A+ A A-

Этапы длинного творческого пути. Надежда Тихонова

театр балета, Надежда Тихонова творческая личность

театр балета, Надежда Тихонова творческая личность

Надежде Романовне Тихоновой исполнилось 85 лет

В семье акушера­гинеколога и заместителя военного прокурора 31 июля 1930 года родилась долгожданная дочка Наденька. Когда пришло время, девочка пошла в детский сад, как и все советские дети, а потом и в школу. Ей всегда хотелось танцевать, поэтому в восемь лет Надя поступила в танцевальный кружок Дворца пионеров, а в девять – прошла отборочные туры и поступила в Ленинградское хореографическое училище. Ее мечта сбылась: она будет балериной!

 

Началась Великая Отечественная война, и в июле всех учащихся хореографического училища эвакуировали в Кострому, а потом переправили на Урал в город Молотов (Пермь) вместе с театром оперы и балета им. С.М. Кирова. Артистов театра разместили в городе, а учащихся училища – под Молотовым, в деревнях Нижняя Курья и Платошино, а потом – в Полазне. Условия были очень тяжелыми: голод, холод, крысы, плохие полы, маленькие залы, но занятия продолжались. Их проводили замечательные педагоги: А.Я. Ваганова, Л.М. Тюнтина, Л.М. Громова, Л.С. Петров, А.И. Пушкин и другие. Детей вывозили на производственную практику для участия в спектаклях Кировского театра в Молотове. Для воспитателей это было тяжелое время, надо было организовывать приезд детей в город и обратно. А для учеников  – радостные дни, полные новых впечатлений.

Анна Васильевна Вицкая, мама Наденьки, вывозила в эвакуацию оборудование института им. Отта и была направлена на работу в г. Березники на Урале, туда же был эвакуирован из Ленинграда ТЮЗ. И два года Надя жила с мамой, посещая обычную среднюю школу, а классическим танцем занималась частным образом с артисткой балета Людмилой Гавриловной Корень.

Настал июль 1944 года, и училище вместе с Кировским (ныне Мариинским) театром должно было вернуться в освобожденный Ленинград. Тяжелая жизнь в эвакуации подошла к концу, к сожалению, не все дожили до возвращения домой. Дирекция потребовала вернуть Наденьку в училище, в Полазну, так как все вывезенные в эвакуацию и выжившие учащиеся должны были ехать в Ленинград. Мама Нади еще оставалась в Березниках, отец был на фронте с первых дней войны, поэтому, вернувшись в родной город, она жила в интернате и продолжала свое образование в хореографическом училище.

Школьная и творческая жизнь Наденьки складывалась удачно. Она была занята в отчетных годовых спектаклях, производственной практике и в постановках Кировского театра с участием детей. Травмы коленных суставов, полученные на уроках классики еще в детстве, конечно, мешали жить.

 Надя окончила хореографическое училище в 1949 году и по распределению должна была стать артисткой балета в Кировском театре. Но врачи рекомендовали отдых поврежденным коленям и не разрешили работать по специальности. Надя не унывала: она поступила в Ленинградскую консерваторию им. Римского-Корсакова на педагогическое отделение для преподавателей классического танца к Агриппине Яковлевне Вагановой. Обратив внимание на одну из своих вдумчивых и способных учениц, Ваганова во время каникул послала студентку в Московское хореографическое училище, чтобы узнать ее впечатление о разнице в преподавании классического танца Московской и Ленинградской школ. По возвращении Надя рассказала все, что подметила. А.Я. Ваганова была творческим человеком и учла впечатления студентки в дальнейшей разработке своей методики. И уже в 1950 году рекомендовала ее, еще неокончившую обучение, ассистенткой в классы педагогов А.А. Писарева и Н.А. Камковой в Ленинградское хореографическое училище. С этого момента  и началась карьера педагога классического танца Надежды Романовны Тихоновой в Ленинградском хореографическом училище. В 1952 году она оканчивает консерваторию с отличием по специальности педагог классического, характерного и историко-бытового танцев.

Молодая девушка, получив диплом, не распрощалась со своим желанием танцевать, поэтому, когда в Малом оперном театре г. Ленинграда (сейчас он называется Михайловский) в том же году объявили набор на замещение свободных вакансий артистов балета, она отправилась туда. Пройдя конкурс, Надежда Тихонова стала совмещать педагогическую деятельность в хореографическом училище и работу артистки балета. У нее еще хватало сил и на общественную деятельность в театре, где она была членом Местного комитета, отвечающим за охрану труда.

Пятидесятые годы были очень насыщенными: окончание консерватории, поступление на работу в театр и в хореографическое училище, замужество, рождение дочери, изменения в политической жизни страны в связи с разоблачением культа личности Сталина. При этом балет и творчество всегда оставались в жизни Надежды Тихоновой на первом месте. У нее учились и известные всему миру мастера: Наталья Макарова в третьем классе, Галина Шляпина, Наталья Чеховская, Вадим Писарев, Инна Дорофеева и многие др.

Надежда Тихонова была занята во всех спектаклях, которые были в репертуаре Малого оперного: она исполняла испанский танец и мазурку в «Лебедином озере», восточный танец в балете «Семь красавиц», Курицу и Варвару в «Айболите» и многие другие партии. В 1961 году театр поехал на гастроли в Австралию и Новую Зеландию. Первая поездка за границу произвела на всех артистов неизгладимое впечатление, потом, конечно, были и другие, например, в Латинскую Америку. И все это обогащало артистов. Знание истории, культуры и традиций других народов всегда помогает творческим людям в их работе.

В 1967 году Константин Шатилов (солист балета Кировского театра и педагог Ленинградского хореографического училища) предложил Надежде Романовне поработать в Каире в составе группы советских педагогов, которую он возглавлял. Египет и классический балет. Интересно! Она, конечно, согласилась. Ведь это не только гордость – представлять свою страну, но и творчество, не говоря уже о материальной заинтересованности любого советского человека. В то время работа за границей считалась очень престижной. Такая возможность выпадала не каждому.

После года успешной и плодотворной деятельности Тихоновой в Каире Министерство культуры СССР предложило ей поехать в Камбоджу: там создавали балетную школу при Университете изящных искусств. И это было еще более заманчиво! Надя согласилась. С 1968 по 1970 год – период, насыщенный интереснейшей работой с талантливыми учениками, порой подобранными на улице, никогда не видевшими классического балета, но очень способных. Конечно, были и встречи с королем Камбоджи Сиануком, который сам будучи очень талантливым человеком покровительствовал искусству. У него на все хватало времени: гранд-сеньор ставил и снимал фильмы, занимался художественным свистом, играл на виолончели.  Сегодня это все уже принадлежит истории, участником которой была и преподаватель классического танца Надежда Тихонова. Она занималась с внучкой Сианука, принцессой Сомой, с наследным принцем Сиамони, который приезжал на каникулы домой, а в течение года учился в Чехословакии в хореографическом училище. Не так давно он стал королем Камбоджи. Сианук снял фильм о балетной школе, созданной советскими специалистами, к сожалению, во времена Пол Пота не только фильм был уничтожен, но и убиты большинство студентов Университета изящных искусств. Выжило всего восемь человек из огромной балетной школы. И на сегодня остались только фотографии и память о них.

После Камбоджи последовало предложение поработать в Алжире, где тоже создавалась балетная школа. Там Надежда Романовна преподавала в 1971–1973 гг. Постоянно работать вне Родины без перерыва в то время было нельзя, поэтому в СССР всегда оставалась дочь, как гарант того, что мать вернется ради нее. 

 Подошло время оформлять пенсию для артистки балета, поэтому в 1973 году надо было задержаться дома. В это время Надежда вернулась в Малый оперный театр,  но тут же получила предложение из Алма-Аты: быть репетитором в театре им. Абая и педагогом классического танца в хореографическом училище. Конечно, надо ехать! Через пару лет, как артистка балета, она должна была выйти на пенсию, но, как педагог классического танца, Надежда Тихонова отдыхать не собиралась.

В Алма-Ате ей довелось сотрудничать со многими интересными людьми: с талантливой балериной, ставшей впоследствии педагогом классического танца, Людмилой Ли, с Рамазаном Баповым и многими другими.

Вернувшись в Ленинград, Надежда Романовна получила предложение от художественного руководителя балета Олега Виноградова вернуться в Малый театр уже педагогом-репетитором, где она и проработала с 1975 по 1977 гг. Сотрудничество с новым балетмейстером в его постановках было очень увлекательным. Но Виноградова перевели в Кировский театр, а Тихонова вновь получила приглашение быть репетитором в театре и педагогом в хореографическом училище в Алма-Ате. Она проработала там еще один учебный год и выпустила Наталью Чеховскую, получившую две золотых медали на конкурсах в Москве и Хельсинки (1984).

Из Алма-Аты Надежда Романовна отправилась в Таллин, получив приглашение от художественного руководителя театра «Эстонии» Маий Мурдмаа. Там она нашла способного танцовщика Евгения Неффа, который попросил подготовить его к просмотру в Кировский театр. 

В то время у солистки Пермского театра Светланы Смирновой не было партнера, и Людмила Павловна Сахарова пригласила Надежду Романовну с Е. Неффом в Пермь, в «кузницу звезд советского балета» того периода, в Театр оперы и балета. Год работы в Пермском театре с талантливыми балеринами был очень плодотворным. Встретившись с интереснейшей балериной Галиной Шляпиной, Надежда Романовна уговорила ее ехать на Московский международный конкурс балета и взялась за ее подготовку. Как оказалось, не зря: в 1980 году Шляпина получила золотую медаль. Евгений Нефф стал ведущим солистом Кировского театра, а Надежда Романовна вернулась в Таллин в театр «Эстония», где проработала еще один сезон.

В августе 1983 года один из талантливейших советских хореографов этого периода Борис Эйфман предложил Надежде Романовне место педагога-репетитора в своем театре Современного балета. Она вновь не могла отказаться, тем более, что театр Эйфмана находится в Ленинграде.

В конце 1987 года художественный руководитель Донецкого театра оперы и балета В. Н.  Шумейкин попросил Надежду Романовну подготовить балетную труппу театра для гастролей в США, которые были намечены на 1989 год. Творческая деятельность в Донецке подарила ей встречу с талантливыми, уже известными танцовщиками Вадимом Писаревым и Инной Дорофеевой. Гастроли в США прошли блестяще и получили хорошие рецензии профессионального критика Анны Киссельгофф (Anna Kisselgoff).

Не успели вернуться из США, как тут же поступило предложение от молодого талантливого балетмейстера Вакиля Усманова о работе педагогом-репетитором в только что созданной им балетной труппе. И Надежда Романовна уехала в Москву! Полтора года работы с молодыми танцовщиками и с талантливым балетмейстером, подготовка коллектива к гастролям в Австрии были поистине увлекательными. Но пришло время возвращаться в Таллин, где ее ждал Тийт Хярм, чтобы репетировать новую постановку балета «Ромео и Джульетта». Только выпустили премьеру Ромео, как прислали приглашение от Мартина Фридманна (Martin Fredmann), директора Colorado Ballet Company из Денвера (США).

В 1990 году начался длительный период оформления документов на работу в США. Мартин долго искал «свою Ваганову», как он называл Надежду Романовну. И в Денвере появилась возможность создать серьезную школу. Тихонова собрала родителей и объяснила с советской прямотой, что можно учиться для удовольствия, а можно выбрать балет своей специальностью. Для удовольствия достаточно заниматься и раз в неделю, а чтобы стать балериной, требуется ежедневная тренировка. Хотя родители вынуждены были увеличить оплату за уроки классического танца практически в пять раз, они согласились. А уже через полгода на концерте школы увидели результаты.

По рекомендации Михаила Барышникова и Анны Киссельгофф, Надежда Романовна начала проводить в США мастер-классы и летние курсы. Такие же занятия она вела и в балетных школах Японии и Бразилии.

Вскоре последовало предложение из Pittsburhg Ballet Theatre. И на несколько лет Тихонова связала свою жизнь с США, где проработала с марта 1991 по август 1997. А в 1996 году директор балетной школы при Wiener Staatsoper Михаэль Биркмайер (Michael Birkmeyer) предложил Надежде Романовне переехать в Вену и работать педагогом в его в школе. Так начался венский период жизни русского педагога классического танца Тихоновой Надежды Романовны. Здесь же в 2000 году и отметили 50-летие ее педагогической деятельности. За время работы в Вене (с 1996 по 2004 гг.) она подготовила своих учениц к международным конкурсам в Лозанне и в Биаррице, где они получили две золотые медали, одно первое место, дипломы и кубки города Биаррица, денежные премии в размере 2000 французских франков, серебряную, бронзовую медали, одно третье место и диплом участия в международном конкурсе балетных школ:

1999 г. – Jessika Cove  (золотая медаль);

2000 г. – Julia Pastorek (золотая медаль),  Andrea Kingston (первое место);

2002 г. – Sarah Millner (золотая медаль);

2003 г. – Tamara Gabriel (бронзовая медаль), Sarah Millner (серебряная медаль), Viola Mariner (третье место).

А в 2004 г. Надежда Романова ушла на заслуженный отдых.

Жизнь подарила ей не просто встречи, но и работу с талантливыми современниками: А.Я. Вагановой, А.Я. Шелест, Ю.Н. Григоровичем, А.А. Писаревым, Н.А. Камковой, П.А. Гусевым, Н.Р. Макаровой, М. Барышниковым, А.Е. Осипенко, О.М. Виноградовым, Б. Эйфманом, В. Писаревым, И. Дорофеевой, В. Усмановым, Г. Шляпиной, Г. Комлевой, М. Мурдмаа, Титом Хярмом, Мартином Фридманном, Майклом Биркмайером и многими другими.

Какой бы трудной ни была жизнь Надежды Тихоновой, она всегда была яркой, творческой и интересной! Ее ученики работают в различных театрах мира и продолжают ее дело, продвигая традиции русской балетной школы.

Поздравляем Надежду Романовну с 85-летием и желаем ей здоровья и долгих лет жизни!

Екатерина Сернемар

 

Прим. ред.: Откроем секрет – эту статью написала дочь Н.Р. Тихоновой,

проживающая в Швеции

 

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте