A+ A A-

Н.И. Толстой и Е.Н. Мейендорф

Линия соединения, история

Для объединения «Kultur im Kreis» (г. Зальцбург) и его проекта «Линия соединения» прошлый учебный год был ознаменован двумя особыми событиями. Проект отметил свой пятилетний юбилей.

Замечательным праздничным подарком-признанием стало присуждение первого места в конкурсе школ дальнего зарубежья, проходившем по инициативе Россотрудничества.
«Линия соединения» нынешнего года посвящена 190-летию со дня рождения Л.Н. Толстого. Сегодня в различных странах мира проживает около 300 потомков великого писателя. Один из действительно выдающихся их представителей – ученый, бывший председатель Российской академии наук Никита Ильич Толстой. Линия судьбы неразрывно соединила его с Россией, Сербией и Австрией. Каким образом? Ответ – в совместной проектной работе Школы Мейендорф при объединении «Kultur im Kreis» и ее партнеров из России.

Никита Ильич Толстой

Никита Ильич Толстой – правнук графа Л.Н. Толстого. Основатель российской этнолингвистики, профессор МГУ. Член Академий наук: СССР/РАН, Австрийской, Македонской, Сербской, Белорусской, Словенской. Член Академий наук и искусств: Европейской (Зальцбург), Югославянской (Загреб), Польской (Краков). В 2000 году Почта России выпустила почтовую марку с портретом Никиты Ильича в серии из 12-ти выдающихся российских ученых. Инициатор введения общероссийского государственного праздника «День славянской письменности и культуры (День святых Кирилла и Мефодия)».

Елена Николаевна Мейендорф, внучка Николая второго

Елена Николаевна Мейендорф – внучка генерал-адъютанта Николая II барона Б.Е. Мейендорфа, дочь художника Н.Б. Мейендорфа и Н.А. Асеевой. Организатор благотворительных проектов для детей России. Основательница «Центра русской культуры в Зальцбурге» и школы дополнительного образования при ней, воскресной школы при церкви Покрова Пресвятой Богородицы в Зальцбурге, а также двух международных российско-австрийских детско-юношеских музыкальных фестивалей. Бессменный представитель Австрии на Всемирных конгрессах российских соотечественников, участник конференции «Соотечественники – потомки великих россиян». За вклад в продвижение русской культуры за рубежом отмечена многими общественными и правительственными наградами России.

Никита Ильич Толстой родился в Королевстве сербов, хорватов, словенцев (сокр. КСХС) – в будущей Югославии – 15 апреля 1923 года. В этот же день и час руки того же русского доктора в той же больничной палате приняли еще одного ребенка – девочку. Это была внучка Б.Е. Мейендорфа – генерал-адъютанта Николая II – баронесса Елена Николаевна Мейендорф.
Со слов Елены Николаевны можно заключить, что семьи Толстых и Мейендорфов в ту пору не только были знакомы друг с другом, но и поддерживали более тесные отношения, по крайней мере, юные матери. Нина Александровна Мейендорф рассказывала дочери, что новорожденным малышам частенько доводилось гулять вместе и даже делить то одну, то другую детскую кроватку.

семейная фотография, история Повторное, уже самостоятельное знакомство детей состоялось в Белграде, в Русско-сербской гимназии.
Это событие описано в сборнике «Алёнушкины рассказы» («Новый Венский журнал», № 6/2017) – результате совместной работы учителей, детей и их родителей в Международном культурно-образовательном проекте «Линия соединения». Взрослые записали по памяти рассказы Е.Н. Мейендорф, а дети их прочитали и проиллюстрировали. Два рассказа сборника посвящены любви. Первой трагической любовью пятилетней Алёнушки стал рыжий цирковой клоун. А второй – Никита Толстой. Короткая встреча в школьном коридоре, короткий разговор и...
«... – Мама, мама, у нас новенький, и я в него влюбилась!
– Кто же это? Опять клоун?
– Нет, его зовут граф Никита Толстой!
– Что ж, поздравляю! Ты делаешь прогресс.»
Иногда, вспоминая ту сценку, Елена Николаевна повторяла мамину реплику и дальше: «У тебя хороший вкус». В самом деле, рассказывая уже об академике Н.И. Толстом, его коллега, еще один выдающийся ученый О.Н. Трубачев, вспоминал: «Я не встречал, пожалуй, ни в ком столь располагающей, дружелюбной свободы человеческого общения, отзывчивости, готовности всегда и во всем помочь. Остается добавить, что дам неизменно покоряла эта его красивая старомодная галантность, умение преклонить колено и поцеловать ручку и все это – непринужденно, полушутливо, с тактом, всё – как положено настоящему, живому русскому cоmme il faut, с которым мы имели честь общаться в его лице». Или другое воспоминание коллег: «По филфаку МГУ, где преподавал Н.И. Толстой, ходили легенды о его безграничной доброте: будто бы стоило нерадивому студенту подойти к Никите Ильичу прямо в коридоре с зачеткой, и там сразу же по желанию просителя появлялось „хорошо“ или „отлично“».
А вот трогательный эпизод из раннего детства Никиты и Алёнушки. В «Алёнушкины рассказы» он включен не был, хотя и дает великолепное представление о благородной натуре юного графа. Случай произошел на одном из детских праздников, которые Мейендорфы охотно организовывали в своем доме для маленьких русских друзей семьи. Во время веселой беготни, без которой ни одно детское торжество не обходится, Алёнушка споткнулась и с размаха растянулась на полу. «Моё платьице при падении задралось до неприличия высоко. Все дети начали громко смеяться, – рассказывала Елена Николаевна в узком семейном кругу. – А Никита подбежал к выключателю и погасил свет».
Никита и Алёнушка стали учениками первого класса Русско-сербской гимназии в 1933/34 учебном году и получили аттестаты зрелости весной 1941 года. Обучение девочек и мальчиков было раздельным, но внешкольный досуг и перемены они проводили вместе. Занятия велись по программе дореволюционных классических гимназий. Много времени уделялось изучению языков. Помимо латыни, гимназисты учили русский, французский, немецкий и сербский языки. (Последнее – дань уважения стране, ставшей для русских беженцев второй Родиной). На заключительных экзаменах Никите, Алёнушке и другим ребятам из их выпуска предстояло решить сложные задачи по основам высшей математики, написать сочинение на сербском языке на тему «Война и мир. Размышления». А задание письменного экзамена по русскому языку было сформулировано словами философа Владимира Соловьева так: «Эпоха смут была всегда великим уроком для русской земли. В подобные эпохи народ готовит себя для дальнейшей государственной деятельности». Многие ли из современных выпускников смогли бы справиться с такими темами?..
Из 1000 выпускников Русско-сербской гимназии в Белграде вышло несколько епископов, много священников, художников, врачей, инженеров, академических ученых, музыкантов, специалистов других профессий и общественных деятелей. Гордостью учебного заведения был его педагогический состав, в который входило много высокообразованных личностей, в т.ч. профессоров и академиков, преподававших как в Белградском университете, так и в гимназии.
Вне школьных стен Алёнушка и Никита много свободного времени проводили вместе. Елена Николаевна часто с восторгом вспоминала о посещениях театра, о школьных постановках (о них также подробно поведал и Н.И. Толстой (журнал «Живая старина», №2/1997 год)), о совместных велосипедных прогулках за городом. Рассказывала, как, взобравшись на горку, отпускала руль и, раскинув руки, неслась навстречу ликующей красоте неба и земли. Никиту же, хотя он был по характеру смел и решителен, безудержное озорство не вдохновляло. Он и в школе, по собственному признанию, не любил проказ. Никита испытывал к жизни иной интерес.
В воспоминаниях о белградской юности Н.И. Толстой посвятил большой фрагмент своему преподавателю русского языка – Н.А. Чернышеву. После уроков Никита и его любимый учитель слушали радио Москвы, обсуждали большевистские идеи, пели «Интернационал» и разучивали новые советские песни. Но с не меньшим вдохновением и дома, и в Русско-сербской гимназии имени Николая II оба, учитель и ученик, пели державное «Боже, царя храни»! Как такое было возможно? Вот как объясняет это в статье сам Никита Ильич.
Вся русская послереволюционная эмиграция делилась четко на два лагеря: на оборонцев и пораженцев. Оборонцы считали, что, какая бы ни была власть в России, нужно защищать целостность государства: ведь страна вечна, а власть преходяща. Пораженцы же считали, что красное правительство на родине настолько бесовское, что только поражение красной России как государства освободит дорогу для новой власти и новой идеи, как возродить Святую Русь. При абсолютной противоположности взаимоисключающих подходов, обе стороны оставались полностью верны Белой идее. Суть ее легко понять, отмечал Н.И. Толстой, если знать, что Белое движение возникло в момент, когда Троцкий навязал России подписанный им предательский Брестский мир – договор о разделении страны, отчленении от нее части родовых территорий в обмен на прекращение германской военной агрессии. Ответом на Брестский мир прогремела Белая идея России и вставшей за нее на бой Белой армии: «Россия – великая, единая и неделимая!» – таков был девиз белых, боровшихся против расчленения Отчизны.
Весной 1941 года уже присоединившиеся к Гитлеру соседи Югославии – Италия, Венгрия, Румыния, Болгария, Албания, Австрия, вошедшая в состав Германии, – одновременно со всех сторон напали на королевство. Всё началось и завершилось в течение одного кровавого месяца. Вооруженные силы Югославии были разгромлены, и королевство прекратило свое существование.
Нас научили в нашей горькой доле
Россию ждать и верить до конца:
Что всё пройдет, что мощь России вечна,
Что в мире нет прекраснее страны,
Что русский дух нам дорог бесконечно,
Что мы для Родины растем и рождены...
...Прощай же, школа – уголок России
И наша церковка, и милый старый класс.
Прощайте все, нам близкие, родные,
Кто нас учил и так взлелеял нас...
В своей душе, во всех ее изгибах
Мы унесем с собой в огромный свет
Одно святое, детское «спасибо!».
Да сохранит вас Бог на много-много лет!
Из стихотворения «Прощание со школой». Автор – выпускница Русско-
сербской гимназии в Белграде Ольга Франк

Что было делать Н.А. Чернышеву? Опять становиться военным? Нет, воевать вместе с немцами против красной России он не стал. Отец Никиты Илья Ильич Толстой – адъютант Каппеля, окончивший Морской корпус, – обучил бывшего гимназического преподавателя русского языка сапожному делу, которым сам неплохо владел, недаром «ильичёвская» линия Толстых называлась в семье «мужичествующей». И оба мужчины во время немецкой оккупации зарабатывали на жизнь починкой обуви.
А Никита Толстой подался в ряды югославских партизан, совершавших вылазки против немецких оккупантов и помогавших впоследствии Красной армии.
Встречи Алёнушки и Никиты стали очень редкими. Это было опасным для всех. В последний раз они увиделись в Белграде незадолго до прихода в город Красной армии. Зная о категорической неприязни Мейендорфов к Советскому Союзу, под покровом ночи, невзирая на комендантский час, Никита пробрался в город предупредить свою подругу и ее мать о том, что штурм начнется со дня на день, если не с часу на час: «Срочно уходите!». Все трое обнялись. И в эту минуту земные пути людей, каждый из которых беззаветно любил Россию, разошлись. Почти навсегда. Им троим еще доведется оказаться очень близко друг от друга, в Вене, куда Н.И. Толстой войдет уже в рядах Красной армии. А Алёнушка и Нина Александровна будут бежать от красной России дальше на Запад, прочь, сквозь авиабомбардировки, под защитой Курской (Коренной) иконы Божьей матери – иконы русской эмиграции, вывезенной православной церковью во время исхода из Белграда.

гимназии 1900 года

Чудесное спасение (из сборника «Алёнушкины рассказы»)

Вену тоже вот-вот должны были начать бомбить. Наш батюшка с образом Курской (Коренной) Божией Матери обходил дома всех просящих об этом.
Мы тогда делили жилье с соседкой, одной немкой. Дверь с нашей на ее половину была просто задвинута тумбочкой. На тумбочке стояли ходики. Мы предложили пройти с молебном по обеим половинам квартиры. Но соседка недолюбливала нас и наотрез отказалась. Батюшка пронес икону Заступницы только по нашим комнатам.
И вот началось! Однажды бомбы посыпались и на наш квартал. Мы со всеми спрятались в бомбоубежище. Когда налет кончился, выбрались и побежали смотреть, уцелел ли наш дом. Кругом дымились развалины. Но наш дом (он был сразу за углом), слава Богу, стоял. Фасад был абсолютно цел: стены, крыша, окна, крыльцо… Мы поднялись. Обошли свои комнаты. Всё, всё было в полном порядке! Даже часы не остановились. Их маятник по-прежнему равномерно качался из стороны в сторону: тик-так, тик-так.
А что у соседки? Сдвинули тумбочку с часами в сторону, распахнули дверь и… отшатнулись! За дверью не было ни-че-го. Провал! Заднюю половину дома словно бритвой срезало.
Из письма Н.И. Толстого. Фронт. Конец апреля 1945 г.: «...пишу сейчас уже из Австрии. Мы быстро и стремительно продвигаемся вперед. Никому больше не хочется останавливаться: солдат, почуяв близость полной и окончательной победы, гонится за ней, как охотник за оленем, увидевший рядом с собой ветвистые рога. И как сладок, как упоителен напиток победы – легче пьешь полной грудью свежий, горный, весенний воздух и радуешься приветливой и бирюзовой последней военной весне. А она выдалась на редкость теплая, цветистая, нарядная, альпийская весна. И снова чувствуется вся радость и вся сила нашей жизни: рядом с разрушенным домом, у разбитой ограды, цветут яблони, белые и пушистые, как символ непобедимости природы, как невесты радостной весны. А неподалеку от разбитого дома, на зеленом лужке, развалившись на сочной свежей траве, отдыхают красноармейцы. Они поют песню о своей далекой Родине, о Москве. И какой-то особенный проникновенный смысл получают слова песни.
День придет и разгонит тучи,
Над страною весна расцветет.
И вернусь я в свой город могучий,
Где любимый, где нежный живет.
Я увижу родные лица,
Расскажу, как вдали тосковал.
Дорогая моя столица,
Золотая моя Москва!»

По окончании Второй мировой Никита вместе с другими эмигрантами – внуками и правнуками Льва Николаевича – написал письмо Сталину с просьбой позволить им вернуться в Россию. И получил документы, дававшие право на въезд первым советским репатриантам – Толстым.
Последняя встреча Е.Н. Мейендорф и Н.И. Толстого состоялась через тридцать лет после той памятной военной ночи в Белграде, уже в России, в Москве. Елена Николаевна приехала сюда из Австрии в составе группы промышленных предпринимателей, приглашенных правительством СССР для заключения договоров о поставках технического оборудования. Баронесса Мейендорф нашла телефон и домашний адрес своего друга детства, профессора МГУ, академика и председателя РАН Никиты Ильича Толстого. И в ту короткую встречу, как в минувшие годы гимназической юности в Белграде, словно на миг вновь сошлись в дружеских объятьях два бело-красных берега России – равно любимой, равновеликой и духовно неделимой Отчизны обоих.
Из высказываний Н.И. Толстого и Е.Н. Мейендорф:

 Жизнь – это творчество. Только тогда и стоит жить, когда чувствуешь, что ты что-то создаешь, творишь: растешь сам и видишь, что вместе с тобой создается что-то еще – в сущности тот же ты, только вылитый в материальный облик. (Н.И. Толстой)
 Дети России – это мои дети!
(Е.Н. Мейендорф)
 Человек мыслящий – безусловно, по натуре своей созидатель, делатель на ниве дольней. (Н.И. Толстой)
 В жизни ничего не дается без труда. Я не завидую счастливчикам, быстро выплывающим на поверхность, в большинстве случаев они как пробки и по уму, и по содержанию. (Н.И. Толстой)
 Очень многие считают, что в России все плохо, а на Западе все хорошо. Наоборот: на Западе все гораздо хуже, чем в России. Так что нечего нам лебезить перед Западом. (Е.Н. Мейендорф)
 Нужно быть корректными. Нужно любить друг друга. Нужно уважать другую культуру. Но не брать ее для себя всю и не говорить, что Макдоналдс лучше наших пельменей. Глупость! Пельмени – самая вкусная вещь на свете! (Е.Н. Мейендорф)
 Всё у нас хорошо. Но порядка у нас нет, в русской душе нет системы, недостаточно. У немцев есть чувство организации и порядка. А у нас, у русских, – гениальность, душа, благородство. Поэтому Германия и Россия должны быть друзьями.
(Е.Н. Мейендорф)
 Нужно друг другу помогать. Как сказал Господь, если хочешь быть первым, будь помощником, будь слугой. А не говорить «я хозяин, а ты никто», «я самый лучший». Это делать нельзя! (Е.Н. Мейендорф)
 Терпеть не могу легких путей! (Н.И. Толстой)
 Моему деду Асееву, одному из крупнейших промышленников царской России, друзья предлагали перед революцией перевезти деньги в Англию, чтобы спасти свой капитал. Но он сказал: «Сейчас тяжелые времена. России нужны мои деньги». И ничего не перевез. (Е.Н. Мейендорф)
 Душа русская – красота. Она любит все хорошее. Я это замечаю, когда приезжаю в Россию. Я чувствую все время, что русская душа осталась такой же, как была. (Е.Н. Мейендорф)
 Нужно быть проще, подходить к жизни вплотную, самому вариться в жизненном соку. А потом иногда подняться на вершину – осмотреть все твое жизненное болото свысока – это, конечно, нелегко бывает, иногда – трудный путь! Но стремиться приобрести некоторые духовные ценности – должен каждый. И каждый должен стараться что-то дать от себя. (Н.И. Толстой)

С.В. Литвиненко,
учредитель объединения «Kultur im Kreis», руководитель образовательных программ Школы Мейендорф при нем, в т.ч. главный руководитель школьного Международного культурно-образовательного проекта «Линия соединения: Россия – Австрия». Австрия, г. Зальцбург, 2018 г.

С.С. Усенко,
заместитель директора МБОУ г. Шахты «Гимназия имени А.С. Пушкина», координатор российских партнеров Международного культурно-образовательного проекта «Линия соединения:
Россия – Австрия» 2017/18 гг.
Россия, г. Шахты, 2018 г.

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте