A+ A A-

“Куриный суп и запах роз”, или Вот такие наши молодые!

– Аня! Сколько времени ты живешь в Австрии?
– Когда я сюда приехала, мне было 12 лет, а сейчас 20 – значит почти 8 лет.
– Откуда приехала и с кем?
– Приехала с мамой в Штирию из Санкт-Петербурга.
– Ты занималась живописью в России?
– В Питере ходила в детскую художественную школу, где у меня была чудесная преподавательница по скульптуре – Мурадова Юлия Викторовна. Она располагала к себе как человек. Никто не боялся фантазировать, работали в разных направлениях, чувствовали себя свободно.
Я там занималась приблизительно 2 года и проходила комплексную программу: рисунок, живопись, скульптура, декоративно-прикладное искусство и история искусств.
– А что тебя особенно привлекало?
– На тот момент мне больше всего нравилась скульптура. Мы делали работы из глины, иногда их еще и расписывали.
– А здесь ты тоже занялась скульптурой?
– Когда я в первый раз побывала в Австрии (у мамы были гастроли), мне показали Школу керамики в Бургенланде – там занимаются прикладным искусством, изготавливают красивые сервизы и керамическую плитку. Мне там очень понравилось, но как-то не сложилось. А когда я приехала сюда насовсем, то стала больше заниматься рисунком. В том городке, где мы жили, мы познакомились с реставратором из Киева, и он предложил мне сделать копию с картины ученика Рембрандта – Самуэля Ван Хоогстраатена. Это был натюрморт с множеством деталей. Я полгода ходила к реставратору и писала эту копию. Он учил меня многослойной живописи. Когда я приезжала в Питер, я брала там частные уроки, например, в последний свой приезд – у преподавателей из Института прикладного искусства. Тогда у меня появилось желание заняться иллюстрациями.
– А в какой школе ты училась?
– Шесть с половиной лет – в Питере, а доучивалась в Штирии.
– Тяжело было?
– Сначала были трудности языкового характера – там все говорят на местном диалекте, а я до отъезда в Австрию учила литературный немецкий, и то только полгода. Наша учительница немецкого делала основной упор на изучении пословиц. Потом оказалось, что многие пословицы не знают даже сами австрийцы. Сначала мне легче всего было на уроках математики и английского языка, а тяжелее всего – на немецком и биологии, где учили членистоногих. В первый год обучения мне пошли навстречу и не оценивали по немецкому языку.
– И как ты учила язык? На слух?
– Я тогда на слух ничего не воспринимала. Я брала в библиотеке книги и выписывала слова. А еще полгода ходила к учителю немецкого языка.
– Какое впечатление у тебя от местных штирийских жителей?
– Мне в основном приходилось общаться с приятными людьми. Они все очень приветливые. Единственное, к чему я долго привыкала – к жизни в маленьком городке, где всего 6 тысяч жителей. Я старалась выбираться в Грац (столица Штирии. – Прим. ред.), там я полгода ходила на занятия чечеткой, а потом – на ирландские танцы.
– Ты уже знала, какую профессию выберешь в жизни?
– Последние два школьных года я стала задумываться о поступлении в Венский университет прикладного искусства и даже ходила на пробный экзамен в класс графики и рекламы. Там был единственный такой факультет. Когда я окончила школу, то договорилась с одним из преподавателей (это так принято) о консультации, и он посчитал, что мои работы больше живописные, чем рекламные. Я узнала, что в университете существует два живописных факультета и на одном из них есть анимационная студия. А я в последнее время как раз загорелась мультипликацией и решила попробовать туда поступить.
– А как это выглядит – поступление?
– Сначала проводится первый тур – показываешь свои работы, и комиссия решает, допускать ли тебя к практическим заданиям. Потом идут экзамены – в течение трех дней по 6 часов в день. У нас принимал экзамены известный австрийский художник Кристиан Аттерзее. Он предлагал нам очень веселые темы.
– Например?
– Например: “О чем не рассказывает мой любимый цвет” или “Адам и Ева сегодня”, “Комната моей матери”... Еще надо было изобразить свой любимый предмет, а у меня их много. Я написала осенний лист. Надо было нарисовать раскадровку для небольшого мультика на тему “цепные реакции”. На факультете еще занимаются коврами и гобеленами, поэтому одним из заданий был эскиз для ковра, где следовало совместить растительные и животные мотивы. Я нарисовала слона, у которого расцвели уши, и улитку, у которой вместо ракушки – роза.
– Ничего себе – столько заданий! Ты была уверена в том, что попадешь в институт?
– Я боялась, что меня не примут, и на всякий случай записалась на переводческий факультет Венского университета, проучилась там месяц.
– Значит, у вас преподавал знаменитый Аттерзее.
– Он был заведующим кафедрой, но через год ушел на пенсию, и его заменила американка Джудит Айслер. Кстати, все кандидаты на этот пост выступали перед студентами.
– Заниматься приходится много?
– В первый год больше работают в классе. Потом предлагают на выбор палитру курсов и семинаров, а студенты распределяют их по времени соответственно своим желаниям. Многое, конечно, зависит от факультета.
– А с кем ты общаешься, с ребятами из каких стран?
– Я не квалифицирую окружающих по национальностям. Просто они должны быть интересными людьми. Это и русские, и австрийцы, и болгары, и иранцы... Я не ожидала, что встречу такое количество хороших людей. Мне хочется со всеми познакомиться.
– А в Россию ты ездишь?
– Один раз в год, но к нам в гости приезжают бабушка и мои подруги.
– Я знаю, что ты иллюстрировала детскую книгу. Как это произошло?
– Я просто делала иллюстрации к стихам и сказкам. Как-то получилось, что замкнулся круг знакомых, и на меня вышла одна известная рассказчица. Мне повезло, что в одно и то же время появились люди, которые хотели выпустить эту книгу. Часть от ее продажи пошла на строительство центра для бездомных детей в столице Мали Бамако.
– Как называется книга?
– “Куриный суп и запах роз”. Эта сказка совершила почти кругосветное путешествие. Придумали ее в Эфиопии, рассказывала ливанка на фестивале в Уэльсе, а книжку написала тирольская рассказчица Карин Чолль (псевдоним “Фрау Волле”).
– Это как-то связано с шерстью?
– Перед тем, как начать сказку, Карин Чолль раскладывает круг из шерстяной нити и называет его волшебным сказочным кругом, который должен защищать слушателей во время повествования. Когда есть рассказчик, история живет, ведь он каждый раз импровизирует.
– А как вы делали книгу?
– Карин составила текст, а я полгода, параллельно с учебой, рисовала иллюстрации. Я делала их и постепенно отсылала, в большинстве случаев работы подходили. Особенно сложно было с обложкой, потому что она должна была выполнять рекламные цели. Первый вариант, например, не подошел.
– Анечка! Хорошо быть молодой?
– Я думаю, что в любом возрасте можно хорошо себя чувствовать. Меня очень изменило общение с детьми – с моим маленьким братиком и его друзьями. Я стала обращать внимание на вещи, которые раньше не замечала. Хочется написать все лица, во всем находишь интересное. Ведь для детей каждая новая вещь – это открытие.
Я иду вдоль парка домой, вижу опавшие листья – и прихожу в восторг. Своими работами я хочу привлечь внимание людей к красоте обычных вещей, которые нас окружают. Обратить их взгляд на то, что нам кажется естественным, на то, чего мы обычно не замечаем. И еще – перенести на мои рисунки позитивный заряд, который я получаю от своей семьи и друзей.


Беседовала Ирина Мучкина

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте