Австрия в апреле

Эта поездка была не очень продолжительной и несложной по программе (4 ночи в Зальцбурге), но оказалась насыщенной впечатлениями и незапланированными событиями. Кроме осмотра достопримечательностей и купания в термальном бассейне, мне довелось принять участие в пасхальном богослужении, быть облитой водой из потешного фонтана, чуть не погибнуть на кладбище, увидеть синюю птицу, встретиться со змеей и выиграть в казино!

 

 В Зальцбург я приехала уже под вечер. Отель SalzburgZentrum находится на улице с довольно активным движением, и я попросила номер с окном во внутренний двор. Вид из окна оказался очень симпатичным – зелень разных оттенков радовала глаз, взбегая на крутой, скалистый холм. Рядом с отелем – туннель, ведущий в старый город. Он был прорублен в отвесной скале еще в XVIII веке и вечером с подсветкой выглядит очень эффектно. По этому туннелю ездят автомобили, рядом еще один – для пешеходов.

На следующий день я первым делом нашла туристический офис, где запаслась картой города, путеводителем на русском языке и приобрела «Зальцбург-кард» на 3 дня за 36 евро (сразу скажу, что она вполне себя оправдала, хотя я использовала не больше половины всех опций и льгот).

Что я категорически не рекомендовала бы делать в Зальцбурге – гулять по Гетрайдегассе дольше 20 минут и, тем более, заходить в магазины. Улица, на которой родился Моцарт, переполнена туристами и магазинами с завышенными ценами и совершенно не раскрывает очарования этого города, так удачно вписанного (вернее, встроенного) в уникальный ландшафт.

Река Зальцах и несколько крутых живописных холмов формируют ландшафт Зальцбурга. Я решила начать с самого высокого – Фестунберг, на котором возвышается крепость Хоэнзальцбург, – визитная карточка города, видная практически из любой его точки. (Так, кажется, я уже сбиваюсь на тексты путеводителей, постараюсь в дальнейшем этого избегать). Фуникулер поднимает на гору за пару минут. Виды, открывающиеся со смотровых площадок, невозможно описать, как и всякую красоту. У меня в таких случаях всегда возникает смешанное чувство восторга и грусти – оттого, что созерцание этой красоты так кратковременно.

Сама крепость тоже достойна внимания любознательного путешественника. Летом, наверное, впечатление могут слегка испортить толпы туристов, но в апреле их еще немного.

Вниз я шла пешком, местами спуск довольно крутой – градусов 45, не меньше.

Побродив по улочкам старого города, решила прокатиться на катере по Зальцаху и полюбоваться городом с воды (с «Зальцбург-кард» это удовольствие – бесплатное). Стоя на пристани, я наблюдала, как причаливает катер, и вдруг он начал вращаться вокруг своей оси то в одну, то в другую сторону. Присмотревшись, я с удивлением обнаружила, что катером управляет маленький ребенок, вращая миниатюрный руль, а капитан в это время раскланивается перед публикой! Впоследствии выяснилось, что это всего лишь трюк для развлечения пассажиров – в конце прогулки капитан объявляет, что теплоход станцует вальс под музыку Штрауса и, видимо, включает автопилот. Вся прогулка длится 40 минут и сопровождается пояснениями на немецком и английском языке.

Затем я перешла по пешеходному мосту на правый берег реки – в парк дворца Мирабель (дворец построен в XVII веке, сейчас служит резиденцией бургомистра). День был прохладный, но солнечный, весеннее буйство красок радовало глаз. Гармония, созданная природой и человеком, отзывалась музыкой в душе – хотелось петь и кружиться. И парк был наполнен музыкой – пением черных дроздов. Черный дрозд – удивительная птица! Большинство птиц поет днем, некоторые – ночью, а черный дрозд поет всегда, да еще так звонко! Только ночью его голос звучит более печально.

Над улочками правого берега возвышается гора Капуцинов – Капуцинерберг. Подняться на нее можно разными путями, я выбрала тот, по которому в праздники идет крестный ход. По обеим сторонам дороги, ведущей к монастырю Капуцинов, стоят часовни с изображением Страстей Христовых. Монастырские постройки скрыты за высокой стеной, окруженной лесом. Дорога от монастыря поднимается дальше к вершине горы, но я не рискнула углубляться в лес – день уже клонился к вечеру, и вокруг не было ни души.

Вдоль монастырской стены, обращенной к реке, идет тропинка, с которой открывается фантастический вид – блестящая лента реки, купола старого города с парящей над ними крепостью Хоэнзальцбург и на заднем плане – бело-голубая цепь заснеженных Альп. Я сделала несколько снимков и вдруг почувствовала в воздухе, наполненном весенними ароматами, чесночный запах. Так и есть – черемша! Она росла по обеим сторонам тропинки густым бело-зеленым ковром. Никогда еще не видела я ее в таком буйном цветении!

На следующий день я решила прогуляться пешком по окрестностям Зальцбурга и дойти до загородной резиденции Зальцбургских князей-архиепископов – дворца Хельбрунн. Чтобы рассчитать время, спросила у администратора отеля, как долго идти до Хельбрунна. Он посмотрел на меня с удивлением и сказал, что это далеко. Гораздо ближе дворец Леопольдскрон. Ну что ж, пойду к Леопольдскрон, а в Хельбрунн съезжу на автобусе.

Свежий воздух и гладкая дорога располагали к бодрой ходьбе. Парадокс – путешествуя по проселочным дорогам густонаселенной Европы, гораздо чаще встречаешь пасущихся коров и овечек, чем людей и автомобили. К моей радости, так было и на этот раз. Впереди призывно белела заснеженная вершина горы Унтерсберг, и хотелось подойти как можно ближе, чтобы запечатлеть ее во всем великолепии.

Примерно через полчаса впереди показался большой пруд с белым зданием у самой воды – это и был дворец Леопольдскрон. Среди туристов он известен как место съемок фильма «Звуки музыки». Попасть внутрь не получилось. Парк вокруг дворца окружала ограда, на воротах висела табличка, сообщавшая, что территория принадлежит какому-то американскому фонду. Ну и ладно, не очень-то и хотелось! А не пойти ли мне… в Хельбрунн? Развернула карту – отсюда идти, пожалуй, не ближе, чем от отеля. Но муза дальних странствий уже нетерпеливо била крыльями над моей головой.

И я пошла, время от времени сверяясь с картой. Дорога вела меня по берегу канала, окаймлявшего обширный луг. На лугу возле здания фермы паслись коровы. Рядом тусовалась группа молодых англичан. На стене фермы висел автомат, круглосуточно (!) выдающий свежее молоко – 1 литр за 60 центов, но только в свою тару. Я с завистью смотрела на молодежь, набиравшую молоко в пластиковые бутылки. Даже если бы у меня была бутылка, литр – это слишком много, не выливать же! Никого из персонала поблизости не наблюдалось. Оставалось только сфотографировать буренок и идти дальше. Пройденный мной путь можно было бы обозначить на карте под названием «От «звуков музыки» – к звукам «му»!

Я уже начала немного уставать, когда увидела впереди ворота Хельбрунна и радостно прибавила шагу. Самое интересное в Хельбрунне – потешные фонтаны (и еще огромные – метровые! – осетры в пруду). Вода брызжет из многочисленных скульптур, украшающих парк, а также из самых неожиданных мест – стульев, оленьих рогов, незаметных отверстий в земле. Так когда-то развлекали княжеских гостей, теперь развлекают туристов. Правда, в прохладный пасмурный апрельский день ходить мокрым – развлечение сомнительное, но экскурсовода это ничуть не смущало, и он нажимал на потайные кнопки при каждом удобном случае. Я старалась держаться в сторонке, но и мне досталось – расслабилась, когда снимала на видео чудо XVIII века – механический театр. К концу экскурсии сухим не остался практически никто.

В Зальцбург вернулась на автобусе и отправилась исследовать еще не хоженые уголки старого города. Забрела на маленькое кладбище при монастыре Святого Петра (самое древнее в Австрии, если верить путеводителю!), расположенное у отвесного склона горы Монахов (Мёнхсберг). Темная каменная громада горы и церковная стена отгораживают кладбище от окружающего мира. Вечерело, я шла одна в тишине среди мрачных надгробных плит, и вдруг раздался грохот! Откуда-то сверху летел камень – небольшой, сантиметров пять в диаметре, но мне бы хватило. Он упал буквально в двух шагах от меня. Погибнуть на кладбище, да еще на древнем кладбище Зальцбурга – интересная идея! Но все же хотелось бы подождать еще лет 50.

На третий день у меня были намечены большие планы: исследовать гору Мёнхсберг (с которой упал камень), посетить концерт старинной музыки, картинную галерею, дом-музей Моцарта, старейшее кафе Томаселли и побывать на дегустации пива (с «Зальцбург-кард» – бесплатно) в пивоварне на окраине города.

На гору Мёнхсберг ведут несколько путей, в том числе – лифт, прорубленный в скале. Верхняя станция лифта находится рядом с музеем современного искусства. Несколько монументальных «шедевров» выставлено снаружи. Я поспешила уйти подальше, чтобы не видеть эти угловатые конструкции.

Вершина горы представляет собой продолговатое плато, поросшее лесом, на котором сохранились стены и бастионы крепости XVII века и замок, превращенный в отель. Среди стен крепости приютился маленький виноградник. Нашлось на горе место и буддистской ступе (только ее Зальцбургу и не хватало!). Вообще, гора эксплуатируется на все 100%: в ее недрах с давних времен существует резервуар для снабжения города питьевой водой; во время Второй мировой войны в горе было устроено бомбоубежище, которое позже стало подземной парковкой.

Можно было бы долго бродить по тропинкам и любоваться видами Зальцбурга и окрестностей, но нужно было выполнять и другие пункты программы.

Дневные концерты в Резиденции – не для знатоков музыки, скорее – для туристов, желающих ощутить романтику города Моцарта, слушая музыку XVIII века, исполняемую на клавесине.

От посещения дома на Гетрайдегассе, где родился и провел юные годы Моцарт, у меня осталось грустное чувство. Так бывает всегда, когда ходишь по давно осиротевшему дому и разглядываешь какую-нибудь пряжку от костюма гения, так надолго пережившую его самого.

В кафе Томазелли мне не понравилось – слишком суматошно. Посетителей – тьма, официанты снуют, как заведенные.

А в музей-пивоварню я не успела! Но пива все же выпила – в ресторанчике с трудным названием «Кримпельштеттер», куда (как отмечает путеводитель) захаживал и Моцарт.

Возвращалась в отель поздним вечером. Навстречу мне шли группы людей, женщины несли в руках корзинки, и я догадалась, что они идут в Кафедральный собор на пасхальную службу (была страстная суббота). Оглянулась назад – двери собора широко раскрыты, но внутри темно. У входа стояли служители, раздавая всем входящим свечи. Я нерешительно, опасаясь сделать что-то не так, подошла к дверям, получила свечу и вошла внутрь. В соборе на скамьях сидело уже много людей, еле различимых в темноте. Было тихо, слышался только легкий шелест. Так прошло минут десять. И вдруг собор начал освещаться слабым колеблющимся светом. Он шел снаружи через раскрытые двери и становился все ярче. Послышался треск разгорающегося костра. Когда уже все было освещено этим ярким светом, из глубины собора показалась процессия священников – один из них нес большую, наверное, метровую свечу. Впереди шел епископ с посохом. Выйдя из собора, процессия приблизилась к костру. На площади стояла пожарная машина. Епископ произнес какие-то слова и к костру подошел пожарный. Он зачерпнул угли совковой лопатой и поднес к «свеченосцу». Свеча загорелась не сразу. Со стороны картина смотрелась немного комично: пожарный, похожий на космонавта в несгораемом скафандре и шлеме, – рядом с епископом в средневековом облачении, а связующим звеном между этими пришельцами из разных миров выступала совковая лопата!

На самом деле связующим звеном был, конечно, священный огонь. Процессия вернулась в храм с зажженной свечой, от нее стали зажигать маленькие свечи и вскоре весь собор озарился их светом. Началась служба, а я пошла домой собираться в дорогу. На следующий день мне предстоял переезд в Баден.

www.otzyv.ru

Фото автора и salzburg.com

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте