A+ A A-

Русско-австрийский полководец

Он появился на свет 2 февраля 1717 года в поместье Тотцен на берегу одноименного озера в Ливонии (нынешней Латвии). Предки Лаудона проживали в этих местах с XV века. Сам Лаудон любил рассказывать, что он является потомком графов Лодунских – знаменитого дворянского рода из Шотландии. Однако историки утверждают, что Лаудон или его родители скорее выдавали желаемое за действительное и никаких родственных связей с шотландскими графами у латвийский Лаудонов на самом деле не было. Эрнст родился в непростые времена: местные земли совсем недавно были завоеваны русскими, но должны были лишь через 5 лет официально отойти по Ништадтскому договору России. Когда это произошло, Лаудоны стали подданными Российской империи.
В 1732 году по настоянию отца, отставного подполковника шведской армии, 15-летний Эрнст поступил на службу в русскую армию. И почти сразу же оказался в гуще военных событий: в 1734 году во время войны за Польское наследство он участвовал в осаде Данцига, а год спустя, в 1735 году — в составе вспомогательного корпуса Ласси совершил поход на Рейн. Затем Эрнст возвратился на Днепр, где в 1736 – 1739 годах принимал участие в разгоревшейся Русско-Турецкой войне. После заключения Белградского мира с Турцией Лаудон отправился в Санкт-Петербург в надежде разобраться в многочисленных конфликтах, возникших на службе. Он считал, что военачальники относились к нему несправедливо. Но его жалобу не удовлетворили. Разочарованный, он в 1741 году решил оставить русскую службу и вышел в отставку в чине подполковника, а затем начал искать новые пути для продолжения военной карьеры, но уже в других странах.
Сначала он обратился к королю Фридриху II – прусская армия тогда считалась лучшей в Европе. Но тот отказался от услуг 24-летнего Лаудона, о чем, кстати, потом неоднократно жалел. После неудачной попытки поступить на прусскую службу Эрнсту улыбнулась удача в Австрии. В 1742 году он был принят в хорватский нерегулярный корпус барона фон Тренка, причем всего лишь в чине капитана. Спустя два года, во время Войны за австрийское наследство, при боях в Эльзасе Лаудон получил тяжелое ранение. Мало того, вверенный ему хорватский добровольческий корпус обвиняли в непослушании и превышении полномочий, а также в несанкционированных набегах. Лаудон утверждал, что он только выполнял полученные приказы и вместе с тем четко дистанцировался от известных злодеяний своих солдат. Эрнста оправдали и в звании майора отправили служить на границу. Следующие десять лет Лаудон провел занимаясь полувоенной, полу-административной работой в провинции Карлштадт. В этот период он женился и перешел в католицизм. В Буниче, где он жил все это время, он построил церковь и посадил дубовую рощу, до сих пор носящую его имя.
А затем началась Семилетняя война, которая стала крупнейшей в Европе за последние 100 лет. Австрия, Франция и Россия сражались с Пруссией, которую поддерживали англичане. Гениальный полководец Фридрих II выигрывал одно сражение за другим.
В начале Семилетней войны Лаудон просил президента Придворного Военного Совета  графа фон Найпперга о переводе, но получил отказ. И лишь благодаря поддержке известного австрийского государственного деятеля графа Кауница Эрнста вместе с частью хорватского добровольческого корпуса отправили в Богемию в распоряжение фельдмаршала Броуна. Семилетнюю войну Лаудон начал в звании подполковника, но уже в феврале 1757 года, отличившись в двух удачных схватках под Теченом и при Хиршфельде, он был произведен в полковники. Эрнст не боялся рисковать – о его дерзких рейдах в тыл противника ходили легенды. В 1758 году он создал свой собственный отряд легкой кавалерии, который называли «добровольный батальон Лаудона».
После сражения при Колине он преследовал отступающие войска прусского генерала Кейта, нанеся им большие потери. Затем Лаудон несколько месяцев руководил действиями солдат на Эльбе, пока в августе не получил командование над легкими австрийскими войсками Императорской армии, которые он повел в сражение при Россбахе. После этой операции Эрнст был произведен в генерал-майоры. А за удачный бой под Ольмюцем, закончившийся захватом большого прусского обоза с осадными орудиями и отступлением Фридриха II из Богемии, 30 июня 1758 года Лаудону присвоили звание генерал-лейтенанта.
За отвагу в битве при Хохкирхе он получил титул барона, а также был награжден Большим крестом Ордена Марии Терезии. Помимо этого австрийская императрица пожаловала Эрнсту имение Кутна Гора в Богемии. Вместе с этим свежеиспеченный барон решил сменить одну букву в своей к тому времени знаменитой фамилии – отныне вместо Лаудона он стал  именоваться Лоудоном.
Весной 1759 года Лоудон был назначен командующим 18-тысячным корпусом австрийских войск на силезской границе, который 3 августа соединился с русскими войсками под предводительством Петра Семеновича Салтыкова. 12 августа в битве при Кунерсдорфе Эрнст разбил Фридриха Великого и его прусскую армию, вынудив противника не просто отступать, а бежать сломя голову. У прусского короля вместо 48 тыс.  штыков осталось всего 3 тысячи. За это Лоудон был назначен главнокомандующим австрийскими войсками в Богемии, Моравии и Силезии, а русская императрица Елизавета подарила ему ценную шпагу.
В 1760 году Эрнст возглавил 36-тысячный отдельный корпус, который должен был начать наступление в Силезии. Во главе этих войск 23 июня он разбил армию прусского генерала Фуке под Ландесхутом, взял крепость Глац (ныне город Клодзко в Нижнесилезском воеводстве Польши), осадил Бреслау (ныне Вроцлав в Польше), но неудачно.
15 августа 1760 года Лоудон проиграл Фридриху сражение при Лигнице и обвинил в поражении своих недругов – графов Дауна и Ласси, которые оставили корпус Эрнста без поддержки.
После завершения заседаний венской Военной конференции в марте 1761 года Лоудон отправился в Силезию, чтобы возглавить отдельный 60-тысячный корпус, действовавший автономно от основной армии Дауна. 12 августа войска Эрнста снова соединились с русской армией. Фридрих засел в укрепленном лагере под Бунцельвицем, и разбить его союзникам не удавалось. Зато 1 октября Лаудон в результате внезапного штурма смог овладеть городом Швейдниц.
Немецкий писатель и историк Иоганн Вильгельм фон Архенгольц в книге «История Семилетней войны» писал: «Необыкновенно быстрое повышение Лаудона, иностранца, без предков, без состояния, без протекции, без всяких интриг и покровительства при дворе, а только за его личные заслуги, притом в такой стране, как Австрия, было чем-то беспримерным в нашем веке. Майор хорватов Лаудон, который еще в 1756 году должен был смиренно просить у писарей австрийских канцелярий изготовления императорских указов и послушно ожидать, когда им заблагорассудится написать их, в 1761 году был провозглашен всей Европой как величайшая подпора престола Марии-Терезии, которой он и был поистине. Он подал проект атаки при Хохкирхе. Он спас Ольмюц, захватив в Моравии большой прусский транспорт. Он победил корпус Фуке и взял в плен этого великого генерала. Он овладел Глацем. Он, а не Салтыков, разбил короля при Кунерсдорфе. Многими другими, хотя и менее значительными преимуществами, австрийцы были обязаны ему, а теперь он завоевал Швейдниц».
Несмотря на явные успехи, спустя год талантливого полководца отстранили от командования. Произошло это во многом «благодаря» проискам медлительного и сверхосторожного фельдмаршала Дауна, который фактически стал главнокомандующим австрийской армией. Вплоть до его смерти в 1766 году Лаудон оставался не у дел. В этот период к нему поступали различные предложения, в том числе и от Фридриха Великого, но менять место службы Эрнст отказался. Затем он ненадолго занял должность генерал-инспектора пехоты, однако постоянные разногласия между ним и председателем Военного совета Ласси, которого поддерживал Иосиф II, вынудили Лоудона подать в отставку и уехать в свое имение Кутна Гора, пожалованное Марией Терезией.
В 1766 году Лоудону предложили стать членом Придворного военного совета, и он согласился. Спустя три года Мария Терезия, благодаря словечку, замолвленному все тем же Кауницем, назначила его главнокомандующим в Моравии. В 1772 году Эрнст снова подал в отставку и вернулся в Кутна Гора.
В 1776 году Лоудон и Фридрих встретились не на поле брани, а на приеме в Вене. Тогда прусский король подчеркнуто обратился к нему «герр фельдмаршал», хотя Эрнст на тот момент был лишь генералом. Но австрийский император намек понял — в 1778 году Лаудон был произведен в фельдмаршалы. В марте того же года, во время Войны за баварское наследство, он сражался с войсками принца Генриха Прусского в Богемии.
В 1776 году императрица выкупила у Эрнста подаренное ею же имение в Кутна Гора, на вырученные средства прославленный полководец приобрел замок в Хадерсдорфе недалеко от Вены, где пожилой фельдмаршал в перерывах между войнами восстанавливал подорванное здоровье.
Начало новой Турецкой войны и болезнь фельдмаршала Хадика вынудили Лоудона прервать мирную жизнь и вернуться под знамена войск австрийской империи. Его назначили главнокомандующим австрийскими войсками, которые снова воевали в союзе с русскими. В этой кампании 1788 — 1789 годов он раз за разом одерживал победы: захватил Семендрию и взял штурмом крепость Белград, не уступавшую в то время Измаилу. Блестящий успех Лоудона позволил ему в конце войны получить звание генералиссимуса.
В 1790 году император Леопольд поручил ему главное командование над армией для возможной войны с Пруссией, это была бы четвертая война Эрнста с пруссаками и первая, где он с самого начала командовал бы главными силами и наконец-то смог бы показать все, на что способен. Но новым победам Лоудона не суждено было свершиться: 14 июля генералиссимус умер в Нойтитшайне в Моравии. Похоронили его в Хадерсдорфе.
Cын фельдмаршала Иоганн Людвиг Алексиус барон фон Лаудон также пошел по стопам отца и избрал военную карьеру: он с честью участвовал в революционных и наполеоновских войнах и дослужился до звания генерал-лейтенанта.
Судьба и подвиги Лоудона поразительно схожи с историей другого иностранца, навсегда вписавшего свое имя в историю Австрии. Речь идет о Евгении Савойском. И. В. фон Архенгольц отмечал: «Оба были иностранцы. Высокие их военные дарования не были оценены на родине их, короли пренебрегли ими; сами же они глубоко чувствовали могущество этих дарований. Людовик XIV насмеялся над Евгением, юношей-солдатом, но ему впоследствии пришлось содрогаться при имени этого мужа и полководца. А что должен был испытывать Фридрих II при имени Лаудона? Почти ежедневно слышал он о неутомимой деятельности этого полководца, уравновешивающего своей энергией медлительность и нерешительность остальных австрийских полководцев… Семь лет боролся Фридрих с дарованиями Лаудона и с его военным счастьем; точно так же принц Евгений в течение 13 лет уничтожал замыслы высокомерного Людовика. Честолюбие и месть, две могучие страсти, воодушевляли этих полководцев и побуждали их дать почувствовать свои достоинства тем, кто пренебрег ими. Оба жаждали битв и созданы были скорее для наступательных, чем оборонительных действий. Во все продолжение своих удачных подвигов оба терпели обиды и преследования от верховного военного совета, оба были грозой турок, и оба водрузили двуглавого орла на стенах Белграда (Евгений Савойский взял этот город в 1717 г.). Это были люди с непоколебимым, но благородным характером, и войска их боготворили».
В Вене в честь отважного полководца названы переулок Лаудонгассе в 8-м районе и улица Лоудонштрассе в 14-м. Во II-м зале Военно-исторического музея можно увидеть витрину, в которой выставлены личные вещи генералиссимуса: Большой крест Ордена Марии Терезии, полученный за отвагу в битве при Хохкирхе, треуголка, шпага и принадлежности для бритья. Рядом висит картина с изображением Лаудона на поле битвы при Кунерсдорфе. А на венской площади Мария-Терезиен-Платц находится знаменитый памятник императрице Марии Терезии, которую окружают скульптуры выдающихся полководцев того времени. Один из них – герой нашей статьи.

Анатолий Калинин

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте