A+ A A-

Иоганн Непомук Гуммель

Иоганн Непомук Гуммель – австрийский пианист, композитор, педагог; ученик В. А. Моцарта, А. Сальери, И. Г. Альбрехтсбергера; придворный капельмейстер в Айзенштадте, Штутгарте, Веймаре. Как пианист-виртуоз выступал во многих странах Европы (в России в 1822 году). Легкий, блестящий стиль Гуммеля-пианиста свойствен его произведениям для фортепьяно (7 концертов с оркестром, фантазия для фортепьяно с оркестром, сонаты, в том числе в 4 руки, вариации, каприччио, рондо, этюды). Среди других сочинений: 9 опер, 5 балетов, кантаты, мессы, камерно-инструментальные произведения. В 1829 году в Петербурге в русском переводе издан его труд «Обстоятельное теоретическое и практическое наставление к фортепьянной игре».

?Иоганн Непомук родился 14 ноября 1778 года в Прессбурге (Братислава). Его семья жила в Унтерштинкенбрунне, маленьком нижнеавстрийском приходе, где дед Гуммеля держал ресторан. Уже в три года он обладал исключительным музыкальным слухом и благодаря своему необычайному интересу к любой музыке в пятилетнем возрасте получил от отца в подарок маленькое фортепьяно, которое он, между прочим, благоговейно хранил до самой смерти.
С 1793 года Непомук жил в Вене. Его отец в то время занимал здесь место музыкального директора театра. В первые годы своего пребывания в столице Непомук редко появлялся в обществе, так как в основном занимался музыкой. Сначала отец привел его к Иоганну Георгу Альбрехтсбергеру, одному из учителей Бетховена, для занятий контрапунктом, а позже к придворному капельмейстеру Антонио Сальери, у которого он брал уроки пения и который стал его самым близким другом и даже был свидетелем на его свадьбе. А в августе 1795 года он стал учеником Йозефа Гайдна, который ближе познакомил его с органом. Хотя в эти годы Гуммель как пианист редко выступал на публике, уже в 1799 году он считался одним из самых знаменитых виртуозов своего времени – его игра на фортепьяно, по высказываниям современников, была неповторимой, и даже Бетховен не мог сравниться с ним.
Это мастерское искусство интерпретации скрывалось за неказистой внешностью. Он был невысок ростом, полноват, с грубо вылепленным лицом, сплошь покрытым оспинами, которое зачастую нервно подергивалось, что производило на окружющих неприятное впечатление.
В эти же годы Гуммель начал выступать с собственными композициями. И если его фуги и вариации лишь привлекли внимание, то рондо сделало его очень популярным.
По-видимому, благодаря Гайдну в январе 1804 года Гуммель был принят в капеллу князя Эстерхази в Айзенштадте в качестве концертмейстера с годовым жалованьем 1200 гульденов.
Со своей стороны Гуммель испытывал к своему другу и покровителю безграничное почтение, которое выразил в своей посвященной Гайдну фортепьянной сонате Es-Dur. Вместе с другой сонатой, «Аллилуйя», и фантазией для фортепьяно она сделала Гуммеля знаменитым во Франции после концерта Херубини в Парижской консерватории в 1806 году.
Когда в 1805 году Генрих Шмидт, работавший в Веймаре у Гёте, был назначен директором театра в Айзенштадте, музыкальная жизнь при дворе оживилась: начались регулярные постановки на вновь сооруженной сцене большого зала дворца. Гуммель вносил свой вклад в развитие почти всех принятых в то время жанров – от различных драм, сказок, балетов до серьезных опер. Это музыкальное творчество пришлось в основном на время, которое он провел в Айзенштадте, то есть на 1804 – 1811 годы. Так как эти произведения были написаны, по-видимому, исключительно по заказу, в большинстве случаев со значительным ограничением во времени и в соответствии со вкусами тогдашней публики, они не могли иметь продолжительного успеха. Зато многие музыкальные произведения пользовались большой популярностью у театральной публики.
Возвратившись в 1811 году в Вену, Гуммель посвятил себя исключительно композиторской деятельности и урокам музыки; он редко выступал перед общественностью как пианист.
16 мая 1813 года Гуммель женился на Элизабет Рекель, певице Венского придворного театра, сестре ставшего известным своими связями с Бетховеном оперного певца Йозефа Августа Рекеля. Эта женитьба способствовала тому, что Гуммель сразу же попал в поле зрения венской общественности. Когда он весной 1816 года по окончании военных действий отправился в концертное турне в Прагу, Дрезден, Лейпциг, Берлин и Брецлав, во всех критических статьях отмечали, что «со времен Моцарта ни один пианист так не восхищал публику, как Гуммель».
Так как камерная музыка была в то время идентична домашней музыке, композотор должен был приноравливаться к широкой аудитории, если хотел иметь успех. Он написал знаменитый септет, который с большим успехом был впервые исполнен 28 января 1816 года на домашнем концерте баварским королевским камерным музыкантом Раухом. Позднее септет был назван самым лучшим и совершенным произведением Гуммеля. По словам немецкого композитора Ганса фон Бюлова, – это «лучший образчик смешения двух музыкальных стилей, концертного и камерного, которые имеются в музыкальной литературе». С этого септета начался последний период творчества Гуммеля. Он все чаще сам обрабатывал свои произведения для различных составов оркестра, поскольку, как и Бетховен, не доверял это дело другим лицам.
Между прочим, Гуммеля с Бетховеном связывали дружеские отношения, хотя в разное время между ними случались и серьезные размолвки. Когда Гуммель уехал из Вены, Бетховен посвятил ему в память о совместно проведенном времени канон со словами: «Счастливого путешествия, дорогой Гуммель! Вспоминайте иногда вашего друга Людвига ван Бетховена».
После пятилетнего пребывания в Вене в качестве учителя музыки 16 сентября 1816 года он, в качестве придворного капельмейстера, был приглашен в Штутгарт, где в оперном театре ставил оперы Моцарта, Бетховена, Херубини и Сальери, а также выступал как пианист.
Через три года композитор перебрался в Веймар. Город, наряду с некоронованным королем поэтов Гёте, получил в лице знаменитого Гуммеля новую звезду. Биограф Гуммеля Бениовский пишет о том периоде: «Побывать в Веймаре и не послушать Гуммеля означает то же самое, что побывать в Риме и не увидеть Папу». К нему стали приезжать ученики со всего света. Его слава преподавателя музыки была так велика, что сам факт быть его учеником имел большое значение для дальнейшей карьеры молодого музыканта.
В Веймаре Гуммель достиг пика своей европейской славы. Здесь он сделал настоящий рывок после бесплодных в творческом отношении лет в Штутгарте. Начало положило сочинение знаменитой сонаты fis-Moll, одной которой, по словам Роберта Шумана, хватило бы, чтобы обессмертить имя Гуммеля. В страстном, субъективно-взволнованном фантастическом выражении «и в высокоромантической манере она опережает свое время почти на два десятилетия и предвосхищает звуковые эффекты, которые присущи представлению поздних романтиков». Но и три трио для фортепьяно его последнего периода творчества, прежде всего опус 83, содержат совершенно новые стилистические черты; как и его предшественники, Гайдн и Моцарт, он обращается здесь к «блестящей» игре.
Особо следует выделить завершенный предположительно в 1820 году квинтет для фортепьяно es-Moll, в котором основным принципом музыкального выражения являются не элементы импровизации или орнаментальные украшения, а работа над темой и мелодией. Использование венгерских фольклорных элементов, большее предпочтение фортепьяно и свободное владение мелодией – вот некоторые музыкальные особенности, отличающие поздний стиль Гуммеля.
Как дирижер при Веймарском дворе Гуммель уже в марте 1820 года взял свой первый отпуск, чтобы отправиться в концертное турне в Прагу, а затем в Вену. На обратном пути он дал в Мюнхене концерт, который имел небывалый успех. Через два года он поехал в Россию, в 1823 году – в Париж, где после концерта 23 мая его назвали «современным Моцартом Германии». В 1828 году в Варшаве на одном из его концертов присутствовал молодой Шопен, которого буквально пленила игра мастера. Свое последнее концертное турне – в Вену – он совершил вместе с супругой в феврале 1834 года.
Последние недели своей жизни Гуммель провел за обработкой бетховенских струнных квартетов для фортепьяно, которые ему заказало издательство в Лондоне. Болезнь изнуряла композитора, силы медленно покидали его, и он не смог доделать начатое.
Примерно за неделю до кончины зашел, между прочим, разговор о Гёте и об обстоятельствах его смерти. Гуммель хотел знать, когда умер Гёте – днем или ночью. Ему ответили: «Днем». «Да, – сказал Гуммель, – если я умру, я бы хотел, чтобы это случилось не ночью». Последнее его желание исполнилось: он умер 17 октября 1837 года в 7 часов утра.
По материалам энциклопедий

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте