Фредерик Лоу

Фредерик Лоу:
«Я не люблю свою музыку, но что значит мое мнение по сравнению с мнением миллионов?»

Как из простой цветочницы за несколько месяцев превратиться в истинную леди? Ответ на этот вопрос содержит знаменитая пьеса Бернарда Шоу «Пигмалион», ставшая литературной основой для мюзикла «Моя прекрасная леди». Эту популярную музыкальную комедию в Австрии принято считать отнюдь не американской, а своей. Что не удивительно – мюзикл стал настоящим и таким долгожданным прорывом австрийского композитора Фредерика Лоу в Америке, мечтавшего создать не менее успешное музыкально-сценическое произведение, чем «Летучая мышь» его именитого соотечественника Иоганна Штрауса. И «Моя прекрасная леди», действительно, вошла в сокровищницу мировой музыкальной культуры.

Седой восьмидесятишестилетний мужчина сидел 14 февраля 1988 года у окна своей виллы в Палм-Спрингсе. Он долго провожал взглядом закат. В его памяти проносилась вереница воспоминаний: чудесная Вена, квартира матери в Берлине и первый успех, прыжок за океан, вот он ― посудомойщик, а в другой миг ― уже боксер, и наконец долгожданная встреча с поэтом Аланом Джей Лернером, и «Оскар», и «Золотой глобус»… Когда последние «отголоски» солнца скрылись за горизонтом, он оторвался от окна и медленно направился в спальню. Засыпая в это раз, и как оказалось, навсегда, он тихонько напевал лирическую мелодию... 
Его настоящее имя было Фридрих (Фриц) Лёве. Позже, уже в США, он сменит его на Фредерика Лоу. Будущий композитор и автор бродвейских мюзиклов родился в Вене 10 июня 1901 года, в семье артистов венской оперетты Розы и Эдмонда Лёве. Его отец был настоящей звездой, постоянно гастролировал по миру, много выступал в Европе, а также в Северной и Южной Америке. Дома он бывал нечасто, а потому Фридрих провел все свое детство и юность с матерью в Берлине. Там он в течение восьми лет посещал Прусскую кадетскую школу, куда Фрица определили едва  ему исполнилось пять лет. Мальчик ненавидел это учебное заведение всем сердцем. Дело в том, что его мать совершенно не желала отказываться от собственной карьеры, и, как и отец, концертировала по всему миру. Чтобы не возить сына повсюду за собой, она записала его в интернат. К числу самых горьких детских воспоминаний композитора относится одно Рождество, которое ему пришлось отмечать не дома, а в стенах школы с несколькими друзьями-мальчишками, так как родители не могли прервать гастрольный график. С тех пор этот праздник  утратил для Фрица свое волшебство, и всю дальнейшую жизнь он не придавал ему особого значения.
Музыкальный талант Лёве проявился уже в детстве: в пять лет он сам научился играть на пианино, в семь написал первую музыку для выступлений отца. Также он с легкостью разучивал новые музыкальные произведения, которые репетировал отец, и аккомпанировал ему. Это очень впечатлило Эдмонда, и он сам начал давать уроки  фортепиано сыну. Мама мальчика относилась к его увлечению музыкой несерьезно и попросту не замечала явного дарования Фрица.
В тринадцать лет Лёве стал самым юным солистом оркестра Берлинской филармонии, а спустя два года  написал песню «Катрина», ноты которой разошлись тиражом более одного миллиона экземпляров. После этого музыкальные критики  стали называть Лёве многообещающим молодым пианистом-виртуозом. Как и Курт Вайль, который был всего на год старше Фрица, наш герой поступил в знаменитую Берлинскую консерваторию, где обучался игре на фортепиано у великого итальянского композитора и пианиста Ферруччо Бузони, а также немецкого педагога Эжена Д´Альбера. Композицию Лёве преподавал австрийский композитор барон Эмиль фон Резничек. Параллельно с учебой молодой музыкант часто давал концерты в различных городах Германии.
На тот момент Лёве мечтал обрести славу известного концертного пианиста. В 1924 году его отец как нельзя более кстати получил предложение поработать в Нью-Йорке, и Фридрих оставил Европу и переехал вслед за ним в США, где взял имя Фредерик Лоу. Однако здесь пути отца и сына разошлись: юноша отказался от протекции отца и пытался всеми силами самостоятельно покорить Бродвей.
Его попытки пробиться на Бродвей были долгими и в конце концов увенчались успехом. Но, увы, не все сразу складывалось так, как мечталось двадцатитрехлетнему Фредерику. Особой популярности как пианист он не снискал. Чтобы как-то продержаться на плаву, музыканту, как и многим эмигрантам, пришлось перепробовать в Америке целый ряд самых разнообразных профессий. Среди прочего он работал тапером в ресторанах и ночных клубах Нью-Йорка, аккомпанировал немым фильмам в кинотеатрах, был золотоискателем, ковбоем, посудомойщиком и даже выступал на ринге в качестве боксера. Нередко у него вообще не было денег, и Фредерику приходилось ночевать на скамье в Центральном парке. Несмотря на это, Лоу продолжал писать музыку и неустанно обивал пороги различных театров. Постепенно его имя стало более-менее известным в среде бродвейских музыкантов. Тогда Фредерик начал посещать известный нью-йоркский клуб «The Lambs Club», где часто отдыхали деятели театра, актеры, звезды, продюсеры, агенты и директора. Однажды вечером 1942 года, по дороге к мужской уборной в клубе, он столкнулся с Аланом Джеем Лернером. Фредерик подошел к нему со словами: «Я так понимаю, вы пишете лирику». На что Алан ответил: «Ну а как я понимаю, вы сочиняете музыку». Эта знаменательная встреча оказалась судьбоносной для обоих мужчин и стала отправной точкой для начала блистательной карьеры Лернера и Лоу.
Алан Джей Лернер был на семнадцать лет младше Лоу. Он родился в 1918 году в Нью-Йорке, происходил из состоятельной семьи, владевшей сетью магазинов дамского платья. Обучался в Гарварде, где в боксерском студенческом поединке лишился левого глаза. Случай свел его с Лоу как раз тогда, когда Фредерик искал партнера-либреттиста. С тех пор австрийский композитор работал исключительно с Лернером.
В то время Алан трудился над идеей для шоу «Великая Леди», и они решили сотрудничать. Мюзикл не имел ошеломляющего успеха, но, тем не менее, получил положительные отзывы критиков. Их следующая постановка «День до весны» также снискала хорошие рецензии, и работа команды Лернера-Лоу постепенно начала получать признание.
Первым совместным успехом тандема стал мюзикл «Брагадун», выпущенный в 1947 году.  Лоу на тот момент исполнилось уже сорок шесть лет. Затем, в 1952 году, вышел мюзикл «Золото Калифорнии». Однако истинный триумф настал спустя четыре года, когда Фредерик и его постоянный соавтор поставили на Бродвее «Мою прекрасную леди». Премьера состоялась 15 февраля 1956 года. После нее Лоу и Лернер проснулись по-настоящему знаменитыми. Алан Лернер позже вспоминал: «Годами мы с композитором барахтались, пытаясь определить верный путь в работе. «Леди» открыла его нам».
В главных ролях были задействованы начинающая певица Джули Эндрюс и Рекс Харрингтон. В своей автобиографии «Улица, где я живу» Алан Джей Лернер писал об Эндрюс следующее: «Джули обладает ослепительным множеством талантов: очаровательным сопрано, столь гибким, что она может исполнять оперу и популярную музыку с одинаковой легкостью, возможно, самой безупречной дикцией из всех когда-либо существовавших сопрано, она танцует, она движется с грацией, что бы она ни говорила, она так прелестна, как только возможно».
В течение года после премьеры Фриц, окрыленный успехом, периодически выходил к людям, спящим на тротуаре в очереди возле билетных касс и мечтавшим увидеть шоу, и разносил им горячий кофе. Этот жест обычно вызывал недоумение у стоящих в очереди, они смотрели на Лоу как на сумасшедшего и спрашивали: «Зачем вы это делаете?!»
«Потому что я – композитор», ­– гордо говорил он.
«Да, да, а я – датский король!» – неизменно отвечали ему. Никто не мог поверить, что перед ними находился композитор того самого мюзикла, который произвел в Нью-Йорке настоящий фурор.
Второй страной, увидевшей «Леди», стала Австрия. На этом настоял сам Фредерик Лоу. Европейская премьера спектакля прошла в 1958 году в венской Фольксопере.
В 1964 году по мюзиклу  был поставлен фильм, получивший восемь призов премии «Оскар». Но сам Лоу не выдвигался ни по одной музыкальной категории, а приз получил человек, переложивший музыку для фильма. Своего «Оскара» Лоу получил в 1959 году за лучшую песню к фильму «Жижи». В 1975 году Лоу стал номинантом по двум категориям за музыку к фильму «Маленький принц».
После работы над мюзиклом «Камелот» и перенесенного в 1958 году инфаркта Лоу решил временно отказаться от работы, к творчеству и сотрудничеству с Лернером он вернулся снова только в начале 1970-х годов.
Австрийская столица помнит о своем знаменитом сыне: в честь Фредерика Лоу в Вене в 1995 году была названа улица в 22-м районе города.
Успех не покидает творческий тандем Лернера и Лоу и после смерти обоих авторов: их фамилии неизменно входят в список самых богатых умерших знаменитостей. Авторы «Моей прекрасной леди», по-прежнему любимой публикой, зарабатывают в среднем около 6 млн долларов США в год. Как ни странно успешный композитор Лоу сам очень критически относился к своему творчеству и частенько повторял: «Я не люблю свою музыку, но что значит мое мнение по сравнению с мнением миллионов?»
Максим Салыгин

Награды и премии
Фредерика Лоу
• Оскар, 1975 год
Номинации:
Лучшая песня («Маленький принц»)
Лучшая музыкальная адаптация
(«Маленький принц»)
• Оскар, 1959 год
Победитель:
Лучшая песня («Жижи»)
• Золотой глобус, 1975 год
Победитель:
Лучший саундтрек («Маленький принц»)
Номинации:
Лучшая песня («Маленький принц»)
• Золотой глобус, 1968 год
Победитель:
Лучшая песня («Камелот»)
Лучший саундтрек («Камелот»)

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте