ГНЕВ СКВОЗЬ СЛЕЗЫ!

солисты ансамбля, катастрофа

катастрофа, крушение военного самолета

Трагедия, случившаяся утром 25 декабря 2016 года, отменила негласный запрет на слезы.

Новость о крушении летевшего в Сирию военного самолета, на борту которого находились выдающиеся соотечественники, на какое-то мгновение парализовала волю и чувства людей. И беспомощно, как-то по-детски замелькали вопросы: «Почему?» «За что?».

 Катастрофа унесла жизни 92-х человек – среди них 64 артиста Ансамбля имени Александрова, 9 сотрудников средств массовой информации, 8 членов экипажа. Погибла глава фонда «Справедливая помощь» Елизавета Глинка, которая везла медикаменты для университетского госпиталя – любимая буквально всеми россиянами доктор Лиза, в глазах каждого она – символ искренности и бескорыстия.

Не стало одного из лучших музыкантов мира, выдающегося композитора, директора и художественного руководителя «Академического ансамбля песни и пляски Российской Армии имени А.В. Александрова» Валерия Халилова, а вместе с ним смерть унесла половину его славного коллектива.

Они летели в зону чужих военных действий по зову сердца, летели с открытой душой, с миром и острым желанием помочь. Сопровождали гуманитарный груз, хотели, желали от души принести радость людям. И навсегда остались в небе над Сочи.

Вот вам и героика нынешнего дня, да еще и на фоне дня «Защитника отечества». Русский человек, россиянин всегда – это исторически доказано, и мы с вами знаем об этом – был силен своей душой. Но и для слабости сегодня уместен лишь миг. Миг откровенной и честной боли за тех, кем всегда можно было гордиться и по кому рыдают родные и близкие.

Слезы сегодняшнего дня – знак сопричастности и единства, но не слезами одними должны мы реагировать на случившееся.

Мы теперь знаем, на данный момент следствие отрицает возможность теракта. И как сегодня во все возможное и невозможное хочется поверить. Хотя именно эта версия в свете нереальности произошедшего, учитывая, какие именно люди находились на борту, куда и с какой миссией они направлялись, да еще в контексте буквально на днях произведенного в прямом эфире циничного убийства российского посла в Турции Андрея Карлова, напрашивается первой и обсуждается сегодня буквально каждым. И если когда-нибудь, не дай Бог, она подтвердится, не пора ли поставить вопрос о введении смертной казни за теракт вопреки любым мораториям? А куда, на какие весы поставить случившееся в Германии, когда автомашина легко, свободно прокатилась по праздничным, предновогодним рядам рынка прямо в центре Берлина.

И как раз сейчас, когда трагедия унесла по-настоящему значимых публичных персон, хочется получить ответ на вопрос многих россиян: «Почему в наши дни телеэфир все больше и больше забивается невозможным мусором, когда в популярных программах обсуждают псевдознаменитостей и их порой мерзкие деяния: совокупления, насилие, убийства, различные махинации, разводы. Тогда как про великих музыкантов и важнейших общественных деятелей, положивших свою жизнь на спасение чужих смертельно больных детей, стариков, мы, россияне, узнаем не в «прайм-тайм», не в прямом эфире, а зачастую и не с экранов телевидения.

Но есть еще один, наверное, самый больной вопрос. Я беру на себя ответственность сказать об этом. Доколе нам терпеть тех, кто в социальных сетях частенько радуется случающимся у нас, в России, трагедиям? Радуется нарочито, откровенно, порой с использованием всевозможных оскорблений. И в этот, даже в этот раз – тоже! Именно сегодня особенно хочется призвать таких людей-нечестивцев к ответу и покарать за их грязные деяния, за их слова нашим справедливым возмездием.

Война сегодня не только в Сирии, куда летел наш самолет с гражданскими людьми на борту. Она сегодня повсюду, в том числе и в России – пусть информационная, но война. А защищать себя мы должны по законам военного времени.

Не пора ли в связи с этим появиться закону «О недопустимости выражения ликования по поводу трагических для России, для нашей с вами страны, событий»? Вполне возможно, именно такой закон стал бы лучшим, что мы можем сделать в память о тех, кто всю свою жизнь был предан России и служил не за деньги, славу или власть, а за честь и совесть. И назвал бы этот нужный закон «Законом Лизы Глинки и Валерия Халилова».

Глазами, устами очевидцев, друзей, знакомых, сослуживцев: «Этого не может быть» – первая реакция каждого, кто ее знал. Такие, как доктор Лиза, не могут погибнуть безвременно и тем более безвозвратно. Ведь они гораздо нужнее здесь, на Земле, чем Богу на небесах. Ведь именно такие, как она, творят волю Всевышнего на нашей грешной земле. Но пути Господни неисповедимы.

Елизавета Глинка оказалась на роковом борту самолета. Ее жизнь была посвящена служению немощным, убогим, умирающим. Безо всяких оговорок. В то время как другие, брезгливо морща нос или высокоумно лоб, рассуждали, виноваты ли люди такого склада, особенно бомжи, сами в своей горькой доле, Лиза не задавалась этим вопросом. Если людям плохо, значит, нужна помощь. И точка.

Ее дело – накормить, напоить, вылечить, утешить. Не боясь запачкаться, не боясь заразиться. А о том, кто прав, кто виноват, пусть думают и размышляют другие – это дело нехитрое. А заняться им всегда найдутся желающие, их много. Елизавета Глинка всегда находилась там, где кровь и слезы. И в хосписах, и в Донбассе, и в Сирии. Поскольку была настоящим врачом, таким, кто выбирает себе пациентов только по одному признаку – по наличию боли, от которой человека нужно, необходимо избавить.

Она считала, что любой страдающий человек достоин жалости, а не осуждения. Помогала не только лекарствами, но и своим ласковым словом. Она, Лиза, доктор с большой буквы, умела находить нужные, исцеляющие слова. Сегодня невозможно подсчитать, сколько людей осиротели с ее смертью.

О себе она говорила словами: «Смерти я боюсь, как и все, потому что я не знаю, где лучше, там или здесь. У меня есть ощущение, как у человека религиозного, что там должно быть лучше. Что Бог добрее, чем мы себе его представляем. Но для себя я смерти боюсь, потому что я не знаю, какая она будет. Она наступит внезапно или это будут какие-то страдания, и сколько это будет длиться. Как все неизвестное, меня это пугает».

Лиза помогала тысячам граждан, пострадавшим в войне на юго-востоке Украины, в Донбассе, эвакуируя семьи с детьми-инвалидами. И теперь эти люди, получившие помощь от Лизы, говорят: «Что теперь будет с нами, с нашими детками?».

Люди вспоминают: «Доктор Лиза была великой женщиной именно потому, что помогла тем, кому никто не хотел или не желал помогать».

Когда говорят, что любого можно заменить, – это не о докторе Лизе. Ее никто не сможет заменить. Такие, как она, рождаются очень редко в нашем мире. Они, эти люди, бесстрашны в своих жизненных поступках, и часто их жизнь заканчивается трагически, на взлете. Вот и у Лизы произошло именно так.

Во время вручения Лизе Государственной правозащитной премии она сказала очень важные слова: «Мы никогда не уверены в том, что вернемся живыми, потому что война –  это ад на Земле». И вот теперь ее нет с нами. Теперь она ушла, будучи на своем боевом посту. Исходя из той милости, о которой я вам рассказал, поведал. Вот человек перед нами, достойный «героики наших дней».

Как я написал выше, на борту разбившегося в Черном Море самолета ТУ-154 находились 64 артиста Ансамбля им. Александрова во главе с художественным руководителем, известнейшим дирижером, генерал-лейтенантом Валерием Халиловым. Без всяких натяжек, без пафоса – цветом российской культуры.

Ныне в ансамбле рассказывают, что это была плановая поездка. Предновогодние дни у артистов традиционно – самые горячие. Отчасти поэтому решено было не брать с собой в поездку в Сирию оркестр. Работы много и в России. В Сирию отправились солисты ансамбля, хор в полном составе, балетная группа, из музыкантов – баянисты. Планировалось, что ансамбль даст коцерт в Сирии и тут же улетит в Москву. Не получилось!

Чудом не попали на злополучный борт три ведущих солиста ансамбля:

Валерию Гавве недавно сделали операцию.

У Бориса Дьякова 26 декабря должно было состояться ответственное выступление в Москве. А наш «мистер Калинка», солист Вадим Ананьев, недавно стал папой в четвертый раз. Во втором браке у него родился сын Юра. Малыш грудной, на руках жены еще двое деток, она не справлялась чисто физически. Директор ансамбля разрешил ему остаться в Москве. Получается, что родившийся только-только сынок Юра спас своего папу.

Не могут в ансамбле смириться и с потерей замечательного концертмейстера Владимира Бродского. «Володя – порядочный человек, большой эрудит. Он великолепно играл, кому угодно мог аккомпанировать, причем сходу, рассказывают коллеги. – Володя мог занять ведущие позиции на мировой сцене, но ему были чужды амбиции».

В катастрофе погиб почти весь хор ансамбля, где были собраны лучшие из лучших голосов страны, нашей России.

Отдельной строкой во всем этом событии стоит память о Валерии Халилове – художественном руководителе Ансамбля им. Александрова, человеке с большой буквы. Валерий Халилов был лучшим военным дирижером всех времен и народов. В нем сочеталось, казалось бы, несовместимое: и военная выправка, и невероятная утонченность. Музыкант от Бога, композитор и педагог. От Валерия Халилова всегда исходил заряд музыкального дарования, так вспоминают о нем и журналисты, работающие в средствах массовой информации, и, прежде всего, его коллеги по ансамблю. Вот некоторые из этих отзывов:

«Белые перчатки Халилова на парадах на Красной плошади в Москве до сих пор стоят перед глазами: это не форс – руки дирижера должны быть отлично видны всему фронту на протяженности порядка 50 метров, тем более репетировали парадные музыканты всегда по ночам. Так вот что интересно: у Валерия этих перчаток всегда было несколько пар, на все случаи жизни – и кожаные, и теплые, и матерчатые. И теперь они лежат дома, ждут своего хозяина, но так и не дождутся».

«Я хорошо знал Валерия Халилова, – говорит Денис Мацуев, человек музыкального мира. – Ансамбль Александрова – это визитная карточка нашей страны. И Халилов – огромный профессионал, который исполнял абсолютно любую музыку, виртуозно дирижировал и симфоническими оркестрами, был универсален в разных репертуарах. Утрата невероятная, ужас!».

Они, Ансамбль им. Александрова, собирали полные, забитые до отказа различные «Карнеги-холлы», театры, учреждения. И всегда был аншлаг!

«Международный бренд, который представляет Россию и ассоциируется с Россией – гарантия успеха, гарантия полного зала, это история нашей страны, высочайший уровень!»

Лучше не скажешь, других слов нет!

Участник освобождения г. Вены 

Владимир Васильевич Располыхин,

Австрия

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте