A+ A A-

В Австрию пришла русская песня

Дождинки торопливо, обгоняя друг друга, сбегали по лицу, фигуре, скрипке великого Маэстро, который в своем золотом одеянии продолжал «будоражить» этот удивительный город своими вальсами, польками, неповторимыми вариациями. «Я танцевать хочу, я танцевать хочу до самого утра», – вдруг вслух пропела Нина и улыбнулась ему, великому мастеру оперетты. «Ну, вот и встретились! Здравствуйте, господин Штраус», – мысленно воскликнула Нина. Несколько минут она разглядывала его, вспоминая, как в детстве по радио услышала волшебные мелодии в исполнении оркестра, и тогда, именно тогда в ее детском сердце родилась любовь к песне, любовь к музыке. Это было рождение большого желания петь. И она пела, пела везде: дома, на улице, в школе. Она помнит его, тот концерт, где впервые маленькая Ниночка солировала: «Спи, моя радость, усни, в доме погасли огни». Столько счастья было у этой первоклашки, столько ответственности, ведь в зрительном зале сидели ее родители, которые славились своими голосами и знаменитой «трёхрядкой».

Росла Нина в большой трудолюбивой семье, в ее доме всегда звучала песня – хоть и в строгости воспитывались дети, но в свободные зимние вечера всей семьей распевали на голоса любимые песни.

На стене в просторной комнате висела фотография прошлого века каких-то «пышно» одетых маминых родственников. И вот, когда Нина оставалась дома одна, она из всевозможных вязаных и выбитых салфеток, скатертей, накидушек мастерила себе всякие одеяния и пела перед большим зеркалом, изображая важную госпожу с портрета на стене.

Однажды отец застал врасплох эту семилетнюю «даму» в экзотических нарядах. Сдерживая смех и слезы, спросил: «Наверное, певицей хочешь стать?» Нина, от страха запутавшись в юбках, пискнула «да».

Широта сибирских просторов, песни жаворонков под небесами, величие соснового бора и прозрачность веселых березовых рощиц; чистота людских нравов, преданность земле, краю – все это впитывалось Ниной с детских лет, как молитва, которую бабушка шептала по утрам и вечерам. Все свое детство и юность девочка была запевалой во всем, но в песне была главной.

Прохожие прятались под разноцветными зонтиками, а Нина не чувствовала дождя, она разглядывала ближайшие здания, памятники. Да, это была Вена! Потрясающая и вдохновляющая, кокетливая и строгая, древняя и вечно молодая. «Какая красота, какое великолепие», – оценивающе подумала Нина и почему-то вспомнила свою Сибирь. Ведь уже столько лет утекло, а все было будто бы вчера. Она, выпускница Института культуры, приехала по распределению в Омскую область, в заводской дом культуры. Больше всего на свете она любила петь и этой «музыкальной болезнью» заражала всех, кто оказывался рядом. Народный хор русской песни, вокальный ансамбль «Россиянки», Государственный Омский народный хор, правительственные концерты, участие во многих музыкальных проектах на телевидении и радио, в том числе с Екатериной Шавриной, Николаем Сличенко и другими – и так в течение двадцати лет.

Бенефис под названием «Но песня лучшая моя еще не спета» был подведением итогов того творческого пути, который прошла Нина. С удовольствием вспоминает она свою первую награду, полученную в 1978 году, – награду Министерства культуры СССР; гордится присвоением звания Народной артистки. Так страна оценила ее заслуги как художественного руководителя, хормейстера и певицы.

Не только оперетта, но и «заморские» края бередили ей душу. Познать новое, неизведанное было ее желанием. А тут тебе Германия, ухоженная, чистая, пунктуальная – она привлекала многих архитектурой, историей и культурой; городами и дорогами, садами и парками; своими автомобилями и магазинами. В этот период туда «бежали», ехали, летели и плыли многие. Полетела как на крыльях и Нина. И только тогда, когда оказалась в общежитии для переселенцев на границе с Чехией, поняла, что же она натворила. Но – надо было жить...

Начала она с детей. Рядами выстраивались туфельки и ботиночки в узком общежитском коридоре – там в комнате отдыха их маленькие хозяева прикасались к миру музыки. Дети пели и «про Антошку», и про «солнечный круг», радуя Нину, радуя своих родителей и соседей. Вечерами, когда все жители выходили во двор пообщаться, Нина запиралась на кухне и играла на аккордеоне; могла часами вспоминать любимые мелодии. Боль и тоска по родным местам, совершенная беспомощность от незнания чужих языка и законов, от здешнего бюрократизма сдавливали горло – нет, не плакать хотелось, а выть. Она тихонько скулила под собственный аккомпанемент, но никто не видел слез у этой сильной и уверенной в себе женщины. Чтобы как-то спасти себя от «сумасшествия», пошла петь в местный церковный хор, ходила на службы, учила немецкие тексты, однако ее выделяли «мощный голос и сильный акцент». Не понимая полного смысла псалмов и песенных сопровождений католической церковной службы, все равно каждый день заставляла себя учить новый язык.
Каждый из тех, кто хоть однажды уезжал из родной страны, надеялся на что-то лучшее и верил в то, что именно ему повезет. Так думала и Нина. Но, к большому сожалению, золушек на земле много, а добрых фей на всех не хватает, вот и приходится опускаться на такое дно социальной жизни, с которого очень трудно подняться. Есть два выхода: смириться и терпеть унижения от чиновников или бороться в этой жизни, чтобы выжить. Через газету узнала об одном хоровом коллективе и пришла «попробоваться». Именно там к ней пришло решение создать свой коллектив.

На основе маленькой вокальной группы, собранной еще до нее, в Лейпциге стал расти ансамбль песни и танца «Реченька». Русские люди, как ручейки, потекли в море песен, радости и вдохновения. И не только русские. Студенты факультета славистики Лейпцигского университета, учащиеся гимназий и школ, изучающие русский язык, любители русского языка и культуры пополнили коллектив ансамбля. Репертуар профессиональных хоров Нина перенесла на «Реченьку». И зазвенела песня русская в Иванхаусе, Старой Бирнсе в Лейпциге, Хемнице, Халле, Фульде, Берлине, Бремене, в российских посольстве и консульстве, в Российском центре науки и культуры, на улицах и площадях Германии. Параллельно родились спутники ансамбля – детские фольклорные и эстрадные коллективы.
«Зимняя русская сказка» – так называлась программа, созданная певицей вместе с Иваном Ребровым. Долго искала Нина контакта с этим знаменитым басом, и лишь счастливый случай помог ей с ним познакомиться. Церковь, в которой Иван Ребров давал свой сольный концерт, была переполнена, ведь его имя не нуждалось в рекламе. После концерта Нина, попросив его автограф, заодно предложила сделать совместную программу. Но такого большого мастера вокала просьбами не удивишь. У нее были считанные минуты, вернее, секунды, и Нина запела: «Ой, да ты взойди, солнце красное…» Голос полетел куда-то высоко-высоко под купола. Иван Ребров вдруг закричал своей коллеге: «Элла! Элла! Я хочу с ней работать». А потом были концерты – с хороводами и плясками, с «купцом» и «хозяйкой»; были цветы, аплодисменты и множество новых проектов.

«Реченька» росла, набирала силу, ей было необходимо свое помещение. И тогда родилась идея создания литературно-культурного центра со своей сценической площадкой, со своим клубом-рестораном. Как-то услышав песню В. Пименова «Гжель», Нина влюбилась и в песню, и в те удивительные изделия:

Гжель! Гжель! Сказочная Гжель!
Песня задушевная, хорошая,
Словно белая метель,
Словно белая метель,
синие цветы запорошила.

Камин, люстры, бра, канделябры, подсвечники, посуда, выставочные образцы, выполненные лучшими художниками объединения «Гжель», покоряли всех, кто посещал Центр культуры. Концерты, музыкальные программы, развлекательные шоу, детские тематические вечера и конкурсы – да разве перечтешь все то, что было продемонстрировано жителям и гостям города... Работники консульств разных стран, расположенных в Лейпциге, были постоянными участниками и гостями мероприятий. Самые высокие чины Германии и России всегда находили время заглянуть в «Реченьку». Не случайным оказался и визит экс-президента СССР Михаила Горбачева.

С. Б. Крылов, бывший тогда послом РФ в Германии, и его супруга уделили много внимания коллективу, что заложило крепкий фундамент для построения дружеских отношений между русским и немецким народами. Благодаря этим замечательным людям Нине удалось заручиться поддержкой супруги Президента России Людмилы Путиной и супруги тогдашнего канцлера ФРГ – Дорис Шрёдер-Копф в осуществлении своей идеи об открытии Международной школы искусств. Талантливых детей окружили мастера вокала и хореографии, живописи и игры на музыкальных инструментах. Сколько было благодарных родительских слез и улыбок!

Ну, а сколько слез и улыбок было у самой Нины, знает только она. Знает она и то, что жить без связи с Россией ей нельзя, вот и поет:

Дороги России, России моей –
Как белые крылья ее лебедей.
Обнимут, поднимут, развеют печаль,
Дороги России – бескрайня даль.

За любовь и верность, за слезы и песни, за тот труд, который помогал ей жить и гордиться всем тем, чему научила ее Родина, Президент России В. В. Путин своим указом от 30 марта 2006 года наградил Нину Пеннер медалью имени Пушкина.

От Редакции: Недавно Нина Пеннер по семейным обстоятельствам переехала жить в Вену, и у нас появилась уникальная возможность организовать свою “Реченьку”.

Владислав Баранов

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте