A+ A A-

КАК МЕНЯ ДОЧЬ ЗАМУЖ ВЫДАВАЛА, ИЛИ ПРЕДСТАВИТЬ СТРАШНО МНЕ ТЕПЕРЬ, ЧТО ТЫ НЕ ТУ ОТКРЫЛ БЫ ДВЕРЬ

знакомства, жизнь в Австрии

любовь после 50-ти. Австрия

Молодые, наивные... Вы думаете, что в 50 жизнь заканчивается... Она заканчивается тогда, когда из сердца уходит любовь. И я утверждаю с полной уверенностью, что любовь после 50-ти есть. Она жива, пока живы мы сами. Об этом моя правдивая история – о любви и о том, какие непредсказуемые повороты иногда совершает судьба…

 Было позднее солнечное утро середины марта. Впервые за много дней, прошедших после страшного лета 2010-го, когда умер мой муж, я проснулась с улыбкой. Обрывки сна цеплялись за мозг.

 Снегоход уверенно движется по широкой лесной просеке навстречу солнцу, оставляя позади лыжню на снежной целине. Я сижу сзади водителя, уцепившись за круглые ручки по бокам сиденья, и любуюсь зимним лесом, деревьями в инее, пушистым снегом. Вдруг водитель оборачивается ко мне. Наши глаза встречаются. Незнакомец смотрит на меня, его синие глаза сияют счастьем, он улыбается. Ах, какая улыбка! Какая чудная открытая улыбка! Мои губы в ответ на нее сами собой расползаются почти до ушей. На голове у него лохматая меховая шапка, по бокам которой так смешно топорщатся опущенные уши с веревочками на концах. Я смеюсь и в то же мгновение просыпаюсь.

«Это же иностранец. Точно, иностранец»,  –  проскочила мысль, как молния, в моей голове. Русские мужики в солидном возрасте ТАК не улыбаются.

«Твой сон – вещий. Это сам Господь тебе знак подает, что ты должна вспомнить и о себе самой, и о своей личной жизни, которая одна у тебя, между прочим», – сказала дочь.

Я притихла и задумалась. Помолчав немного, прокрутила в голове дочкины доводы еще раз, прежде чем согласиться с ними.

 – Ты права, конечно, дочь. Хочется действительно еще пожить сколько-нибудь, а не доживать. Желательно, в любви, без которой, как ни крути, счастья в личной жизни не бывает.

Но впереди, насколько хватало моего мысленного взгляда на окружающую действительность, не маячило ни одного сколько-нибудь подходящего кандидата в качестве объекта этой самой любви. Пустыня. Бесконечная пустыня. До самого горизонта. О чем я и сообщила с горьким вздохом дочери.

– Где он бродит, мужчина моей мечты? Или и нет его вообще?!

– Ну, наверное, где-то бродит. Может, тоже любовь ищет. Только не знает, что ты тут от одиночества страдаешь. Так не сиди, не жди своего принца на белом коне, сложа ручки. Давай же начни с чего-нибудь. Как все люди, с самого простого – поищи в интернете.

«Поищи в интернете» – тоже мне совет! Как и все дамы, интересующиеся вопросом знакомств «для тех, кому за…», я знала, что этот способ в последние годы уверенно выходит на одно из первых мест среди всех остальных. Я даже допускала, что интернет может помочь людям в возрасте не первой молодости познакомиться, но создать счастливую семью – это вряд ли. Таких примеров я в своем окружении не знала. Зато случаев мошенничества, обмана, развода на деньги и всяких других неприятностей – сколько угодно. А с другой стороны, если хорошенько подумать, где искать мне того симпатичного улыбчивого иностранца? Выход единственный – интернет.

Компьютер выдал мне список размером примерно в полсотни кандидатов в мужья. Поскольку у меня выработалась некая технология просмотра и отбора нужной информации, работа шла достаточно быстрыми темпами.

Наибольшей популярностью у дяденек от 55 пользовались девушки до 35 лет, без детей, стройные, как горные козочки, с красивыми улыбками, длинными ногами и с хорошим знанием немецкого языка. Под такие запросы в силу своего возраста, когда русскую девушку все уже называют исключительно по имени-отчеству, я совершенно точно не подходила. В ходе просмотра я быстренько убрала этих соискателей руки и сердца из списка, а заодно и тех, кто был ростом «дядя, достань воробушка» и весом свыше 100 кило. Дальше удалила тех, кто хотел бы видеть рост партнерши не ниже 165 см, так как в природе для людей не существует стимуляторов роста и подрасти мне на целый десяток сантиметров не представлялось возможным. Также не было смысла тратить время на мужчин, находящихся «в процессе развода». Список похудел больше, чем наполовину. Но все же был еще достаточно внушительного объема. Настала очередь важного отбора – по внешности, а потом пришла пора еще более тщательного изучения оставшихся в списке кандидатов для знакомства – и тут уж без чтения  резюме никак.

Начинаю. «…Мечтаю просыпаться по утрам от запаха кофе и горячих французских круассанов» – кофе не пью, а круассаны печь не умею.

Дальше. «…Майне фрау должна быть спортивной и разделять мои увлечения горными лыжами и дельтапланеризмом». Не могу разделять – я смертельно боюсь высоты и не люблю горы.

 «…Должна быть честной, верной, нежной…» – ну, это еще куда ни шло. Но вот дальше – « … тоненькой и изящной. Немецкий в совершенстве». Нет, спасибо. Немецкий можно подтянуть до совершенного... За несколько лет, если подождет. А изящной и тоненькой? Самой бы хотелось себя такой увидеть. Хоть во сне.

 «Живу… Вместе со своими детьми». А их у него трое. А я куда? 

 «…Несколько лет назад был инсульт. С тех пор правая нога и рука действуют с ограничениями. Но я все делаю по дому самостоятельно. Вкусно готовлю, как мне кажется…». Я тоже вкусно готовлю, как говорят мои дети и внуки. Лучше я их буду пирожками баловать. И не только по воскресеньям.

«...Работаю в крупной энергетической компании. Все время в дороге. Разведен… Из семьи – только мама…». Его 83-летняя мама живет в доме для престарелых. Все ясно. Мама хочет домой, как бы прекрасно ни было все устроено в этом заведении для синьоров.

«Ищу милую, с хорошим характером, чувством юмора (прям мой портрет!) для жизни в любви и согласии в оставшиеся годы жизни (64 года), большой красивый дом с ухоженным садом, хорошо обеспечен и не буду жалеть денег на хобби жены (Супер! Объеду всю Европу и побываю в Америке…), внимательный, нежный…» и так далее. И симпатичный мужичок такой. Но имя мне не нравится. Нет, не хочу. Ну ее, эту Америку. По телевизору посмотрю.

Несколько часов, которые я проторчала перед монитором, ушли в вечность. Я уже порядком устала и хотела есть. Папка с резюме понравившихся мне мужчин пополнилась не меньше, чем на дюжину кандидатов, которым я послала маячки – «сердечки», означающие мое желание познакомиться и вступить  с ними в переписку. 

Ну, посмотрю вот это последнее, – решила я для себя, с любопытством рассматривая красивые большие руки худощавого симпатичного австрийца, которыми он как-то нежно прижимал к своей груди маленькую рыжую длинноухую собачонку с умными круглыми глазами-бусинками, да так, что только мордочка выглядывала из его ладоней.

 Открыла резюме и не увидела ничего. Совсем ничего. Ни одного требования к женщине, с которой он был намерен познакомиться, подружиться и даже, если звезды сойдутся, создать семью. Только одно-единственное предложение стояло в строчке «О себе». Коротенькое предложение: «Я – заядлый охотник». Что хотел он сказать с помощью этого сообщения, мне неизвестно до сих пор. Но меня зацепило, так как вся информация о заядлых охотниках, которой я обладала, была почерпнута исключительно из фильма «Особенности национальной охоты». А как там у них, в этой неведомой Австрии, выглядит заядлая охота? На какого зверя охотятся? По горам охотники бегают? Или леса там тоже имеются? Любопытство мое было разбужено.

Недолго думая, я написала охотнику: «Так приезжай к нам в Россию. У нас бескрайние леса, медведи, волки, лоси, а заядлые охотники почти перевелись. И вообще, самая роскошная охота возможна только здесь. В России». Как потом оказалось, от усталости и плохого знания лексики, я неправильно применила немецкий перевод слова «роскошный». Моя фраза звучала по-немецки примерно так: «Только здесь будет возможна плюшевая охота!».  Да, далеко мне еще до совершенного владения языком!

Проделанная мною работа не прошла даром. Переписка с немецкими женихами разгорелась, только от австрийского охотника не было ни слуху ни духу.

Когда я уже и думать о нем забыла, письмо, наконец, пришло. Молчание австрийца объяснялось просто: в родительском доме, где он проводил двухнедельный отпуск, не было выхода в интернет.

С тех пор письма из Австрии стали прилетать в мой почтовый ящик каждый вечер. Они отличались от всех других превосходным стилем, добрым юмором и неподдельным интересом ко всему, к любым мелочам, которые хоть как-то касались моей жизни. Я и писала все, что в голову придет: про наш Рыбинск, Волгу и море, про погоду, работу, мои успехи-неудачи в деле постижения науки вождения авто, про детей и внуков. Он же, в основном, добросовестно и подробно отвечал на мои вопросы или рассказывал что-то по теме моего предыдущего письма. Но главное было ясно, заочное знакомство развивается удачно. Мы нравились друг другу.

В ходе нашего оживленного обмена письмами сам собой встал вопрос о том, что неплохо бы было встретиться и увидеться, так сказать, в режиме онлайн. Сказано – сделано. Мой партнер по переписке в России не был никогда, в «плюшевой» охоте не участвовал. Но, естественно, мечтал об этом. Я посмотрела дату открытия осенней охоты и пригласила его в гости на начало октября, намереваясь заодно получить в подарок на день рождения какое-нибудь хрустальное великолепие, поскольку мой австриец был потомственным гравером по хрусталю.

Дочь, услышав потрясающую новость о скором прибытии иностранца, выделила для мамы часть своего бесценного времени, чтобы помочь организовать предстоящий визит. Прямо с утра в субботу она появилась у меня в дверях, обошла всю квартиру, включая балкон, ванную и туалет, по пути открывая все шкафчики, просматривая полочки и даже заглядывая под кровать и ванную.

– И как это ты, скажи на милость, будешь принимать в таком бедламе иностранца из Австрии, – строго сказала моя дочь, которой по отцовской линии передалась страсть к безукоризненной чистоте и образцовому порядку в доме. В содержании жилого пространства мелочей для нее не существовало

– Где бедлам? Ты что, дочка? Посмотри, вполне нормальная квартирка. Чисто, светло и вроде бы уютно.

 Я любила свое маленькое жилище и никаких особых недостатков не видела.

– Так, бери карандаш и бумагу. Пиши.

Список получился внушительный, так как денежных инвестиций потребовали и кухня, и балкон, и туалет.

Дочка уже стояла в дверях, торопясь вернуться к своим собственным домашним делам, которых мало не бывает, особенно в субботу. Медленным взором она прямо из прихожей оглядела мои однокомнатные апартаменты, задумчиво покачала головой, а потом с отчаянием махнула на меня рукой:

– А-а-а! Можешь ничего не менять! Все равно шок будет!

Неделя ушла на оформление кредита, походы по магазинам и на обсуждение порядка и способов приведения моей квартиры в надлежащий вид. А в следующий понедельник я получила неожиданное сообщение, что мой гость, скорее всего, не сможет посетить Россию этой осенью и нам придется отложить встречу до следующего мая. Дело в том, что коллега, который должен заменить его на работе, попал в больницу. Время лечения и восстановления пациента обещало быть очень длительным, поэтому запланированный отпуск «стоит на очень шатких ногах».

 – «На шатких ногах» говоришь? – переспросила меня дочка, взглянув с сочувствием на мое разочарованное неприятным известием лицо, –  Ну, значит, отпуска у него нет. А у тебя-то есть?».

 – У меня – есть. Только в октябре не смогу. В октябре у меня квартальный отчет.

 – Не надо в октябре. Поезжай сейчас. Потратишь свой кредит на отпуск. Где он живет, твой австриец?

 – Так в Австрии и живет. В Нижней Австрии, на границе с Чехией.

– О-о-о! Класс! – воскликнула она. – Возьми путевку в Прагу. Прага всем нравится. И поезжай по турпутевке, не будешь ни от кого зависеть. А вдруг в этом твоем знакомом ничего хорошего и нет, кроме того, что он – австриец? – закончила свое высказывание моя мудрая дочь.

Через две недели ранним утром в середине сентября я спустилась на широкий перрон Пражского главного вокзала. И некоторое время спустя вошла в свой гостиничный номер.

Нет-нет, немного не так. Я вошла… в другую Жизнь.

Мы женаты уже несколько лет, знаем привычки каждого из нас и уважаем интересы друг друга, ненавидим расставания, потому что нам хорошо только вместе. Каждый год в середине июня, когда дни длятся бесконечно, а ночи почти нет, мы празднуем день нашей свадьбы. Я вспоминаю ту самую первую встречу в Праге, как мой теперешний муж вошел в мой номер, взглянул на меня радостными синими глазами и улыбнулся счастливой улыбкой. Меня как током пронзило. Клянусь как на духу: я видела когда-то эти глаза с голубыми искрами и эту улыбку. 

Через три дня, когда мы приехали к нему домой в Австрию, я спросила, есть ли у него зимняя лохматая шапка с ушами. Мужчина оторопел, пристально посмотрел на меня, как бы спрашивая, зачем мне понадобилась шапка посреди 25-градусной жары. Потом подошел к шкафу с одеждой, нырнул куда-то в глубину полки, пошарил немного рукой и, закончив поиски, протянул мне лохматую лисью шапку с отогнутыми ушками и смешными веревочками на концах.

Ту самую шапку. Из моего весеннего сна.

Нина Вебер

P.S.: Кстати, мой муж родился 12 июня, в День России, его родная деревня называется Fischbach, а мой Рыбинск на молодежном слэнге звучит как Fischburg, так что я иногда смеюсь: «Ты просто был обречен жениться на своей русской!».

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте