A+ A A-

Тёни – в тени великих модернистов

Уважаемые любители живописи, когда будете бродить по залам Бельведера, обязательно обратите внимание на полотна в холодноватой, тенистой, серо-зеленой гамме австрийского художника-модерниста Вильгельма Тёни (Wilhelm Thöny),  на его сдержанную живопись высокой культуры цвета, глубокого и интенсивного.

 

К сожалению поклонников провинциального художника, в большой истории искусства Тёни теряется на фоне венцев: Эгона Шиле, Оскара Кокошки и даже Альфреда Кубина, с которым был очень дружен и многие годы переписывался. Как известно, искусство модерна процветало в европейских столицах: в Париже, в Берлине и, конечно же, в Вене, а также в крупных художественных центрах – в Мюнхене и Барселоне. Зато Вильгельм Тёни – самый крупный художник первой половины XX века, родившийся в Штирии, то есть в провинции, и, хоть он учился в Мюнхене, жил в Париже, умер в Нью-Йорке, Тёни умудрился остаться австрийским, штирийским, грацским художником. Любимый город узнается у него на всех картинах: набережная Мура оборачивается набережной Сены, Штадтпарк — садами Тюильри, австрийские Альпы вырастают в Провансе, а башенки штирийских замков проступают в очертаниях Нотр-Дама и манхэттенских небоскребов.
Вильгельм Тёни (Wilhelm Thöny) родился 10 февраля 1888 года в Граце. Он происходил из буржуазной интеллигентной семьи: отец его, хоть и был коммерсантом и владел фирмой по продаже бумаги, играл в любительском струнном квартете, кроме того, он был одним из учредителей Общества художников Штирии. Вот и дети были одарены художественно:  оба сына обладали прекрасными голосами. Херберт Тёни стал известным баритоном и пел в Грацской опере, а, сойдя со сцены, преподавал в здешней консерватории.
Вильгельм же решил сделать ставку на живопись и даже отказался от ангажемента в Баварской опере, когда учился в Академии в Мюнхене.
Джентельмены во фраках, цилиндрах и белых перчатках, наряженные в вечерние платья дамы, отправляющиеся в театр или прямиком на сцену, станут потом регулярно появляться у художника.
Он все-таки выбрал живопись. Прилежно учился, выставлялся с Мюнхенским сецессионом, и его ранние портреты были чудо как хороши. Тени удачно поселился в знаменитом доме на Айнмиллерштрассе, где жили Василий Кандинский, Пауль Клее, Томас Манн и Райнер Мария Рильке. А потом началась Первая мировая война, и юноша, вернувшись в Грац, пошел добровольцем в армию. Он сражался на итальянском фронте и как военный художник написал множество батальных сцен, портретов героев и карикатур на врагов отечества.
После войны, смерти родителей и быстро распавшегося брака он метался между Германией и Швейцарией, а потом, вернувшись в родной город, основал Грацский сецессион и был выбран его первым президентом. Он выставлял в Граце Пабло Пикассо, Анри Матисса и Оскара Кокошку, сам в те времена много выставлялся в Вене, Мюнхене, Берлине, Нью-Йорке. Одно из его знаменитых произведений – "Книга сновидений", книга без текста, с рисунками, напоминающими незнакомого ему тогда Марка Шагала. Он попробовал себя в социальных сюжетах, вроде "Прачек" и "Безработных", но быстро понял, что тема труда и капиталистического угнетения ему не дается. Зато даются одухотворенные горы, дремлющие города с куполами соборов, темные аллеи, лунный свет и таинственное свечение, идущее от оркестровой ямы. Это были годы творческого расцвета, признания и веры в то, что Грац – в том числе и его усилиями – становится одним из культурных перекрестков Европы.
В 1931-м художник уехал в длительное путешествие – Париж, юг Франции, Италия, Америка – и больше не возвращался в Грац. Тёни не был ни евреем, ни коммунистом, пусть и симпатизировал социал-демократам, в списках дегенеративных художников он не значился, он просто был интеллигентным человеком, и коричневая проказа, поразившая германоязычный мир, вызвала у него естественное отторжение. После аншлюса Тёни со второй женой, родом из такой же интеллигентно-буржуазной семьи, только немецко-еврейской, с фамильным бизнесом и художественными связями в Нью-Йорке, отбыл в Америку.
Нью-йоркская художественная жизнь в немецко-французском эмигрантском кругу складывалась у Тёни неплохо, но завершилась трагически. Многие его работы, хранившиеся в Австрии, сгинули в годы Второй мировой войны и оккупации союзниками, а сотни картин и рисунков, созданных в Америке уничтожил огонь пожара в депозитарии. Узнав об этих трагических событиях, Тёни заболел и в скором времени, 1 мая 1949 года, умер, так и оставшись в тени своих более успешных и известных миру коллег.

Инга Штайнванд

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте