A+ A A-

ОДИССЕЯ ЯКОБА РОЗЕНФЕЛЬДА

Загрузить PDF-версию новости

Якоб Розенфельд, генерал, врач

116 лет назад в австрийской семье родился мальчик, которому было суждено стать героем китайской революции. Нередко бывает, что не человек выбирает жизненный путь, а время избирает человека для великих дел и открывает перед ним те горизонты, которые не виделись ему даже во сне. Именно так и произошло в случае с героем нашего повествования Якобом Розенфельдом.

Он родился 11 января 1903 года в Лемберге (нынешний Львов). Отцом ребенка был офицер австро-венгерской армии. В 1910 году семья Розенфельдов переехала в Вёллерсдорф в Нижней Австрии, где его мать унаследовала сельскохозяйственную ферму. Якоб учился в школе в Винер Нойштадте, в 50 км к югу от Вены. К слову, этот промышленный городок впоследствии сильно пострадал от бомбежек во время Второй мировой войны (почти 88 % его зданий было разрушено, в том числе и школа Якоба).

В 1921 году юноша приступил к изучению медицины, отдавая сначала предпочтение урологии, а в 1928-м, после окончания медицинской школы Венского университета, получил диплом доктора и начал специализироваться в области гинекологии. За несколько лет Якоб добился известности и признания. Его кабинет, располагавшийся в центре австрийской столицы, всегда был полон ожидавшими своей очереди посетительницами. Успешная врачебная практика не поглотила, однако, молодого специалиста всецело. Он не оставался в стороне от бурлящей политической жизни в стране. Врач вступил в ряды Социал-демократической партии Австрии, исповедовал либеральные ценности, принимая участие в митингах и прочих акциях, и даже несколько раз попадал за решетку – причиной арестов становилось публично выражавшееся неприятие идей национал-социализма.

участник Японо-китайской войны, Якоб Розенфельд

После аншлюса Австрии Якоб Розенфельд пытался бежать из Вены, но был схвачен солдатами из местного гестапо. Оказался в Дахау, а потом в Бухенвальде. На этом рассказ о его жизни мог бы и закончиться, но механизм массового уничтожения евреев тогда еще не начал работать на полную мощность. В 1939-м врача выпустили на свободу при условии, что он покинет рейх в течение двух недель. Для этого требовалось, однако, подтверждение готовности некоего государства принять выезжавшего и свидетельство об оплате расходов по переезду. Но куда мог направиться еврей из оккупированной нацистами Европы? Практически единственной реальной возможностью было сесть на пароход и поплыть навстречу неизвестности в далекий Шанхай. Выделенный там властями «район для лиц, не имеющих гражданства», стал пристанищем для примерно 25-ти тысяч еврейских беженцев из самой Германии, а также из Австрии, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Польши, Литвы – до и во время Второй мировой войны. Генеральный консул Китайской Республики в Австрии Хэ Фэншань выдал несколько тысяч виз на въезд в свою страну евреям, пожелавшим туда перебраться. Он скончался в США в 1997 году, так и не узнав о судьбах тех, кого спас. И лишь в 2001-м этот дипломат был признан Праведником народов мира и назван «китайским Шиндлером». А еще из истории известно, что в 1942 году в занятый японцами Шанхай с особой миссией направили нацистского полковника Йозефа Мейсингера. Целью его поездки являлась попытка побуждения дальневосточных союзников приступить к «окончательному решению еврейского вопроса» по европейскому образцу. Однако общий план по данной теме между сторонами так и не был выработан.

Китайский генерал Розенфельд вместе с Лю Шаоци, Чэнь

15 ноября 1942 года японское военное командование под давлением Германии приняло решение о создании в Китае еврейского гетто. Было объявлено, что прибывшие в Шанхай после 1937 года иностранцы обязаны проживать в «отведенной для беженцев части города», куда им предписывалось переехать в установленный срок. Вынужденным переселенцам отвели самый бедный и перенаселенный район. Местные еврейские семьи и американские еврейские благотворительные организации помогали людям без гражданства с жильем, пищей и одеждой. Оккупационные японские власти постепенно усиливали ограничения для беженцев, однако гетто не было обнесено стеной, а проживавшие в нем китайцы в другие места оттуда не переселялись. В итоге Китай спас больше евреев, чем Канада, Австралия, Новая Зеландия и Индия вместе взятые. «Шанхай» в анналах Холокоста стал синонимом слова «спасение».
В шанхайском гетто в те годы проживали многие известные люди, в частности Михаэль Блюменталь – директор Еврейского музея в Берлине, а в 1977–1979 годах – министр финансов США.
А что же Якоб Розенфельд? Освоившись на новом месте, он сумел довольно быстро возобновить свою врачебную практику. А на дальнейшую его судьбу во многом повлияло знакомство с Сун Цинлин, вдовой Сунь Ятсена, китайского революционера, основателя партии Гоминьдан, одного из наиболее почитаемых в Китае политических деятелей, именовавшегося «отцом нации». Эта незапланированная встреча (о, его величество случай!) состоялась в местном кафе «Фиакр». Розенфельд, впечатленный непродолжительной, но содержательной беседой, уже насмотревшись до этого на страдания китайцев во время японской оккупации, решил в 1941 году вступить в ряды Новой четвертой армии Мао Цзэдуна. А все последующие события в его жизни обросли легендами в духе китайского коммунистического эпоса – полуфантастическими сказами о молодом полевом враче на передовой, отважно спасавшем раненых и возвращавшем к жизни тех, кого, казалось бы, уже невозможно было исцелить. В любом случае можно утверждать, что доктор Розенфельд, кроме всего прочего, много сил отдал тому, чтобы местные жители переняли европейский подход к вопросам личной гигиены, а китайские медики освоили методы врачевания, на основе которых практиковал австрийский врач. «Он был великим героем и гуманистом, которым восхищались военные и народ. Он спас тысячи людей и сыграл роль, сравнимую разве что с заслугами Бетьюна», – так отозвался о Якобе Розенфельде посол КНР в Австрии Лу Юн Хуа. Эта цитата нуждается в пояснении относительно упомянутой в ней исторической личности явно не азиатского происхождения. Речь идет о канадском подданном Нормане Бетьюне, воинствующем коммунисте, примкнувшем к движению будущего «великого кормчего» еще в 1938-м. Подвиги Бетьюна во время Японо-китайской войны вдохновили Мао Цзэдуна на эссе, впоследствии вошедшее в Поднебесной в списки произведений для обязательного чтения.

Хэ Фэншань китайский Шиндлер

Розенфельд поднялся в Китае выше других иностранцев. Возведенный в генеральский чин и получивший новое имя «генерал Ло», он оказался в элите ЦК КПК и сблизился с Лю Шаоци и Чэнь И, впоследствии ставшими, соответственно, председателем и министром иностранных дел КНР. С самим же председателем Мао Розенфельд никогда не был близок, хотя его и назначили военным советником Цзэдуна. Последней военной должностью, которую занимал генерал Ло, стал пост командующего медицинским корпусом Китайской народной армии. Ценные сведения о деятельности доктора Розенфельда в Китае можно почерпнуть из публикации китайского автора Фу Минцзына под названием «Генерал Ло и Северо-Восточная народно-освободительная армия». Там, в частности, указывается, что врачу приходилось выполнять свой профессиональный долг в тяжелых климатических условиях, особенно в зимнее время, когда армия испытывала дефицит теплой одежды и обуви. Не хватало лекарств и перевязочных средств. У командиров и бойцов обмораживались ноги и руки, что влекло за собой ампутацию конечностей. Труд медиков, и в первую очередь Якоба Розенфельда, был поистине героическим – подчеркивает автор статьи. При помощи и активном участии Розенфельда, как следует из воспоминаний, была создана военная медицинская база, появились несколько фармацевтических предприятий и научно-исследовательский институт вирусологии, который частично обеспечил сывороткой и прививками армию и население, наладилась работа по профилактике инфекционных болезней. Австрийский врач создал полевой госпиталь и организовал краткосрочные медицинские курсы, важность которых на фоне острой проблемы с комплектацией медицинского персонала трудно было переоценить. Пункты лечения, по предложению Якоба Розенфельда, создавались непосредственно на маршрутах передвижения боевых частей китайской армии. Содействовали этому сельские старосты и главы районов. Генерал Ло объехал на предоставленном в его распоряжение трофейном джипе немало поселков и деревень. Ему давали слово на крестьянских собраниях, и он говорил на местном наречии, не прибегая к услугам переводчиков. О том, насколько опасной была эта миссия, свидетельствует такой факт: однажды на заднем дворе дома, в котором пребывал генерал Ло, прогремел взрыв. Находившиеся поблизости солдаты не раздумывая бросились к показавшемуся на крыльце доктору, чтобы прикрыть своими телами уважаемого боевого товарища, а он, не теряя самообладания, сказал им с улыбкой: «Не страшно! Нас не так просто убить…».
«Генерал Ло, еврей по национальности, наш настоящий брат, навеки останется в сердцах благодарных китайцев!» – так заканчивается цитируемая нами мемуарная статья.
После краха нацизма генерал Ло пожелал остаться в приютившей его стране. Якобу довелось участвовать в историческом параде Победы в Пекине. В 1947 году Розенфельд стал министром здравоохранения во временном революционном правительстве Китая, но в 1949-ом, после образования КНР, все же вернулся в Вену, где его встретили разрушенный войной город и… отнюдь не искорененный антисемитизм.

место захоронения Якоба Розенфельда

Из сохранившихся дневниковых записей тех лет можно сделать вывод, что после трагической гибели большинства членов его семьи Якоб так и не смог адаптироваться к послевоенной Европе. В 1950-м он попытался вернуться в Китай, но времена изменились, и этому намерению помешало отсутствие у него необходимой визы. К тому же начались серьезные проблемы со здоровьем. Летом 1951 года Розенфельд переехал на жительство в Израиль, где воссоединился со своим братом и стал работать в больнице в Тель-Авиве. Он ждал оформления визы в Китай, которую получил в начале 1952 года. Но снова отправиться в страну, для которой сделал так много, уже не успел. 22 апреля 1952-го доктор Якоб Розенфельд скончался от сердечного приступа.
Стоит отметить, что в Китае, куда Якоб так стремился, в ту пору Розенфельда могло ждать большое разочарование. С приходом к верховной власти новых людей и началом Корейской войны иностранцев уже не жаловали. Во время так называемой культурной революции друзья еврейского врача Лю и Чэнь уже не были в фаворе у китайского генсека, а о Розенфельде просто забыли. Более того, практически все евреи в период маоистского мракобесия покинули Китай. Большинство из них переехали в Израиль и в США. Только после смерти Мао в 1976 году в китайском обществе реабилитировали генерала Ло. Сначала – частично, и лишь в последние годы его героический статус был восстановлен полностью.
Об одиссее талантливого еврейского медика рассказывала прошедшая в 2006 году в Вене выставка, которая была развернута в рамках мероприятий, приуроченных к 35-летней годовщине установления дипломатических отношений между Австрией и Китаем. Эту экспозицию подготовил австрийский эксперт по китайской истории Герд Камински в стенах Венского еврейского музея. Он же стал автором увлекательной книги о Якобе Розенфельде. Это, собственно говоря, готовый киносценарий для приключенческого сериала. В немалой степени благодаря усилиям Камински имя Розенфельда через многие десятилетия снова поднято на должную высоту. Ныне в Национальном музее Китая в Пекине ему посвящен специальный раздел, занимающий площадь 800 кв. метров. Открывал экспозицию (в статусе постоянно действующей) председатель КНР Ху Цзиньтао. После установления дипломатических отношений с Израилем китайские дипломаты по поручению своего внешнеполитического ведомства разыскали место захоронения Якоба Розенфельда в еврейском государстве. С тех пор на его могилу регулярно привозят венки из Китая. В честь генерала Ло воздвигнут памятник из белого мрамора в натуральную величину и названа больница в уезде Инань (Линьи, в Шаньдуне). Имя подлинного героя также носит одна из улиц. Почтовое ведомство КНР увековечило память австрийского врача серией из трех марок с его портретным изображением. Упоминавшийся нами дневник, который Розенфельд вел с весны 1941 года до 1 октября 1949-го, когда была провозглашена Китайская Народная Республика, опубликован и читается с большим интересом в качестве исторического свидетельства. В честь Якоба Розенфельда также назван один из парков в австрийской столице, а памятную доску еврейскому врачу можно увидеть на больнице Граца.
Точно подмечено: роль личности в истории велика, когда история в ней заинтересована. Судьба Якоба Розенфельда – наглядное свидетельство в пользу этого утверждения.


Фредди Бен Натан
www.kackad.com
Фото: © ÖGCF, WikiMedia

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте