A+ A A-

Я стала фондом родины моей в пространстве чуждом зарубежья...

в Вене фонд родины

 Дальневосточница, уралочка, австриячка (Зальцбург)... Исследовательница глубины слова, цвета, образа и чувства.  Поэт. Фотограф. Публицист. Неоднократно публиковалась на страницах отечественных и зарубежных изданий. «Серебряное перо Руси», 2014. Второе место в Международном литературном тютчевском конкурсе «Мыслящий тростник» в номинации «Философское эссе», 2014. Медаль генерала М.Д. Скобелева «За верность Отечеству» от Союза писателей России. Медаль «За солнечную деятельность» за свет в произведениях от Музея Солнца. Награждена грамотой «За верность традициям великих» от Международного Союза писателей «Новый современник» и грамотой «За духовность» в номинации, курируемой профессором богословия Алексеем Ильичом Осиповым. 

 

 Еду в Вену, день ледяной, а ведь апрель! На вокзале безмолвные примороженные люди, попавшие из-за своих туристических амбиций в морозильню моцартовского города. Среди ожидающих поезда один разъединственный типичный ариец в трахтен-плаще до пят с маленькой собачкой на поводке. Тихо подошел рэйлджет, и точная копия мужчины, только в несколько раз моложе, спрыгнула на перрон. Тут собачкино счастье услышали все! Она безудержно радовалась приехавшему, заливалaсь лаем, прыгала ему на ноги, на руки, путаясь в поводке. И сама, и ее хвостик счастливо трепетали в собачьих эмоциях, не стесняясь никого! Мне стало значительно теплее.

Еще теплее – по прибытию, когда австрийские друзья подхватили меня на машине. Благодаря им до сумерек успела почувствовать себя Дюймовочкой пред громадиной DC-Tauer и громадой вложения в культуру человечества великих мира музыки на Центральном Венском кладбище. Всегда, когда предоставляется возможность посетить столицу Австрии, открываю для себя что-то новое. Слава Богу, за десять лет сложились сердечные дружбы: меня здесь ждут, и я искренне радуюсь, как та собачка, каждой новой встрече с друзьями и этим прекрасным городом.

Что-то новое есть в нашем общении в этот раз. Мы много говорим о политике, о войне. Привожу цифры и факты, задаю вопросы, пусть ответят на них сами.

Нынешнюю девятую Страновую конференцию соотечественников проводят перед 70-летием освобождения Вены нашей армией от фашистского режима. Заселяюсь в отель, провожаемая австрийскими друзьями, и первое, что бросается в глаза на ресепшн – русское ТВ.

– Смотрите, куда вам надо приходить, чтобы узнать правду!

– Мы не верим, что это и есть правда!

– Смотрите не на политиков, а на жителей мест событий и сопоставляйте рассказы очевидцев с тем, что дают в вашей прессе.

 

Утром до начала мероприятия успеваю выпить чашечку кофе в старом венском кафе «Доммайер» со своим давним другом знаменитым австрийцем-воздухоплавателем Иваном Трифоновым. Представила мысленную встречу с Иоганном Штраусом, завсегдатаем заведения. Выпытываю у официанта, где же тут поблизости дом Густава Климта...

– Ты знаешь, когда советские войска брали Вену, они вообще не бомбили – берегли город, они входили понемногу, улочками, вот так, вот так, – показывает Ванечка. – А потом был такой салют, не фейерверк, из настоящего оружия. Стреляли так много! Мама моя, будучи беременной, боялась, что оглохнет... Под этот салют она и  родила меня!

 

Все-таки какие они милые, эти австрийцы! После того, как один мой семидесятилетний австрийский знакомый замучил меня разнообразными «скажи Путину...», я подкинула ему адрес официального сайта нашего президента. – Вот сам и скажи! Он свободно говорит по-немецки!

Долго что-то писал, я уже успела блины пожарить. Зовет – проверь, мол, правильно ли я написал «Wladimir Wladimirowitsch»? Читаю: «Дорогой Владимир Владимирович! Я читал, что у Вас болит спина... Если Вы будете с визитом в Австрии, приезжайте, я рекомендую Вам терапию молниями и полечу Вас моим аппаратом бесплатно»...

 

На конференции цепляю на грудь свои медали, воображаемо роднясь с теми, кому мы обязаны Победой. Одна, где генерал Скобелев, усами так похожий с Францем-Йозефом, другая, которая особенно дорога мне,  – «За верность Отечеству». Истинной патриоткой я стала только здесь, пожив вдали от Родины. Там это как-то не было нужно, все шло само собой ровным шагом. Вне России произошло осознание духовного стержня ею заложенного. Моей Родине сейчас нужны силы, она нуждается в защите от лжи и клеветы. И я отдаю ей голос. Понятно, стихами! «Нет поэзии в войне!» Но еще и своей материнской сутью... После первых порций лжи, выплеснутых на мою страну в мае, приняла решение пойти в банк, чтобы закрыть все договора с ним.

– Причина? – спросили меня. – У вас хорошие дивиденды и через несколько лет вы получите столько-то... Укажите причину расторжения.

– Не хочу финансировать войну, и пусть мои деньги – это капля в океане, но именно на европейские кредиты сегодня убивают невинных людей. И даже если только одна пуля будет сделана за мой счет, мне отвечать за это перед Богом.

Наказали на 380 евро.

Зато теперь дышать легче. Я встала рядом с теми, кто несет боль от того, что происходит сейчас. С теми, кто рукой прижимает к груди крестик. И с теми, кто, несмотря ни на что, продолжает нести культуру своего народа.

 

Группа, в которой я с декабря по март обучалась немецкому на уровне B1, сложилась из 12 наций. Справа от меня чех, когда-то в школе изучавший русский язык. Он говорит, что было невыносимо – везде только русские фильмы, русская музыка и «русские – лучшие в мире!» Слева – молодой афганец, он слышал от старших, как много русские строили и убивали в его стране. Напротив – иракец, говорит по-русски без акцента, выучился в Харькове на инженера, стал мужем украинки, вскоре бросившей его и дочку ради лучшей жизни. Есть боснийка, в резюме которой стоит свободное владение русским языком, на самом же деле слышу только «девочка» и «спасибо». Еще венгр со стишком про зайчика-попрыгайчика из детской памяти о елке, но не понимавший, ни кто такой зайчик, ни кто такой попрыгайчик. Кавказ: парни-чеченцы из другой группы, с кем не совпало отношение к Кадырову (ты не права, женщина!). Были те, кто просто показывал мне на телефонах остатки человеческих голов и тел... Одной среди чужих нести на своих плечах груз ответственности за Россию...

 – Погодите! У лжи короткие ножки! При этом каждый день одеваюсь в новое, классически элегантно, поднакупив шарфиков и удачно их комбинируя. Не повторилась ни разу. Была вежлива и строга. На все «яммант» своих сокурсников: Зато у вас сегодня не падают кассетные бомбы! В презентации о своей стране показала не Москву и Санкт-Петербург, а Байкал и Камчатку и жизнь людей Сибири и Дальнего Востока, откуда сама родом. – Хотите понять, что вы счастливы? Поезжайте в зиму туда на месяцок! Я приучала видеть свет нового дня во всем, рисовать себя в нем, начиная со своего гардероба.  Смотрите, сегодня я отождествляю рождественскую елочку и вручаю подарки от русской Снегурочки! Вы заметили? И я нынче выгляжу как австрийский первоцвет – в серый день дарю подснежники преподавательнице. Перед экзаменом – возьмемся за руки, всем удачи! На экзамене помогаю чеху, и он получает больше  баллов, чем я.

– А ты хотела получить больше, чем я? – спрашивает он.

– Нет. Я хотела тебе помочь! Потому что я знаю, что и ты когда-нибудь поможешь мне.

 

Для них Россией была я. И я поняла, что «победила», для себя победила, когда нигериец собрался летом приехать в Россию, турчанка стала строить со мной «гешефт», приглашая к себе в отель на взморье, турок не хотел со мной «разводиться» после ролевых игр, американец греческого происхождения (с русской бабушкой) пообещал отдать мне один из своих автомобилей, чеченец стал снова здороваться, австриец-преподаватель обновил свой гардероб, а австрийка-преподавательница стала носить сережки. Иракец наконец-то начал улыбаться. Венгр жалеть, что не стал военным, когда предоставлялась возможность. Чех грустил уже за неделю до окончания курса и шутил, что купил большую упаковку салфеток утирать слезы...

Не было бы из меня поэта, если бы я не умела видеть во всем вторые смысловые ряды.

Покупаю учебники для следующего уровня языка и натыкаюсь на маленький сувенирный магазинчик подделок, олицетворяющих богатство мира сего. Слитки «золота» разных габаритов, золоченые купюры от 500 евро и больше, все с сертификатами от американской фирмы. Беру за семь с полтиной «банкноту» в один миллион евро, в придачу – красивое оформление и куча бумажек с печатями. Все мои сокурсники расписались на конверте. И в благодарственной речи по случаю окончания нашей учебы, вручая подарок преподавателям школы, говорю:  «Вчера разговаривала с Путиным, рассказала что вы действительно старались и много сделали для нас, даже новый чайник купили. После этого он переговорил с президентом Мексики, потом с президентом Сирии, затем... (перечисляю все страны нашего курса). И, посовещавшись, они решили применить к вашей фирме антисанкции и вручить вам один миллион евро на укрепление дружбы между народами!

 

На машине американца поездить не пришлось, он ушел с нашего курса не доучившись, – перевелся на другой, в другом городе и в другой стране. Его самого тоже больше не видела, хотя пару раз в фэйсбуке он сообщал, что планирует пригласить меня на ужин.

Чех же в эсэмэсках сообщал мне, как ему теперь грустно, одиноко и многого не хватает. Хотелось ему напомнить, что ему плохо, когда столько русского... Что взять? Попробуй, пойми чужую душу! 

 

 в Вене фонд родины

Я стала фондом родины моей 

В пространстве чуждом зарубежья,

Хранилищем всех русских матерей,

Мультивалютным прочным стержнем.

Связующим ценнейшего эпох,

Мостом для новых поколений,

Проекцией пластов жемчужных крох

Культуры выбранных вложений.

Они подняты с самой глубины

Простых и вечных истин рода:

Живи, люби и делай для страны,

Вынь душу – и отдай народу!

 

Ольга лаврова

 

 

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте