Гвидо фон Лист

Гвидо фон Лист был первым популярным автором, соединившим народническую (volkisch) идеологию с оккультизмом и теософией. Он также оказался выдающейся фигурой среди volkisch-публицистов в Германии перед 1914 годом. Уроженец Вены, столицы Габсбургской Австрии, которая на рубеже веков оказалась в стороне от магистралей немецкого национального развития, Лист стал заметной фигурой на восточной окраине немецкого мира. В своих книгах и лекциях Лист предлагал истинным германцам отыскивать в ландшафтах Родины, ее фольклоре и археологии сохранившиеся следы арийско-германского государства. Он занимался каббалистикой и астрологией и претендовал на звание последнего из арманистских магов, тех, что имели власть в старом арийском мире.

Гвидо Карл Антон Лист родился 5 октября 1848 года в семье преуспевающего торговца. Его мать и отец принадлежали к торговым семьям, жившим в столице по меньшей мере на протяжении двух поколений. Прадедушка содержал гостиницу, дедушка был трактирщиком и виноторговцем. Мария Лист, мать Гвидо, была дочерью торговца недвижимостью Франца Антона Киллиана, который в антироялистскую революцию 1848 года командовал Первой Венской Гражданской Обороной. Его отец, Карл Антон Лист, продавал изделия из кожи.
Гвидо рос в районе старого Дунайского канала. Биографы утверждают, что у Листа было счастливое детство и надежный дом. Родители любили водить детей на прогулки по окрестностям столицы, и эти экскурсии пробудили страсть Листа к природе и сельскому пейзажу. В нем обнаружились и артистические наклонности, свои чувства он часто выражал пером и красками. Поощряя его усилия, отец давал ему уроки живописи и рисунка. Сохранились заметки Листа, датированные 1863 годом, и рисунки замков, пейзажи Нижней Австрии и Моравии.
Семья Листа, подобно многим австрийским семьям, была католической, и Лист в должное время принял крещение в храме Святого Петра в Вене. Как-то отец взял мальчика в катакомбы, расположенные под собором Св. Стефана. Темнота и низкие своды произвели на Гвидо сильное впечатление. Позже он рассказывал, что, преклонив колено перед разрушенным алтарем в подземной часовне, он поклялся, когда вырастет, создать храм языческому божеству Вотану, чью усыпальницу увидел в лабиринте.
Юноша мечтал стать историком, который сможет читать прошлое по фольклору и пейзажам. Это желание привело его к конфликту с отцом, поскольку тот намеревался использовать старшего сына в качестве помощника в торговых делах. Все свое свободное время Гвидо посвящал пешим прогулкам и верховой езде по окрестностям города, при этом делал зарисовки, записывал впечатления. Загородные прогулки обострили интерес Листа к альпинизму и гребле. Хорошо владея тем и другим видами спорта, он стал основным спортсменом Венского гребного клуба и в 1871 году секретарем Австрийской Альпийской Ассоциации. Знаменательно, что его первая публикация появилась в ежегоднике этой организации.
Сохранившиеся описания коллективных путешествий рассказывают о его причудах и приключениях, которые всегда сопровождались ритуалами, что создало Листу репутацию мистика. Примером такого ритуала может служить его встреча летнего солнцестояния в полном одиночестве в шторм на вершине горы Гейзельберг. 24 июня 1875 года он убедил четырех друзей сесть за весла и по Дунайскому каналу доплыть до развалин римского города Карнунтум. Для его друзей это было просто приятное времяпрепровождение; для Листа, погруженного в мечты, это была 1500-я годовщина победы германцев над римлянами, которую он праздновал огнем и захоронением восьми винных бутылок в форме свастики под аркой Языческих ворот.
Одновременно с влечением к природе Лист испытывал неприязнь к миру улиц, магазинов и заводов: «Нужно бежать из тех мест, где пульсирует жизнь, искать уединенные островки, которых не коснулась человеческая рука, чтобы поднять магический покров природы».
После смерти отца Листу пришлось самому зарабатывать на жизнь. Совершенно не приспособленный к коммерции, он скоро устал от бизнеса. Следующее десятилетие он вспоминал как время тяжких испытаний: его молодая семья вела весьма скромное существование на небольшие собственные средства и скудные доходы от журналистской деятельности Листа.
В 1877 – 1887 годах он опубликовал множество статей об австрийской деревне и привычках ее обитателей в газетах "Heimat", "Deutsche Zeitung", "Neue Welt", хорошо известных своими националистическими чувствами. Его описания местности сопровождались языческими интерпретациями местных названий, обычаев и народных легенд. Альпы и Дунай, по его представлениям, имели лицо, здесь жили духи тевтонских мифов и фольклора. Эти первые статьи отличались от юношеских набросков своим отчетливо националистическим духом.
Все эти годы Лист, воодушевленный памятной летней вечеринкой, посвященной солнцестоянию, работал над своим первым большим романом «Карнунтум» (издан в двух томах в 1888 году). Писатель всматривался в далекое прошлое Карнунтума, для него самого это название несло волнующую ауру старой германской доблести, напоминающей о событии, выведшем древних германцев на арену мировой истории. Эта правдоподобная история была вдвойне привлекательна для немецких националистов Австрии. Во-первых, Лист поместил австрийские племена в авангард победы над Римом. Во-вторых, его повествование предполагало, что родовые племена доримской Австрии и постримских варварских королевств неизменно населяли его родную землю.
«Карнунтум» помог Листу приобрести известность в австрийском движении пангерманизма. Он был связан с ярыми поборниками антисемитизма и национализма Габсбургской империи и печатался в националистических газетах. Его постоянными темами были геральдическая символика и народные обычаи, касающиеся крещения, свадеб, похорон.
Журналистика не была единственным средством, каким Лист поддерживал пангерманизм – он был известен также как лектор (читал лекции о служителях культа Вотана, считая эту вымершую форму веры национальной религией тевтонов) и как автор пьес. Он сотрудничал с «Союзом немцев», который на фестивальном вечере показал премьеру мифологической пьесы Листа «Вала пробуждается». Фестиваль предназначался исключительно для националистов, и на входных билетах было написано: «для евреев недействителен».
Успех «Карнунтума» ожидал и два других исторических романа о германских племенах: «Возвращение юного Дитриха» (1894 г.) – история молодого тевтонца, в V веке насильно обращенного в христианство, и его счастливое возвращение к первоначальной религии огнепоклонников, а также роман «Пипара» (1895 г.) – двухтомное повествование о поразительной карьере девушки племени Квади из Эбуродунума (Брно), которая прошла путь от римской пленницы до императрицы. Пангерманисты были единодушны в своей восторженной оценке произведений Листа.
Поиски древней религии страны привели Листа к языческой вере, что нашло подтверждение в его катехизисе "Непобедимый" (1898 г.). 6 января 1898 его посетил старый католический епископ Богемии Ниттель фон Варнсдорф и тепло поздравил с "введением новой эпохи в истории религии".
В августе 1899 года Лист вторично женился – на Анне Виттек из Богемии; венчание состоялось в евангелической (протестантской) церкви. Лютеранство его жены отражало духовные колебания многих австрийских пангерманистов, которые стремились отличить себя от окружавших их чехов и славян особой, прусской системой ценностей.
Анна Виттек была актрисой, играла Валу на фестивале 1894 года и участвовала в драматических чтениях поэзии Листа. Писатель нашел в ней источник вдохновения и страстную толковательницу образов национального прошлого.
После женитьбы Лист посвятил себя драме. Любопытным результатом обращения к сцене как способу распространения его идей стал программный памфлет ТРеконструкция КарнунтумаУ (1900 г.). Здесь Лист писал о том, что восстановление римского амфитеатра с ареной под открытым небом позволяет включать в сценарий бои с драконами, парусные гонки, состязания бардов и Thinge (ежегодные немецкие ассамблеи), что могло бы облегчить понимание символов культа Вотана широкой публике.
К концу века Лист достиг значительного успеха как автор, его творчество целиком сосредотачивалось на героическом прошлом и религиозной мифологии родной страны.
В 1902 году Лист перенес операцию по удалению катаракты и ничего не видел на протяжении одиннадцати месяцев. Все это долгое время вынужденного безделья он предавался размышлениям о происхождении рун и языка. В апреле 1903 года Лист отправил манускрипт об арийском протоязыке в Имперскую Академию Наук в Вене. Этот документ содержал идею грандиозной псевдонауки, объединяющей немецкую лингвистику и символогию: первая его попытка интерпретировать средствами оккультного откровения буквы и звуки рун, алфавит, с одной стороны, и эмблемы и знаки древних надписей, с другой.
Академия вернула манускрипт без комментариев, но это не остановило автора, и этот небольшой труд разрастался в последующие десятилетия и превратился в результате в шедевр его оккультно-националистических изысканий.
Вотан занимает место главного бога в немецком пантеоне. Основными источниками для древней религии служили руны и Эдда. Эдда, таким образом, представляет собой запись мифов и верований древних германцев. Руны общеизвестны как форма древнего северного письма – выразительные, отделенные друг от друга знаки, написанные или вырезанные в дереве, металле, камне. Они высоко ценились за их магические свойства, способность служить амулетами. Каждая руна имела имя и собственную символику, выходящую за пределы ее фонетики и буквального смысла.
Лист выступил пионером оккультного чтения рун, поскольку он первым связал рунический алфавит с руническими заклинаниями Вотана. Лист сопроводил каждый стих Вотана особой руной, присовокупив также ее оккультный смысл и окончательную формулу заклинания. Классические принципы были таковы: «Познав себя, ты познаешь мир!»; «Заключи в себе мир и ты станешь творцом универсума!»; «Не бойся смерти, она не может убить тебя!»; «Твоя жизнь в руках Бога, доверься ему!»; «Брак – корень арийской расы!»; «Человек – одно с Богом!». Лист сформировал свою религию из архаических материалов в пику современности. Его учение опиралось на мощь и незыблемость индивидуального духа в царстве природы. Как подлинный опыт древних германцев, эта религия должна была воскреснуть в вере и моральном единении нового движения пангерманистов.
В 1907 году Лист внес в адресную книгу Вены аристократический титул ТфонУ в своем имени. Такая процедура требовала выписки из архива родовой знати, который устраивал официальное расследование. Лист утверждал, что его прадедушка отказался от титула, поскольку вступил в сословие городских торговцев (содержал гостиницу), а он, Гвидо фон Лист, полностью оставил коммерцию для занятий литературой в 1878 году. В доказательство своего происхождения Лист демонстрировал дедушкино кольцо с печатью: на гербе были изображены две геральдические лисы ("Лист" по-немецки – хитрость), которые служили эмблемой рыцарю двенадцатого века Буркхардту фон Листу, что подтверждается старыми хрониками. Лист полагал, что древняя религиозная элита образовала первую аристократию германских племен. Эта мысль проходит через его геральдические исследования, в которых он трактует геральдику как систему эзотерических семейных эмблем, передаваемых от старой иерархии к современному дворянству. Настаивая на титуле и гербе, Лист тем самым утверждал себя как потомок иерархии в той же мере, как и ее историк.
2 марта 1908 года было официально открыто Общество Листа, основание которого поддержало достаточное количество известных политиков – сторонников его идей. Многих образованных людей, вышедших из высших и средних классов Австрии и Германии, привлекало уникальное соединение национальной мифологии и эзотеризма. Они готовы были ежегодно жертвовать обществу по десять крон. Основной частью своего имущества Общество было обязано семье Венека, который в день торжественного открытия передал ему более трех тысяч крон.
Поощренный такой щедрой поддержкой, Лист написал серию "Ариогерманских исследовательских отчетов", содержащих оккультные интерпретации национального прошлого. Эти публикации содержали ключ к смыслу и магической власти рун, сведения о политической власти и организации жрецов Вотана, эзотерические толкования фольклора и местных названий, словарь тайных арийских письмен в иероглифах и гербовых знаках. В 1914 году он опубликовал свой коронный труд по лингвистике и символогии.
На праздник летнего солнцестояния 1911 года, когда наиболее посвященные члены Общества Листа из Берлина, Гамбурга и Мюнхена отправились навестить своих австрийских коллег в Вене, внутри общества возник НАО (Hoher Annanen Orden) – небольшой круг посвященных. Группа посетила катакомбы собора, где юный Лист впервые ощутил присутствие языческого бога, и затем направилась к другим признанным святыням Вотана – на Каленберг, Леопольдсберг и в Клостернойбург, потом в Брюль близ Мёдлинга, Бург Крайзенштайн и, конечно, в Карнунтум. Лист и члены его НАО находили большое удовольствие в том, чтобы быть тайной элитой. Лист стилизовал себя под Великого Мастера ордена, и к нему так и обращались его последователи, тогда как и он наделял титулами сотоварищей в соответствии с иерархическими ступенями древних посвященных.
Всю войну Лист занимался изучением оккультных и расовых проблем. Его последний "исследовательский отчет", озаглавленный «Арманизм и Каббала», содержал в себе намерение развить разрабатываемую в юности систему оккультных соответствий между различными объектами и качествами физического мира, включая животных, растения, минералы, цвета, звуки, музыкальные знаки, числа, и снабдить их эзотерической интерпретацией.
Его догадки возникали в результате пророческих откровений, которые известные местности будили в его душе. Так, после прогулки в Херманнскогеле, к северу от Вены, и после очередного ночлега на Гейзельберге Лист пережил состояние транса, в процессе которого почувствовал себя свидетелем религиозных битв, произошедших в этих местах много веков назад. Вооруженный редкой способностью, он мог узнавать все новые места, значимые для арманизма (эзотерическая доктрина): вдоль Дуная, высоко в Альпах и в священном тевтонском городе Vianiomina (Вена). Укрепления Гросс Мугл и Дойч Альтенбург, а также Гётченберг, Лайсерберг и Обергензерндорф пополнили его список святынь, напоминающих о древней вере. Лист считал, что город Иббс построен на месте гробницы тевтонской богини Isa, что в развалинах Аггштайна еще витает злой дух Agir, деревня Св. Николая вошла в список как убежище Nikuz'a, хозяина речных эльфов. Лист утверждал, что на юге Дуная, близ Мелка существует огромный арманистский храм, протянувшийся на многие километры, Остербург, Бург Хоэнегг и лесную церковь в Мауэре он рассматривал как элементы религиозного комплекса, имеющего центром священный камень, который теперь служит постаментом для статуи святого у ручья Зено. Называя исторические и археологические памятники священными местами арманизма, Лист создавал личную мифологию, которая помогала приписывать культурным объектам устойчивые националистические смыслы. Так, средствами оккультной интерпретации, он пытался перестроить прошлое страны по законам современной пангерманской идеологии.
Аналогичным образом он поступал с географией местных названий, отыскивая в них знаки древней немецкой религии. Имя Вотана, по его мнению, сохранилось в таких названиях, как Вуттервальд, Вульцендорф, Вультендорф u Вильферсдорф, тогда как память о его жене Фригге (известной также как Холла или Фрея) была жива в Холленбурге, Холлабрунне, Холленэгге, Фрауэндорфе, Фрауэнбурге. Тот факт, что многие из древних языческих гробниц не были разрушены, а заново освящены и отданы христианским святым, доказывает, по убеждению Листа, что названия, содержащие в себе имена "Михаэль", "Руппрехт", "Петер" и "Мария", означают древние божества Вотана.
Наиболее плодотворными источниками, подтверждающими существование древней арманистской культуры в Австрии, служили для Листа многочисленные народные сказания, легенды и эпосы, которыми он интересовался с раннего детства. Лист утверждал, что такие основные персонажи и мотивы волшебных сказок и приговоров, как людоед, спящий король, вольный охотник и крысолов, отражают сюжеты религии Вотана. Когда Листу доводилось слушать легенды об исчезнувших замках, о преданной дружбе и разлученных любовниках, или о получеловеческих существах, он обращался к тевтонской мифологии в поисках космического значения историй, символизирующих богов зимы, богов солнца, богинь весны и смерти в естественной религии ариогерманцев. Аналогичным образом он мог проинтерпретировать и народные обычаи.
В эти годы идеи Листа по-прежнему привлекали тех, кто искал мистические объяснения военным трудностям и лишениям. Лист получал множество посланий с фронта, в которых его благодарили за утешительные открытия; руны и древние арийские символы авторы писем находили на камнях далеко от домашнего очага, они помогали им верить в окончательную победу ариогерманцев. Книги Листа передавались из рук в руки в окопах и полевых госпиталях. В начале 1917 года у Листа было видение скорой победы над союзниками, но его предсказания не сбылись. 1918 год принес с собой блокаду Европы, империя Габсбургов начала разлагаться, и австрийцы были вынуждены просить о мире.
Утром 17 мая 1919 года арманистский маг и пророк национального возрождения, путешествуя по Германии, скончался в берлинской гостинице. Его кремировали в Лейпциге, а урну с прахом захоронили на Центральном кладбище Вены.
Кирилл Погодин

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте