A+ A A-

Что такое «трудный подросток» и c чем его едят?

Август Айххорн, венский психоаналитик

Если у Вас в семье растет такой индивидуум, почитайте эту статью.

Август Айххорн (August Aichhorn) – известный венский психоаналитик и талантливый педагог, основоположник психоаналитической педагогики, организатор воспитательных центров психоаналитической ориентации для несовершеннолетних правонарушителей.

 Айххорн родился в Вене 27 июля 1878 года, после окончания школы и получения педагогического образования работал учителем. В 1918 году он основал исправительную школу в Оберхоллабрунне, а в 1920 году – в Сент-Андре. 

Психоанализом занялся в 1920 году. По настоянию Анны Фрейд, которая высоко ценила его аналитические способности, окончил Венский психоаналитический институт и с 1922 года начал активно сотрудничать с различными соответствующими структурами.
В 1923 году Айххорн организовал в Вене сеть молодежных воспитательных центров и одним из первых психоаналитиков начал работу с агрессивными подростками в стационарных условиях. Он практиковал психоаналитическую терапию правонарушителей и считал, что неблагоприятные отношения с родителями негативно отражаются на развитии личности ребенка, определяют будущие трудности в его общении с окружающими, создают предпосылки формирования его делинквентного (асоциального, противоправного) поведения, которое проявляется в действиях, приносящих вред обществу, а при соответствующих обстоятельствах трансформируется в неадекватное поведение и даже в правонарушения. Ученый утверждал, что это может быть и поведенческим выражением невроза.
Август Айххорн известен во всем мире как автор книги «Verwahrloste Jugend», что можно перевести как «Беспризорный подросток» (1925) и других работ по психоаналитическим проблемам молодежи, на которые часто ссылается Анна Фрейд. Его знают также и как организатора воспитательных центров психоаналитической ориентации для несовершеннолетних правонарушителей (речь идет именно о них, то есть о категории достаточно узкой, а не просто о подростках с психологическими проблемами).
Подростковый возраст вообще принято считать трудным, а в наше непростое время проблемный подросток – скорее правило, чем исключение. Хотя Айххорн – специалист весьма специфического профиля и его работа предназначена не для массовой аудитории, а для узкого круга профессионалов, он привлекает внимание многих педагогов, психологов, родителей, озабоченных подростковыми проблемами и стремящихся понять их психологическую природу.
Ученый-практик повествует об уникальном опыте работы с трудными подростками. Решение конкретных задач потребовало от него адаптации психоаналитической теории, ее облегчения и введения определенной гуманистической составляющей. Такая модификация и установка на понимание ребенка, доверительное к нему отношение позволили эффективно разрешать детские проблемы, корень которых он усматривал в неправильной стратегии родительского поведения.
Доминирующие и наиболее часто проявляющиеся у конкретной личности мотивы определяют общую ее направленность. В зарубежной психологической и медицинской литературе для описания делинквентного поведения взрослых людей (от 18 лет) широко используются термины «антисоциальная», «социопатическая», «психопатическая» личность. Данные понятия не тождественны привычному для нас понятию «криминальная личность» и не могут выступать в качестве медицинского диагноза. Социопатическая (антисоциальная) личность представляет собой психологический тип, понятный через глубинные психологические механизмы ее функционирования.
Ученый считает делинквентность результатом взаимодействия психических сил, производящих некие искажения, которые связаны с нарушением взаимоотношений между Эго и супер-Эго. Знаменитое отсутствие совести у социопатов свидетельствует не только о дефективном супер-Эго, но также о недостатке первичной взаимной привязанности к другим людям. Для антисоциальной личности ценность других людей редуцируется до их полезности, которая нередко определяется явным или бессознательным согласием последних терпеть их поведение. Социопатические люди открыто хвастаются своими победами, махинациями или обманами, если думают, что на слушателя произведет впечатление их сила. Тот факт, что они не страдают от дискомфорта из-за своего поведения, составляет одну из основных трудностей социального и психотерапевтического воздействия на них.
А. Айххорн ввел понятие явной и латентной делинквентности. В первом случае имеют место антисоциальные действия, а во втором это состояние существует, но не проявляется внешне. Человек с антисоциальной организацией личности не обязательно совершает преступления, но его жизнь в целом определяется специфическими мотивациями. И если социопатической личности удалось избежать тюрьмы или саморазрушения, она имеет тенденцию становиться примерным гражданином. Представители некоторых уважаемых профессий, несомненно, в большей степени, чем другие, проявляют склонность к давлению и контролю (педагоги, судьи, хирурги), сочетая свою индивидуальность с интересами общества.
Для отношения к «трудным» детям со стороны родителей характерны: нестабильность, отсутствие дисциплины, потворство, эмоциональное непонимание, эксплуатация и иногда жестокость. Детство антисоциальных личностей нередко отличается безнадзорностью, обилием опасностей и хаоса (хаотическая смесь суровой дисциплины и сверхпотворства; слабая мать и вспыльчивый садистичный отец; алкоголизм и наркотики в семье; семейные разрывы). В таких нестабильных и угрожающих обстоятельствах ребенок не получает чувства защищенности в необходимые моменты развития. Это может подтолкнуть его потратить остаток жизни на поиск подтверждения своего всемогущества.
Чтобы чувствовать себя бодро и хорошо, социопат нуждается в резком, более встряхивающем опыте. Особая конституция может объяснять постоянное стремление таких людей к острым ощущениям, их сниженную способность воспринимать педагогическое воздействие и обучаться социально приемлемому поведению, их невозможность получать удовольствие от обычных для других людей вещей – музыки, природы, хорошей работы. Он обладает гораздо большей энергией, чем родители, и может усвоить, что позволительно игнорировать потребности других людей, делая все, что хочется, умело управляя поведением окружающих. Врожденно гиперактивному, требовательному или рассеянному ребенку необходимо участие отцовской фигуры – значительнее, чем это принято.
Айххорн упоминает и о таком защитном механизме, как идентификация с агрессором, рассказывает, что, когда он консультировал школьный комитет, имел дело с учеником начальной школы, которого привели к нему из-за привычки гримасничать. Учитель жаловался на то, что поведение мальчика, когда его ругали или порицали, было ненормальным. Он начинал при этом корчить такие гримасы, что весь класс взрывался от смеха. Учитель считал, что либо мальчик насмехается над ним, либо дергается из-за нервного тика. Его слова тут же подтвердились, потому что ребенок начал гримасничать прямо на консультации, но когда учитель, мальчик и психолог оказались вместе, ситуация разъяснилась. Наблюдая внимательно за обоими, Айххорн увидел, что гримасы были просто карикатурным отражением гневного выражения лица учителя и бессознательно копировали его во время речи. Так он идентифицировался с угрожающим внешним объектом.
Психоаналитик советует, если ребенок врет, воздержаться от выражений типа «Ты лжешь», «Ты должен говорить правду». Гораздо эффективнее вести себя так, будто он сделал ошибку. Можно сказать: «Ты уверен в том, что сказал? Подумай хорошенько. Погоди-ка, расскажи мне еще раз» и т.д.
Родителю или учителю солгавшего чада следует разобраться в причинах лжи. Что-то предпринять в сложившейся ситуации можно только в тесном контакте. Надо начать с разговора «по душам». Это полезно и в ситуации, когда вы только подозреваете, что ребенок вам соврал, и когда у вас есть все доказательства его лжи.
В 1932 году А. Айххорн вышел на пенсию и открыл частную практику. После аншлюса был арестован и сослан в качестве политического заключенного в Дахау. По предложению М. Геринга ученый согласился читать лекции в Институте психологических исследований и психотерапии в Берлине. В этот период несмотря на то, что находился под наблюдением гестапо, А. Айххорн организовывал подпольные встречи небольшой группы психоаналитиков.
В 1946 году он возродил Венское психоаналитическое общество, которым руководил до самой смерти. В 1947 году А. Айххорн стал почетным членом Международной психоаналитической ассоциации и Чикагского психоаналитического общества. Ученый скончался 13 октября 1949 года в своей родной Вене.

По материалам психоаналитических статей
Кира Лесникова

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте