A+ A A-

Зоя Фабинская - внучка белогвардейского генерала

Недавно я получила приглашение на открытие выставки «NEW-Jork-2009». Среди выставлявшихся художников – моя давняя знакомая Зоя Фабинская.
В свое время, переезжая на другую квартиру, она подарила клубу книги, которые накопились у нее в детские и юношеские годы. («Мне по праздникам и ко дню рождения всегда дарили книги», – говорит она.) Отдала и пишущую машинку, на которой ее дед, генерал Балабин, печатал свою книгу воспоминаний. Оказывала и финансовую поддержку.
Необычна судьба этой женщины. Зоя прекрасно говорит по-русски, хотя родилась в Чехословакии, в Праге, и детские годы провела там. В России она никогда не жила. Ее дед – генерал Евгений Иванович Балабин вместе с женой и двумя дочерьми эмигрировал во время революции. Зоиной матери в то время было тринадцать лет. В начале эмиграции была Турция и уже потом – Чехословакия.
Евгений Иванович до революции служил при царском дворе в Лейб-гвардии Его Величества полку, где шефом был сам государь.
Из воспоминаний Зоиной матери следует, что родословная семьи Балабиных по отцовской линии ведется от Петра Первого, Великого – по официальным записям. По материнской линии их предки происходили из старинного боярского рода, они служили при Иване Грозном и были записаны в пятую дворянскую книгу, что равнялось боярству высокого чина.

Из книги воспоминаний деда:

«При начале войны была установлена очередь отправки полков из Петербурга на фронт. Наш Лейб-гвардии Казачий полк был отправлен одним из первых – он составлял конвой главнокомандующего фронтом, Великого Князя Николая Николаевича.
Ставка главнокомандующего в начале войны размещалась в маленьком городке – Барановичах. Там несли охранную службу, а в свободное время проводили занятия с казаками. Верховный главнокомандующий жил в вагоне, в котором была и столовая. Для офицеров нашего полка был в том вагоне свой стол.
Когда в «Ставку» приезжал Государь Император, на обед в большой палатке приглашался командир Лб.-гв. Его Величества полка, полковой адъютант и я, как командир сотни Его Величества. Полк рвался в бой, а Великий Князь, суеверный, не отпускал, говоря: «Пока Вы со мной – будет счастье!».

Из тетради воспоминаний Зоиной матери:

«Папе не раз предлагали командование полками, однако папа не хотел покидать родной свой полк и всегда отказывался. Но когда ему предложили командование Донским имени Фельдмаршала, князя Потёмкина Таврического полком, отказаться уже не смог. Расставался с родным полком тяжело. Встретили его в новом полку торжественно. Между тем началась революция. В этом полку папа прослужил до отречения Государя и расформирования полков, после чего вернулся на Дон, в Новочеркасск, явился к Атаману Войска Донского. (Прежде называлось «Великое Войско Донское». – Прим. ред.). Получив от атамана министерский пост, он вызвал нас из Саратова в Новочеркасск. Вернувшегося папу генерал Каледин, атаман, сразу назначил министром Коневодства. На Дону коневодство являлось очень важным поставщиком кавалерии, и не только донской. И поставлено было коневодство первоклассно. Таких конных больших заводов на Дону было несколько – громаднейшие табуны чудесных коней.
Там, в Новочеркасске, я поступила в гимназию. Хуже стало, когда папу назначили начальником Макеевского района. Макеевка – это угольные копи, рабочий район. Рабочие были за коммунизм, и большинство их казаками не являлись. Казачьим частям под началом папы, посланным в этот период брожения, надо было сдерживать бунты. А красные подходили все ближе, и обстановка становилась весьма опасной. Отряды, собранные из мальчиков-кадетов, добровольцев, уже не могли сдерживать силы натиска. Было ясно, что долго не удержаться – силы были неравны, и началась эвакуация.
Мы, всей семьей, поехали пока на Кубань, в Екатеринодар. Красные наступали, и надо было продолжать путь. Поездом добрались до Новороссийска. Папе было поручено заведовать посадкой беженцев на пароходы. Мы выехали последним пароходом. В вагоне, перед погрузкой на пароход, мне исполнилось 13 лет...»
Далее автор воспоминаний описывает трудности путешествия по морю до Турции, временное там пребывание, болезни свои и членов своей семьи. Также повествует о переезде в Чехословакию, где российским беженцам чешским правительством был предоставлен приют, а детям и молодежи – возможность учиться.
Зоины дед и бабушка работали воспитателями при интернате для русских детей в Тшебове. Здесь Зоина мама окончила гимназию и поступила учиться в английский колледж в Праге.
Таковы свидетельства очевидца тех исторических событий, оставленные на память дочери.
В конце Второй мировой войны, в 1945 году, судьба забросила семью в Австрию. Дед некоторое время жил (скрывался) в Чили, затем вернулся в Австрию. Здесь и нашли свой покой генерал Балабин Евгений Иванович и его дочь Ольга Евгеньевна (мать Зои). Они похоронены на Центральном кладбище города Вены. Зоя, тогда 10-летняя девочка, училась здесь в школе. Поступила в венскую Академию Художеств. Получила диплом декоратора. Прошла обучение по специальности «Tapesseria» (гобелены). С успехом участвовала в выставках гобеленов в Австрии и других странах. Человек многогранных способностей, она одарена талантом живописца. Среди ее работ – акварельные этюды, масло, тушь, рисунки карандашом, красками. Ее работы находятся во владении Федерального правительства Австрии, Земельного правительства Зальцбурга, в частных коллекциях как в Австрии, так и за границей.
Одна из черт характера Зои Фабинской – скромность: она не любит выставлять себя на показ. О ее таланте живописца я узнала совершенно случайно. Жизнь этой замечательной женщины может служить примером трудолюбия, стойкости, мужества и жизнелюбия.

Алиса Кухар
председатель правления
общества «Родина»

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте