A+ A A-

Швеция Есть женщины в русских селеньях

Много-много лет тому назад, в нашем далеком и самом «счастливом в мире детстве», когда еще не было телевидения, по радио часто звучала песенка:

У дороги чибис, у дороги чибис.
Он кричит, волнуется, чудак:
– А, скажите, чьи вы? А, скажите, чьи вы?
И зачем, зачем приехали сюда?

Этот куплет весьма наглядно демонстрирует отношения между иммиграционными властями и русскоязычными иммигрантами. К сожалению, не каждый въезжает в избранную страну на белом коне и не каждому пытающемуся получить вид на жительство его предоставляют, хотя у каждого страждущего имеется, на его взгляд, объективная причина для иммиграции.

В настоящее время в разношерстной среде давно осевших, вновь прибывших, а тем более родившихся в иммиграции, нет единства, атрофировано чувство взаимопомощи и поддержки. С достаточной степенью вероятности можно перечислить наиболее многочисленные группы русскоязычных иммигрантов, которые фактически не контактируют друг с другом. Это еще оставшиеся в живых иммигранты первой волны, счастливо избежавшие мести большевиков за свое буржуазное прошлое. Это военнопленные и граждане, угнанные из Советского Союза во время Второй мировой войны, понявшие, чем может для них обернуться возвращение на родину. Это, конечно же, новая волна иммигрантов, покинувших разваливающийся СССР по национальным или экономическим соображениям. В настоящее время практически единственной причиной, по которой предоставляется вид на жительство в Европе, является брак. Он делится на две категории: брак по любви и, как это ни печально, брак по экономическим соображениям, который, как показывает практика, в большинстве случаев заканчивается разводом или трагедией.

Расчеты некоторых статистических организаций Европы показывают, что легально на территории европейских стран проживает около 6 миллионов выходцев из СССР и России, говорящих на русском языке. Если бы эти люди объединились, поставив перед собой какую-нибудь общую задачу, то они представляли бы мощную партию, гимном которой вряд ли стали бы слова из вышеприведенной песни.

Одной из немногих, не только понявшей опасность создавшейся ситуации, но и предпринявшей попытку объединить русскоговорящих иммигрантов, проживающих на территории Шведского королевства, стала Людмила Сигель – удивительно отзывчивая, переживающая чужую боль как свою, оказавшаяся в Швеции только из-за высокого чувства ответственности за семью и любви к мужу, председатель Союза русских обществ в Швеции, созданного по ее инициативе.

Жизнь и судьбу этой высокой, красивой русской женщины нельзя назвать ординарной, хотя она, как и большинство из нас, была продуктом социалистической идеологии и не помышляла ни о каком отъезде за границу. Людмила родилась в Костроме в послевоенное время, в семье интеллигентов. Ее мать и отец после войны окончили Текстильный институт в Ленинграде и были распределены в Кострому, но, несмотря на все просьбы о переезде в Ленинград, они не могли получить разрешения властей. Возникшая проблема была связана с тем, что в 1941 году отец Людмилы, Александр Иванов, попал в плен. Несколько раз он совершал побеги, чудом остался в живых и, после освобождения из концентрационного лагеря американским воинским контингентом, на свой страх и риск выбрался из американской зоны вместе с группой военнопленных. Беглецы случайно нашли в разбитом вагоне несколько музыкальных инструментов и организовали небольшой оркестр. Вскоре им повезло: ребята наткнулись на советскую войсковую часть, и полковник зачислил «музыкантов» к себе на довольствие. Александр Степанович вернулся на родину в составе армейского соединения, но партия, демагогически объявившая себя «умом, честью и совестью», не забыла «черного пятна» в его биографии. Только после смерти Сталина родители Людмилы, обратившись к А. Н. Косыгину, получили разрешение на переезд в Ленинград.

Первое время они снимали комнату в полуразвалившемся старом деревянном доме, в котором не было ни воды, ни туалета. Холод пронизывал насквозь полусгнившие стены. Но, как известно, трудности с детства закаляют характер, приучают к целеустремленности, к умению радоваться мелочам жизни, ценить друзей и родителей.

Мать Людмилы, Валентина Дмитриевна, очень быстро продвигалась по карьерной лестнице и вскоре получила назначение на должность директора фабрики и стала членом Обкома КПСС. Постепенно у семьи изменились жилищные условия и материальные возможности. Мать учила дочку своим примером: коренная сибирячка, она была человеком огромной энергии и трудолюбия, на фабрике ее называли "хозяйка". Будучи депутатом Ленгорсовета, Валентина Дмитриевна многим помогала в самых разных жизненных ситуациях.

Людмила окончила школу с золотой медалью и поступила в Ленинградский университет на экономический факультет. Когда ей вручали университетский диплом, дома ее ждал четырехмесячный сын, а судьба была предрешена полученным от кафедры экономической кибернетики направлением в аспирантуру. В аспирантуре и затем в научной лаборатории Людмила работала над диссертацией на тему: "Математическое моделирование лесопромышленного комплекса". Однако возникли семейные неурядицы и проблемы со здоровьем. К тому же сын должен был пойти в школу, и надо было найти работу поближе к дому, чтобы уделять ему больше времени. И Людмила по рекомендации своей крестной поступила в Горный институт младшим научным сотрудником, а в 1986 году стала кандидатом экономических наук, защитив диссертацию по экономике железнорудных карьеров.

Став доцентом в Горном институте, она хотела преподавать программирование, финансы, экономику, но ей предложили также вести и курс бухгалтерского учета.

– Я плакала и сопротивлялась этому, – вспоминает Людмила Александровна, – пока однажды не почувствовала, какой это великолепный предмет, как все стройно и логично в бухгалтерском учете. Как великолепно иллюстрируется в бухучете формула "Деньги – товар – новые деньги"! После этого открытия я буквально заболела бухучетом.

В это время страна уже стояла на пороге очередных политико-экономических потрясений. Приход к власти Б. Ельцина привел к распаду СССР, невиданному экономическому спаду и остановке большинства промышленных предприятий. Пожилые люди оказались выброшенными на обочину жизни, оставшись без средств к существованию.

На Людмилу свалилась забота о родителях, которые, как и все другие пенсионеры, лишились своих накоплений и получали съедаемую инфляцией пенсию. Вместе с другими специалистами она участвовала в создании курсов бухгалтерского учета, потребность в которых диктовалась временем. Учителя, инженеры, аптекари, лишившись работы, ринулись на эти курсы в надежде найти потом место бухгалтера в ТОО или кооперативе, великое множество которых возникло в это смутное время. Будучи завучем, Людмила разработала новую оригинальную методику обучения, построенную на том, что учащиеся за 2 – 3 недели получали полный курс бухучета, обслуживая смоделированное виртуальное предприятие, ведя учет, занося все операции в регистры, заполняя формы отчетности для налоговой инспекции и разных фондов. Исполняя роль бухгалтера на таком "игрушечном" предприятии, студенты за короткий срок получали знания, необходимые для будущей практической работы.

Развитие курсов и дальнейшее усовершенствование методик преподавания в итоге позволили Людмиле принять участие в создании Института страхования, в котором Людмила была деканом. С самого зарождения идеи института его основатели находились в контакте со своими стокгольмскими коллегами. При поддержке SIDA была разработана оптимальная программа обучения для преподавательского состава Института. Шведская сторона пригласила российскую делегацию для обсуждения перспектив сотрудничества. Судьба распорядилась так, что в составе группы оказалась и Людмила.

Именно в этот день на теплоходе «Ильич» из Санкт-Петербурга в Швецию возвращалась делегация Министерства обороны Шведского королевства. Людмила сидела в зале и смотрела концерт, все время ощущая на себе пристальный взгляд симпатичного мужчины, сидевшего неподалеку от нее. Наконец решившись, он подошел к ней и с вежливыми интонациями в голосе произнес что-то по-шведски. Она ответила на немецком, которым владеет в совершенстве:

– А не могли бы вы то же самое повторить на немецком?

– Немецкий мой родной язык, – в восторге воскликнул мужчина, – разрешите представиться: Ханс Сигель. Если вы не возражаете, я хотел бы быть в Стокгольме вашим гидом.

– Наша жизнь, – вспоминает Людмила, – превратилась в бесконечные романтические встречи. Я верующий человек, а Библия говорит, что жена всегда должна быть рядом с мужем. После того, как я переехала к нему, сразу же нашлись завистники, которые укоряли меня в том, что я покинула Россию в самый тяжелый для нее момент. Я ни перед кем не собираюсь оправдываться. У меня в России было все: прекрасные родители, любимый сын, я была там счастлива. В самое тяжелое для моей Родины время я была с ней, можно сказать, "ковала кадры бухгалтеров", работала одновременно на трех работах, была рядом с родными, и вся тяжесть экономического обеспечения моей семьи лежала на моих плечах. Теперь в этом нет необходимости. Решение покинуть отца (мама уже умерла к тому времени), взрослого сына, любимую, хорошо оплачиваемую работу на факультете менеджмента Санкт-Петербургского университета, налаженную жизнь и друзей далось мне очень тяжело. Но я замужняя женщина и абсолютно уверена, что должна находиться там, где находится мой муж.

Через несколько лет, листая какой-то исторический справочник, Ханс сказал Людмиле:

– Ты теперь носишь очень древнюю фамилию. У кайзера Карла IV был сын Сигизмунд, организовавший крестовый поход против турок и потерпевший поражение при Никополе. Мои родственники служили в его армии и спасли ему жизнь. Потом император правил в землях, которые сейчас входят в состав Чехии. Где-то в районе Карлсбада. Вот там-то мой предок Грегориус Сигель получил право добывать серебро, чтобы его вассал мог чеканить монеты и продолжать войну с турками. Моей семье принадлежала долина Йохимсталь. Один из Сигелей – Андреас – женился на баронессе фон Пракенберг, и его дети уже были Сигель фон Пракенберг. Но однажды один из его потомков то ли сошел с ума, то ли до такой степени проникся религиозными догмами, что отказался от баронского титула и все свое имущество роздал беднякам.

– Значит, ты барон без власти и без серебра, – подвела шуточный итог его рассказу Людмила, – искренне тебе сочувствую, но все равно приятно.

– Увы, – грустно улыбнулся Ханс, а затем добавил с аристократическим достоинством, – у меня, к сожалению, нет родового замка, но пока еще достаточно денег, чтобы пригласить тебя в ресторан.

Оказавшись в Швеции, Людмила – человек вулканической энергии – не могла долго оставаться без дела. Она организует выставки, концерты хора “Оптина пустынь”, активно сотрудничает с церковью. Как-то на вернисаже в Российском консульстве Людмила спросила консула:

– Есть ли в Швеции хоть какие-нибудь русскоязычные общества или объединения? Я хочу их пригласить на концерты хора, который приедет на гастроли из Петербурга уже через месяц.

– Насколько мне известно, есть два или три русских объединения, – ответил консул, – но было бы неплохо, если бы и вы такое организовали.

Идея реализовалась словно сама собой. Вместе с певицей Раисой Мартин и ее мужем было создано Русско-шведское культурно–экологическое общество «Ладья», а всю необходимую документацию для его организации любезно предоставила Инна Хромова – председатель такого же общества в Гетеборге. Постепенно у Людмилы накапливалась информация о существующих русских объединениях, и она обратилась к российскому послу Н. Садчикову с просьбой о проведении встречи соотечественников в актовом зале посольства.

15 мая 2003 года посол России открыл собрание. Присутствовали представители 10 русских организаций, деятели культуры, члены трех православных приходов Московского патриархата, создатели русскоязычных сайтов. Людмила считала, что очень важно с самого начала привлечь тех, кто владеет передовыми информационными технологиями. После многочасовых дискуссий был сформирован Координационный совет по созданию единой организации. Журналистка "Радио Швеции" Ирина Макридова вела протокол, который потом лег в основу их общей с Людмилой статьи для "Шведской пальмы".

18 октября того же года был учрежден Союз русских обществ в Швеции, председателем которого единогласно избрали Людмилу Сигель. «Человек со слепым сердцем хуже человека со слепыми глазами», – гласит народная узбекская мудрость, и именно поэтому главную задачу Союза Людмила видит в оказании посильной помощи русскоязычным иммигрантам, в ускоренной их интеграции в шведское общество. С этой целью на сайте Союза www.rurik.se формируется книга на русском языке о Швеции, о ее налоговой системе, о пособиях и пенсии, о создании некоммерческих организаций и собственного бизнеса, поиске работы. Многие внесли свою лепту в написание этой книги, были также найдены уже готовые материалы, созданные ранее в рамках проектов Министерства финансов Швеции и консультационной фирмы BICON.

Людмила осуществила проект по организации поездки ветеранов Великой Отечественной войны на празднование 60-летия Победы в Санкт–Петербург. Вместе со шведской скаутской организацией, певицей Кристиной Андерссон и созданным по ее инициативе хором любителей пения она была устроительницей вечера "Песни Второй мировой войны". Конечно, там плакали русские, слушая свои песни военной поры, но плакали и шведы, когда 70-летние скауты пели песенки их молодости и разыгрывали сценки тех лет – с продуктовыми карточками, морковным чаем и вязанием теплых вещей для солдат.

Людмила понимала, что для успешной общественной деятельности ей очень важно иметь возможность обмениваться опытом с соотечественниками в других европейских странах, и вошла в Европейский Русский Альянс, став членом его правления. Благодаря членству в ЕРА Людмила стала участницей конференции Baltic Development Forum. Именно там она получила информацию о предоставлении стипендий русским студентам по программе МВА. Теперь этой информацией может воспользоваться каждый желающий, зайдя на сайт www.rurik.se.

Помимо всех перечисленных обязанностей, которые добровольно взвалила на свои хрупкие плечи Людмила, она является членом рабочей группы "Форум Сид", подготавливающей решения о выделении Швецией средств на программы укрепления демократии и равноправия, борьбы с бедностью в Белоруссии, России, странах Восточной Европы.

Одна из важнейших и труднейших задач активистов русскоязычных организаций и обществ заключается в том, чтобы объяснить иммигрантам, что быть русским – это ответственно. И поэтому Людмила изо всех сил старается расшевелить общественное мнение и направить в нужное русло гигантский потенциал русскоязычных жителей Швеции. Как известно: под лежачий камень вода не течет, да и на Бога надейся, а сам не плошай. Впереди огромная работа, и нам только остается от всей души пожелать баронессе Людмиле Александрове Сигель фон Пракенберг (урожденной Ивановой, по матери Квашниной) дальнейших успехов в ее благородном деле на благо всех русскоязычных иммигрантов.

Михаил Ханин

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте