ЭТО НУЖНО ЖИВЫМ

Вторая мировая война, Игорь Кудинов

Разрешите представиться. Меня зовут Нина Вебер. Мне в этом году исполнится 60 лет. Сама я с берегов Волги, из города Рыбинска Ярославской области. Но уже несколько лет живу здесь, в Австрии, в городе Гмюнд (на границе с Чехией) в Нижней Австрии. Теперь поясняю, почему я адресую мое письмо в рубрику «Навстречу Дню Победы».

 Итак, краткая предыстория. Гмюнд, где я сейчас живу, после победы в течение десяти лет (с 1945 по 1955 гг.) входил в советскую зону оккупации. В некоторых городах, и в нашем тоже, имеются кладбища советских воинов, на которых похоронены в братских могилах и неизвестные солдаты, и те, чьи фамилии (иногда вместе с инициалами) указаны. И только один гвардии рядовой Игорь Кудинов, 20-летний парень, сын врача Федора Кудинова из города Шахты, тоже воевавший и пропавший без вести, похоронен в отдельной могиле, причем на памятнике сообщается, откуда он родом. А дело было в том, что Игоря (как позднее удалось выяснить) убили по дороге во время поездки с концертом в одну из воинских частей (он был скрипачом, военным музыкантом) уже после объявления Победы. Погибших непосредственно в боях хоронили сразу же после освобождения Гмюнда, иногда даже не имея точной информации, как неизвестных, а Игоря командование хоронило со всеми воинскими почестями. Ему после гибели был поставлен отдельный памятник. Кроме того, имя Игоря внесено в Книгу памяти воинов, павших во Второй мировой войне за освобождение Австрии, которая хранится в Российском посольстве в Вене.

За 70 лет, прошедших с момента окончания войны, памятник на могиле Игоря сильно пострадал от времени и непогоды. Стекло лопнуло и раскрошилось, а фотография пришла в полную негодность. Однажды во время прогулки совершенно случайно я набрела на это воинское мемориальное кладбище. Надо сказать, что австрийцы безукоризненно выполняют соглашение между нашими странами об уходе за территорией воинских захоронений, но в этом случае, как вы понимаете, не в их силах было произвести ремонт памятника. Когда я увидела его плачевное состояние, мне стало здесь, в чужой стране, «за державу обидно». Нужно было привести могилу в нормальный вид, тем более, что приближалось 70-летие Великой Победы.

Но не тут-то было! На поиски ушел целый год. Не так просто оказалось отыскать родственников. Игорь в свои 20 лет не успел обзавестись женой и детьми, но могу сказать, что он по праву мог бы гордиться сейчас своими внучатыми племянниками. Несмотря на то, что семья три раза переезжала и сейчас живет в Краснодаре, несколько фотографий все же сохранились, а скрипку с разорванными струнами, письма и другие личные вещи героя-гвардейца родственники передали в городской музей города Шахты, таким образом сохранив память о своем родном человеке, жизнь которого в самом начале оборвала пуля нацистов.

Этой зимой внучатый племянник Игоря Кудинова Егор Щербинин прислал мне фотографию, а мой муж-австриец с наступлением тепла смог провести работы по ремонту памятника и вернуть ему надлежащий вид. По-моему, получилось вполне достойно.

Возможно, кто-то скажет, что это не такое уж важное дело. С войны уже столько лет прошло, нет в живых никого из тех, кто мог бы помнить этого парня. Ему все равно, в порядке его могила или ее вообще нет. Может быть, и так. Но это нужно не мертвым. Это нужно нам – живым.

На одной фотографии видно, что в двух шагах от могилы Игоря находится место, где родственники в городе Гмюнде прощаются со своими умершими. Так что это достаточно посещаемое место и мне, например, не все равно, в каком состоянии находится захоронение русского солдата. Не все равно, помнит ли его страна Россия, за которую он отдал свою юную жизнь. Когда я читала Книгу памяти (она есть на сайте Российского посольства в Вене), то там приводятся слова одной австрийки, историка, научного сотрудника, которая произносила речь и плакала: «Как бы мы были счастливы знать о могилах наших близких в России!».

Мы имеем такую возможность – прийти и поклониться нашим погибшим. А что 70 лет прошло, так ведь это в масштабах истории – одно краткое мгновение. Пока помним – войны не будет. Я верю в это.

И еще. Очень хотелось бы рассказать немного о моем муже Вальтере Вебере. По профессии он – гравер по хрусталю, представитель известной в Нижней Австрии более 200 лет династии Веберов. Вальтер – человек удивительных душевных качеств и очень любит не только свою Австрию, но и нашу родину – Россию.

Он помогал мне и в поисках, и в приведении памятника Игорю в достойный вид. Когда мы получили фотографию, то поняли, что овальная форма плохо вписывается в оставшуюся после фотографии 45-го года нишу. Вальтер где-то приобрел подходящий камень, вырезал все по размерам, отполировал, смонтировал, а затем покрасил буквы и цифры. Кроме того, ему пришлось получать разрешение на производство работ на мемориальном кладбище. Без него мне было бы невозможно справиться. А пишу я это потому, что именно такие люди реально, делами укрепляют дружбу между нашими народами.

Как написал мне в последнем письме внучатый племянник погибшего в Австрии гвардии солдата Егор Щербинин: «...Мое сердце наконец-то успокоилось. Нина, Вы и Ваш муж – удивительные, великие для меня люди».

Не скрою, мне была очень приятна эта оценка. Хотя я делала это только по велению сердца и в благодарность всем воинам, которые ценой жизни принесли нам Победу и Мир.

С уважением,

Нина Вебер, г. Гмюнд. Нижняя Австрия

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте