A+ A A-

Жизнь и судьба дипломата Андрея Разумовского. Часть II. Начало в №4/2018

Мария Каролина Австрийская, история

Ссылка

Это был, без сомнения, удар и по жизненным планам, и по самолюбию молодого графа. Но Разумовский умел переносить трудности и находить выход из тяжелых жизненных ситуаций, да и Ревель – это не Сибирь, а Европа с культурной средой для общения и развлечений.

 В Петербурге у него остались высокопоставленные знакомые, друзья, влиятельные покровители; и он стал писать письма с просьбами о переводе его (нет, не в столицу, он понимал, что туда сейчас возврата быть не может), а к отцу – в Малороссию. В конце концов императрица смилостивилась, удовлетворила его просьбу, и летом 1776 года Андрей Разумовский уехал в город Батурин, некогда резиденцию малороссийских гетманов, где жил его отец.

В Петербурге к тому времени ситуация стала меняться. Екатерина II подыскала своему сыну новую невесту – принцессу Софию Доротею из немецкого княжества Вюртемберг. Летом 1776 года состоялась помолвка, и вскоре, перейдя в православие, София Доротея, а теперь уже Мария Федоровна, стала великой княгиней и супругой наследника. Она пришлась по душе императрице благодаря привлекательным чертам характера и отсутствию желания заниматься большой политикой. Забегая вперед, скажу, что Мария Федоровна родила наследнику 10 детей.

Вернемся, однако, к нашему герою. Батурин, куда приехал граф Андрей, встретил его тишиной и провинциальным укладом помещичьей жизни.

Отец Кирилл Григорьевич, бывший гетман, отошел от политики, занимался сохранением своих поместий и судебными тяжбами с соседями, которые выдвигали притязания на графские земли. Всем домашним хозяйством графа теперь управляла его племянница Софья Осиповна Апраксина, не любившая детей Кирилла Григорьевича, и они отвечали ей тем же. Впрочем, все дети бывшего гетмана уже выросли, обзавелись семьями и достигли высокого положения в обществе и на службе. И, несмотря на это, они всегда просили у отца деньги, а добрый Кирилл Григорьевич не отказывал, благо его материальные возможности были велики. Граф Кирилл Григорьевич, опечаленный ссылкой сына, понимал, что деятельная натура Андрея не вынесет скуки провинциальной жизни. Он стал писать в столицу своим высокопоставленным друзьям с просьбами о смягчении участи сына.

Нужно заметить, что он мог этого и не делать, так как Екатерина II не забыла молодого графа Андрея. Императрица, как никто из российских монархов, за исключением, пожалуй, Петра I, серьезно и ответственно относилась к подбору кадров: высших чиновников, губернаторов, военачальников, придворных.

Она, как и Петр, обладала удивительной способностью распознавать или угадывать в человеке его задатки, талант, скрытые для других людей, а иногда и для него самого качества. И, если она остановила выбор на ком-то, то уже не имели значения ни звание, ни происхождение, ни вера, ни национальность этого человека. Главное для нее – одаренность и деловые качества. В юном Андрэ (так его звали при дворе), этом искателе любовных (иной раз рискованных) приключений, прожигателе жизни, растратчике отцовских денег, Екатерина увидела то, что другие, а, возможно, и он сам не замечали. Во-первых, способность находить выход из сложных ситуаций, во-вторых, умение производить выгодное для себя впечатление на других и, в-третьих, целеустремленность в действиях. А раз так, то можно простить еще совсем молодому человеку его грехи и нарушения правил поведения и условностей общества. Императрица решила использовать Андрея на дипломатической службе. Учла она и то, что тот свободно владел несколькими основными европейскими языками.

Неизвестно, думал ли Разумовский ранее о дипломатической карьере, но к морской службе он охладел. И вот в Батурин доставляют высочайший указ императрицы Екатерины II о назначении графа Андрея Разумовского с января 1777 года Чрезвычайным посланником и полномочным министром при дворе короля Фердинанда IV в Королевство Неаполь.

Первые шаги в дипломатии

Это событие стало для графа Разумовского судьбоносным и определило всю его дальнейшую жизнь – жизнь дипломата.

«Пусть послужит „шалунишка Андрэ“ государству российскому не только шпагой, но и мужским естеством», – решила мудрая императрица.

«Шалунишка Андрэ» – так Екатерина называла графа, а что она имела в виду, покажут дальнейшие события.

Нужно сказать, что Андрей Разумовский должен был стать первым русским послом в Неаполитанском королевстве, так как до сих пор между этим средиземноморским государством и Россией дипломатических контактов не существовало.

Чем была вызвана у России потребность в этих отношениях? После победы русского флота над турецким в Чесменской бухте военно-морские силы России стали доминировать в Эгейском море. Цель – оттянуть турецкий флот из Чёрного моря, блокировать пролив Дарданеллы в случае будущей войны с Турцией, которая, по мнению Екатерины II, была не за горами.

Раз флот должен постоянно находиться в Средиземном море, то ему нужна надежная база, порт приписки, куда корабли могли бы заходить для ремонта и обслуживания, за питьевой водой и провиантом для личного состава, где офицеры и матросы могли бы отдохнуть от корабельной службы и морской качки. Выбран был Неаполь – столица государства, которое официально называлось Королевство обеих Сицилий.

На службу граф поехал через Вену, где ему пришлось задержаться из-за того, что Неаполитанское королевство не прислало в Петербург своего посла.

Неожиданно задержка растянулась на два года. Этот срок помог Андрею поближе познакомиться с австрийской столицей, с просвещенной и культурной частью венской аристократии.

Это были в основном завсегдатаи культурных салонов, где господствовали музыка, литература, театр, изобразительное искусство. Многие из просвещенных аристократов были меценатами и покровителями выдающихся людей своего времени: композиторов – Моцарта, Глюка, Гайдна, ученых – врача Антона Месмера, ботаника Николая Жакена, геолога Игнаца фон Борна.

Среди завсегдатаев салонов были молодой австрийский император Иосиф II, русский посол князь Дмитрий Голицин, канцлер Каунитц, дипломат князь Лобковиц.

Одним из таких венских культурных центров был салон графини Тун, славившийся своей особой домашней атмосферой. Кроме упомянутых аристократов, там бывал и Разумовский. Высокообразованная графиня Мария Вильгельмина Тун как магнит притягивала незаурядных и талантливых интеллектуалов и была душой этого бомонда.

Думал ли Разумовский, что в будущем именно здесь, в Вене, произойдет важный поворот в его жизни и он станет достойным членом венской элиты, обретет вторую родину, которую не покинет до конца своих дней?

Естественно, граф знать этого не мог. Чем ближе подходил час отъезда из Вены, тем более одолевали его мысли о новой дипломатической службе в жарком Неаполе.

Наконец королем обеих Сицилий был назначен посол в Петербург, и Разумовский отправился на юг к месту службы.

Королевством в то время правил Фердинанд IV из дома испанских Бурбонов, и, естественно, влияние Испании было постоянным. Поскольку Фердинанд не отличался государственным умом, а большую часть времени проводил на рыбалке или охоте, делами заведовал испанский ставленник, маркиз Бернардо Тануччи.

В 1768 году Фердинанд IV женился на дочери австрийской императрицы Марии Терезии – шестнадцатилетней эрцгерцогине Марии Каролине Австрийской.

Нужно заметить, что дом Габсбургов в вопросах бракосочетания руководствовался политическими соображениями. У Марии Терезии было шестнадцать детей, из них одиннадцать дочерей, и, если не считать рано умерших, большинство выдавались замуж за королей или герцогов. Правда, не всегда это приносило им счастье или пользу для Австрии – вспомним хотя бы супругу французского короля Людовика ХVI Марию Антуанетту, закончившую жизнь на гильотине.

Поначалу Андрея Разумовского встретили при неаполитанском дворе довольно сдержанно. Испания и Австрия не желали присутствия русского флота в Средиземном море, а значит решили препятствовать действиям русского посла в королевстве. Но они не знали, с кем имеют дело.

Случилось то, чего так боялась Мария Терезия и что предполагала Екатерина II. Как когда-то императрица Елизавета Петровна затащила на свое ложе Алексея Разумовского, то же с его племянником совершила теперь юная королева Мария Каролина.

А ведь в Королевстве обеих Сицилий существовал указ, запрещающий дипломатам других стран даже встречаться с царствующими особами. Но все решала королева, а не король-увалень, и указ был переделан под шалунишку Андрэ. Закон естества оказался выше принятых правил придворных отношений. Однако испанская тайная служба не дремала: выкрала несколько писем из переписки Марии Каролины и Андрея и показала их королю-рогоносцу.

Мария Каролина перешла в контратаку, в результате «клеветников» строго наказали, а Разумовский остался лучшим другом короля и королевы. Похоже, положение вещей не беспокоило Фердинанда, и «рога» не мешали ему заниматься любимыми делами: охотой и рыбной ловлей.

Однако события при неаполитанском дворе получили огласку за рубежом, и императрица Екатерина II, несмотря на просьбу королевской четы оставить графа послом в Королевстве oбеих Сицилий, решила отозвать Андрэ из Неаполя. Тем более, что Разумовский полностью выполнил поставленную задачу. Русский флот получил порт для якорных стоянок. Россия с Неаполем заключили торговый договор, по которому она поставляла королевству зерно, древесину, железо, кожу, воск, икру, а взамен получала оливковое масло, орехи, вино, изюм, кораллы, а также лимоны, главным образом используемые для дубления кожи, а не в пищу.

В ноябре 1784 года Разумовский получил новое назначение – посланником в Данию. Путь в Копенгаген лежал вновь через полюбившуюся ему Вену.

графские земли

Женитьба

Прошло шесть лет с той поры, как по пути в Неаполь Андрей, живя в Вене, навещал гостеприимное семейство графини Тун-Гогенштейн. За это время многое изменилось. Ее дочери-подростки Елизавета, Христина и Kаролина выросли и расцвели, как раскрывшиеся из бутонов цветы.

Три красавицы, три ослепительные розы – достаточно взглянуть на сохранившийся портрет трех сестер художника Ф. Фюгера. И все трое влюбились в галантного кавалера графа Разумовского. Он же полюбил Елизавету.

Какое-то новое чувство родилось в сердце любвеобильного, опытного и зачастую циничного донжуана. Еще до отъезда из Вены он попросил руки Елизаветы и благословения на брак у ее родителей. Старая графиня Тун согласилась. Но не все было так просто. Требовалось еще согласие отца Кирилла Григорьевича и императрицы Екатерины II. Причем влюбленные принадлежали к разным конфессиям: Елизавета – католичка, а Андрей – православный. Все это представляло определенные сложности, поэтому решили некоторое время держать помолвку в тайне.

В июне 1785 года Разумовский приступил к новым обязанностям посла в Копенгагене. После Неаполя здешняя жизнь была скучной и унылой. Но недолго длилась служба графа в Дании. Почти через год пришло новое высочайшее повеление: Разумовский назначался послом в Швецию.

Здесь нужно сделать отступление. Екатерина II готовилась к очередной войне с Турцией. У нее были грандиозные планы: разгромить турок на Балканах и на Кавказе, освободить балканских славян от турецкого владычества, завоевать проливы Босфор и Дарданеллы, овладеть Константинополем и, освободив греков, восстановить Византийскую империю, а затем возвести на ее престол одного из своих внуков, недаром же она назвала его Константином.

Зная Екатерину, можно было не сомневаться в том, что она все это осуществила бы, отпусти ей Всевышний больше лет жизни. Да и то, что совершила эта женщина, опираясь на птенцов «гнезда екатерининского», трудно переоценить. Никто из российских императоров, кроме Петра I, не может сравниться с ней в деле укрепления могущества государства и расширения его границ. Недаром в истории ее, как и Петра, назвали Екатериной Великой. Характерны слова канцлера екатерининского времени князя Александра Безбородко, сказанные им на смертном одре: «Не знаю, как будет у вас молодых, но в наше время без нашего разрешения ни одна пушка в Европе выстрелить не смела».

Екатерина не хотела войны на два фронта, поэтому, готовясь к сражениям с Османской империей, она должна была обеспечить тылы. Главную опасность для России в это время представляла Швеция. Шведский король Густав III, подстрекаемый Францией, задумал возвратить финские земли и поднять престиж страны, упавший после Полтавского сражения. Канцлер Безбородко по указанию императрицы начал применять по отношению к Швеции тактику дестабилизации изнутри. Осуществлять эту задачу поручили послу Разумовскому. Он справился с ней блестяще. С помощью своей поклонницы, шведской королевы Софии Магдалины, и симпатизировавших России шведских и финских офицеров он организовал из местных дворян оппозицию Густаву III, и, когда тот в июле 1788 года начал войну против России, его авантюра была обречена на провал. В армии вспыхнул мятеж, что ее ослабило и определило безрезультативность ее дальнейших наступательных действий. 14 августа 1790 года был заключен Верельский мир, оставивший Швецию в прежних границах. Эта война не прошла Густаву III даром: через два года во время бала-маскарада в Шведской королевской опере он, став жертвой заговора аристократов, был смертельно ранен выстрелом в спину.

Оценивая особые заслуги Разумовского в упомянутых событиях, Екатерина II простила ему все прежние прегрешения, сняла запрет на его пребывание в столице и дала добро на его свадьбу с графиней Елизаветой Тун. Благословил молодых и старый граф Кирилл Григорьевич. В октябре 1788 года в Вене состоялось венчание Елизаветы и Андрея. В 1789 году молодые супруги Разумовские приехали в Москву в имение Петровское, принадлежавшее бывшему гетману. Граф Кирилл Григорьевич и графиня Елизавета понравились друг другу и чувство взаимной симпатии сохранили на всю жизнь.

Когда молодожены прибыли в Петербург, графиня Елизавета была представлена императрице Екатерине. В знак благосклонности императрица подарила ей букет, составленный из бриллиантов.

Игорь Малах

Продолжение в след. номере

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте