможности привлечь лучших музыкантов, но у меня всегда были лучшие музыканты, хотя иногда я не могу собрать их всех в одно время в одном местеУ.
Есть у Джо и еще одно пристрастие: академическая музыка – недаром он получил консерваторское образование. Он часто выступает в Европе вместе со своим земляком, пианистом Фридрихом Гульда, исполняя главным образом музыку Гайдна. Более того, он попробовал себя и в качестве академического композитора – его семичастная симфоническая работа «Stories of the Danube» ("Рассказы о Дунае") неоднократно исполнялась в Европе, Америке и Японии. В ней Завинул исследует венгерские, чешские и турецкие корни австрийской музыки. Альбом представляет собой слуховое путешествие через драму и потрясения, связанные с рекой Дунай и странами, через которые она течет. Это также пронзительное отражение борьбы, которую наблюдал Завинул в детстве, омраченном Второй мировой.
"Stories of the Danube" – его первая оркестровая запись. Обычно такие проекты очень дороги. Завинулу посчастливилось встретить Карла Гербела, который был дирижером в Bruckner-haus в Линце и организовал его запись с симфоническим оркестром.
Завинул много путешествует, выступает в разных частях света, перед людьми разных национальностей и разного цвета кожи. Его произведения впитывают в себя самые разнообразные культуры. ТЯ всегда верил, что мир един – даже когда я был ребенком и шла война, несмотря на то, что творилось вокруг, я всегда верил в единое человечество всего мира. Я говорю обо всех людях. Я воспитывался в духе идей о множестве племен. Я верю, что люди любой нации – прекрасны. Я побывал в разных частях света, и я уверен, что все эти люди – мои людиТ.
Не далее как 15 мая Джо Завинул выступал на праздновании 50-летней годовщины Государственного договора на родине – в венском Бельведере, где в концерте на открытом воздухе его смогли увидеть и услышать его замечательную музыку многие сотни людей. Клавишник и композитор был одет по-простому, и любители джаза сразу узнали его большие, солидные, цвета соли с перцем усы. Несмотря на свои почти 73 года играл он с большим энтузиазмом. Вспомнились его слова: ТМне просто нравится играть. Это благословение Божье – быть одаренным, иметь возможность выйти на сцену и принести в мир нечто хорошее. Мне кажется, я расту как музыкант, мне не нравится думать о том, как много я сделал вчера, мне нравится расти и создавать новоеУ.
Импровизация не рождается разумом – она подсознательна. Завинул – пример творческого долголетия, хорошей формы, вкуса и изобретательности.
Кирилл Погодин

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте