A+ A A-

Букет с поля боя с фронтовым приветом из Австрии

 лейтенант воздушно-десантной дивизии

Исследовательский центр «Память» получил уникальный подарок – Российский центр науки и культуры (РЦНК) в Вене передал в архив нашей организации копии писем красноармейца, погибшего и похороненного в Австрии.

 До окончания Великой Отечественной оставалось меньше месяца. Пять дней назад была освобождена Вена… На почтовой карточке, подписанной 18 апреля 1945 года, нежные акварельные цветы в прозрачной вазе. Как будто и нет войны, нет смерти, нет слез и страданий…

 

«На память дорогой и любимой сестричке Леночке.

Помни меня, дорогая сестричка, своего родного брата, который защищает тебя.

Дорогой сестричке Леночке с фронта, из Австрии.

С фронтовым приветом.

Твой брат

гвардии лейтенант Шатровский», – напишет на открытке, адресованной четырехлетней сестре Лене, девятнадцатилетний лейтенант Василий Викторович Шатровский. В июле 1945-го ему исполнилось бы двадцать.

Вслед за открыткой в дом Василия, где его ждала большая семья: мать, отец, братья и сестры, пришла страшная весть. 6 мая 1945 года, всего за два дня до победы, гвардии лейтенант Василий Викторович Шатровский погиб. Вместе с боевыми товарищами его похоронили на гарнизонном кладбище у местечка Феринг, на юго-востоке австрийской Штирии.

Родные искали могилу лейтенанта более семи десятилетий и побывали на ней через 72 года после победного мая 1945-го.

75-летняя Елена Викторовна, та самая Леночка, которой адресована открытка, отправленная из Австрии, привезла на могилу брата горсть земли с могилы матери.

«К нам поступил запрос племянницы Василия Викторовича Шатровского с просьбой о помощи в поисках захоронения ее дяди», – рассказывает сотрудник Российского центра науки и культуры в Вене Светлана Ищук.

Несмотря на то что в обязанности представительства Россотрудничества не входит поиск мест захоронений, работники Центра откликнулись на письма родственников погибшего.

«Семья пыталась найти могилу Василия еще до того, как умерла его мать, Вера Петровна Шатровская. Она всю жизнь надеялась, что сын вернется. Дети и племянники пообещали ей найти Василия или место его захоронения», – рассказывает Светлана Ищук.

Поисками могилы занялись сотрудники РЦНК и волонтеры австрийского культурно-мемориального общества «Время». Красноармейцы, погребенные на кладбище в населенном пункте Феринг и его окрестностях, после войны были перезахоронены в братскую могилу на советском захоронении в Мюльдорфе района Фельдбах в Штирии. Больше сотни погибших бойцов стали безымянными.

Документ о безвозвратных потерях офицерского состава 10-й гвардейской воздушно-десантной дивизии включал схему расположения первичного захоронения, где был погребен лейтенант. Эти сведения помогли установить место новой могилы.

Сестра и племянница бойца выполнили обещание. «Елена Викторовна и ее дочь Наталья привезли на захоронение горсть земли с могилы матери и фотографию Василия Викторовича Шатровского – тот самый портрет, с которым они выходили на марш памяти "Бессмертный полк". И для родных погибшего, и для меня это был момент эмоционального, духовного облегчения, ощущение исполненного долга», – вспоминает Светлана Ищук поездку на советское воинское захоронение в Фельдбах.

Семья Шатровских сохранила все фотографии и письма, которые присылал Василий. Каждое – как будто последнее, прощальное. Сестра красноармейца рассказывала, что мать до последних дней тосковала о погибшем сыне: раскладывала фотографии и письма, долго смотрела на них, как будто разговаривая с любимым ребенком.

В 1943-м восемнадцатилетний Василий Шатровский наставлял брата Александра: «Прошу тебя, дорогой брат, помогай маме и папе, ведь ты сам знаешь, что у них есть дети, которых они еще не воспитали». В этом письме, датированном 30 января 1943-го года, Василий Шатровский обещал прислать фотографию: «Если не вернусь, то это будет вам память обо мне. Храните ее, мои брат и сестра».Букет с поля боя, акварельные цветы

«Дорогие родные, сообщаю, что я еще жив и здоров», – написал Василий 27 января 1945 года.

«Нахожусь я пока, как вам известно, на фронте. Крепко бьем фрицев. Скоро конец войне. И больше никогда фрицы и думать не будут, чтобы пойти на нашу Родину-мать», – писал боец, которому не было еще и двадцати лет.

Через два дня девятнадцатилетний Василий командовал взводом в бою у озера Балатон и не покинул поле битвы даже после ранения. «Младший лейтенант Шатровский, командуя взводом ПТР, огнем из ружей ПТР уничтожил пулемет и до десяти автоматчиков противника. Когда выбыл из строя наводчик, Шатровский сам лег за ружье и, презирая смерть, открыл огонь по бронетранспортерам, идущим на него. Один бронетранспортер был подбит. Будучи раненым, младший лейтенант Шатровский не покинул поле боя и сам продолжал вести огонь по боевым машинам противника», – так описывал подвиг Василия командир 509 Дунайского стрелкового полка 236 стрелковой дивизии. За этот бой младший лейтенант был награжден орденом Отечественной войны II степени.

После ранения Василий Шатровский вернулся в строй и продолжил свой боевой путь в составе 10-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Он принял свой последний бой у местечка Феринг на юго-востоке Штирии.

За двое суток до капитуляции Германии лейтенант Шатровский был убит. В июле 1945-го ему исполнилось бы двадцать лет.

ИЦ «Память»

Фотографии предоставлены героями публикации

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте