A+ A A-

Разделяй и властвуй

Загрузить PDF-версию новости

 Департамент 48, отвечающий за сбор и утилизацию мусора

Как в австрийской столице собирают, сортируют и уничтожают бытовой мусор

Департамент, отвечающий за уборку улиц, сбор и утилизацию мусора, находится в одном из жилых районов Вены, по адресу: Айнзидлергассе, 2.

– Наше здание Вы увидите сразу, – пообещала фрау Фольк, с которой мы заранее договорились об интервью. В этом департаменте она руководит одним из важных отделов.

И ведь действительно трудно было пройти мимо искомого шестиэтажного дома, вполне стандартного, если бы не одна существенная особенность: весь его фасад покрыт зеленой травой, а на уровне четвертого этажа издалека в глаза бросается сине-красная цифра «48».
Вот таким необычным образом сразу заявляет о себе 48-й департамент венского магистрата, тот самый, который отвечает за чистоту.
– Это такой у Вас пиар? – сразу спросил я Ульрике Фольк, когда мы приступили к беседе.
– В какой-то степени – да, – ответила она. – И это наш фирменный стиль. А еще – прагматика, чисто функциональное решение, призванное помочь с термозащитой, естественным кондиционированием воздуха. Мы были первыми, а сейчас такие «газоны» на фасадах уже широко используют другие.

 

* * *
Рассказав о своих впечатлениях от посещения мусоросжигательного завода (Статью читайте в след. номере. – Прим. ред.), я попросил фрау Фольк ответить на вопросы, которые все еще оставались неясными. Например, про ту самую свалку, где, как мне накануне рассказали, хоронят выпавшие из печей в осадок шлак и золу.
– А ведь свалки, как я слышал, отныне в Австрии законодательно запрещены?
– Сами свалки не запрещены, просто есть целый свод требований, которые надо выполнять. Одно из главных заключается в том, что складировать там можно лишь отходы, прошедшие предварительную обработку. В нашем случае это зола и шлаки, которые уже не способны микробиологически разлагаться, то есть отравлять атмосферу вредными выделениями.
Наша цель – на сто процентов обработать остаточный мусор. Установки по сжиганию и многоступенчатые системы по очистке дыма выполняют эту задачу почти полностью. Но «почти» означает, что небольшая часть в виде золы и шлаков после сжигания остается.
– «Небольшая» – это сколько?
– В год нам приходится свозить на полигон порядка 160 тыс. тонн. Предварительно золу и шлак уплотняют, затем укладывают ровными слоями, а сверху присыпают землей и засаживают травой, кустарником. Там потом пасутся козы, вот смотрите – они на этой фотографии. Нет никаких ядовитых веществ или выделений.
– Готовясь к встрече с Вами, я прочел, что подобные остатки от сжигания используют как сырье для материала, применяемого при строительстве автомагистралей…

утилизация  мусора, Вена

– В Германии – да, а у нас, в Австрии, законодательство это запрещает.
На полигоне соблюдаются строжайшие меры безопасности во избежание загрязнения грунтовых вод. Под всей его территорией сооружен водонепроницаемый фундамент, по периметру он обнесен тоже непроницаемой железобетонной стеной. Вот в такой искусственной «ванне» и хранятся отходы. Кстати, окружность этого полигона составляет четыре с половиной километра. Он расположен на северо-востоке Вены, на территории бывшего карьера по добыче щебня.
Там все мониторится: уровень подземных вод, их качество, возможное выделение метана и другие показатели. Откуда метан? Двадцать лет назад сюда вывозили остаточный мусор. В наши дни газ отсасывают и используют для выработки электроэнергии. Длина трубопроводов, предназначенных для этой цели, – десять километров.
– Теперь про раздельный сбор мусора. Вы в этом деле на передовых позициях в Европе. Насколько я понял, четверть всех собираемых отходов сжигается в термопечах. А что происходит с остальными?

– Всего в Вене шесть с половиной тысяч площадок для размещения контейнеров. В многоквартирных домах, а также вблизи торговых центров, транспортных узлов на таких площадках стоят емкости для разных категорий отходов: металла/пластика, стекла, бумаги, органики и смешанного или несортированного мусора. Самые скромные контейнеры объемом 120 литров, самые большие – до 700 литров. Малоквартирные и частные дома оснащены только баками для остаточного (смешанного) мусора. Например, в моем доме – там двадцать квартир – имеется три контейнера по 240 литров каждый и опорожняют их два раза в неделю.

Для пустых бутылок есть два типа контейнеров – один для светлого, другой для темного стекла.
Нас, департамент «48», касается, как я уже говорила, только сбор и утилизация остаточного мусора, а также переработка биоматериала. Все остальное – металл, стекло, пластик, бумага и картон – идет на вторичную переработку за счет производителей, которые заранее оплачивают городу предстоящие расходы.
Электроприборы, бытовую технику, батарейки Вы обязаны выбрасывать только туда, где для них есть специальные емкости. Также существуют места сбора использованной одежды, обуви, мебели, предметов домашнего обихода.
– Правда ли, что нарушителей правил раздельного сбора мусора ждет наказание в виде денежного штрафа?

контейнеры для бытовых отходов

– Вопреки слухам, этот штраф небольшой. Если нарушитель не злостный, то он заплатит всего 50 евро. Такому же наказанию подвергнут человека, если он бросит окурок мимо урны или если не уберет на прогулке за своей собакой.
В том случае, когда дом многоквартирный и вычислить нарушителя не представляется возможным (как узнаешь, кто поместил бутылку в бак для бумаги?), то мы выставляем дополнительный счет домоуправлению или владельцу здания. Если же нарушитель злостный, то санкции могут быть и покруче – штраф до 2 000 евро.
– Таким образом Вы, наверное, уже приучили своих граждан к порядку?
– О, если бы это было так! Всегда есть к чему стремиться. Могу лишь сказать, что мы в числе лидеров в Европе.
– Гуляя по Вене, я обратил внимание на то, что Ваши мусорщики облачены в безупречно чистую форменную одежду, а мусоровозы словно вчера сошли с конвейера…
– Да, и это тоже часть нашей общей стратегии. Все профессии, связанные со сбором и утилизацией отходов, считаются хорошо оплачиваемыми и престижными. На подсознательном уровне это дисциплинирует жителей. Точно так же, как и порядок на площадках, где расположены контейнеры, и четкий график их опорожнения.
– А кто эти люди в форменных одеждах оранжевого цвета? Наверняка в основном экспаты?
– (Но тут моя собеседница проявила завидную политкорректность). Наши работники говорят на 146 языках. Из более 3 тыс. человек 1 100 заняты непосредственно в мусорной сфере. Конкурс на каждое место большой, благодаря этому мы можем отбирать самых пригодных.
– Еще я слышал, что у Вас есть специальное подразделение, которое занимается просвещением и пропагандой. Это правда?
– Есть ряд советников, которые регулярно посещают дошкольные учреждения и школы. В старших классах дети делают доклады на тему утилизации мусора, их регулярно приглашают на экскурсии к нам на предприятия.
И взрослых тоже надо просвещать. Для них размещаем информационные стенды на улицах. Ежегодно в сентябре в 17-м районе Вены проводим фестиваль мусорщиков, где наряду с серьезными просветительскими акциями проходят всякие развлекательные мероприятия. В этом году такой праздник посетили 46 тыс. горожан.
– Наконец, хочу присоединиться к поздравлениям по поводу награждения Вашего 48-го департамента Международной премией за достижения по поддержанию чистоты в городе.
– Вижу, Вы хорошо подготовились к этому интервью. Спасибо! Это уже далеко не первая награда. Но, как я уже сказала, нет предела совершенству.


* * *
Завершив разговор с фрау Фольк, я вышел из ее покрытого травой дома, завернул за угол и оказался в просторном и светлом торговом павильоне, где покупателям предлагался широчайший спектр товаров. Чего там только не было: детские игрушки, горные лыжи и иной спортинвентарь, одежда, бытовая техника, книги, старые пишущие машинки, радиолы, чемоданы, сумки, посуда… И все это вполне качественное добро поступает сюда… с городских свалок. 100 тонн каждый месяц.

319 2

«Старьевщик–48» – так можно перевести с немецкого название этого магазина, который очень популярен у венцев и вовсе даже не у тех, кто «без определенного места жительства». Ежедневно сюда приходят более тысячи человек. Дизайн «Старьевщика» так понравился телевизионщикам, что раз в месяц здесь записывают литературную передачу для одного из популярных каналов.
Торговля идет полным ходом, а вырученные средства отправляются общественному объединению по защите животных.
Да, нам есть чему поучиться у Вены. И прежде всего – тому продуманному системному подходу, который город демонстрирует, внедряя у себя опрятность и поддерживая чистоту. За рамками моего рассказа остались альтернативные источники энергии, которые сейчас активно вытесняют углеводороды. Я не поведал вам о подземных хранилищах, откуда мусор за несколько секунд извлекают с помощью вакуумных насосов. Много чего еще осталось «за кадром».
Но, сказать по правде, лично мне не дают покоя эти символы: пасека на крыше венской ратуши, соколиные гнезда на трубе мусоросжигательного завода, трава на фасаде департамента «48», ежемесячные телетрансляции из магазина, где продают предметы со свалок…
Верно говорил герой известного романа: «Разруха не в клозетах, а в головах».


Владимир Снегирев
«Российская газета»
Статья дана в сокращении

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Читать номер журнала

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте