A+ A A-

Интервью с девочкой-звездой

балерина, прима-балерина Венской оперы

Почему я так назвала этот материал. Потому что Оля Есина выглядит простой девчонкой, правда, не по годам мудрой и рассудительной. Ну а звездой – из-за того, что Оля – настоящая звезда балетной сцены, а именно прима-балерина Венской оперы. Я не буду вдаваться в профессиональные детали, поскольку, признаюсь честно, ничего не смыслю в балете. Мы просто дадим справочный материал об успехах балерины Ольги Есиной и в Мариинском театре, и в Венской опере. А поговорим мы с Олей просто о ее жизни.

 

– Оля, я думаю, что тебя не смутит мой вопрос: сколько тебе лет?
– Не смутит, мне 28 лет.
– Знак Зодиака?
– «Дева».
– «Дева»! Значит ты пунктуальная и упорядоченная?
– Пожалуй, можно и так сказать. А потом характер меняется в силу профессии. Я стала намного жестче, даже родители это замечают. Когда началась концертная деятельность, надо было от чего-то отказываться. Иногда бывают моменты, когда хочется отдохнуть или плохо себя чувствуешь, а на сцену выходить все равно нужно, и тогда появляется внутренняя сила.
– С какого возраста ты начала выступать в Мариинском театре?
– Я попала туда в 17 лет сразу после Академии Русского балета им. А.Я. Вагановой. У меня был очень длинный период раскачки, я в течении 5 лет не могла до конца раскрыться.
– Но ты ведь уже танцевала серьезные партии.
– Да танцевала, но, по моему ощущению, это все равно было не серьезно.
– А вообще твоя жизнь – это балет, балет и еще раз балет?
– Нет, конечно. Я всегда считала, что нельзя зацикливаться только на своей профессии, всегда хотела жить полной жизнью. Семья, друзья важны и для меня, и для моей сферы деятельности. Как я смогу создавать какие-то образы на сцене, если не буду получать жизненный опыт?
– Когда-то давно я брала интервью у Анатолия Собчака, бывшего в то время мэром Санкт-Петербурга, и он отмечал, что Вена и Питер очень похожи. А тебе Вена напоминает Санкт Петербург?
– Может быть, внешне. Но не внутренне. Санкт Петербург – это мой родной город, его нельзя ни с чем сравнивать, это все равно, что с чем-то сравнивать свою любовь к маме.
– А что же ты его бросила?
– Я не бросала, бываю там очень часто – и по работе, и навещаю семью. Выдерживаю без родного города не больше 3–4 месяцев. Хотя в Вене я себя сейчас чувствую отлично, это мой второй дом.
– Ты много занята в спектаклях?
– По-разному. Бывало в месяц и по 9 спектаклей. Вы подумаете, что 9 раз за 30 дней – разве это много?! Но ведь это могут быть совершенно разные постановки, и к каждой проходят репетиции, для подготовки одного спектакля нам нужно от 2-х недель до 2-х месяцев репетиций. Может быть только один спектакль в месяц, но совершенно новый, тяжелый и выматывающий. Бывает по 17 перелетов в месяц.
– А как же ваша молодая семья? (Супруг Ольги Есиной Кирилл Курлаев – первый солист балета Венской государственной оперы).
– Мы много танцуем вместе, и по возможности стараемся сопровождать друг друга в поездках.
– Кирилл ведь уже был женат.
– И я была замужем. Мы с Кириллом знаем друг друга 9 лет, и всегда были очень близки по духу. Сейчас нас связывают и любовь, и дружба, и партнерство, и семья.
– А между вами никогда не возникает чувства соперничества?
– Нет, конечно, мы оба самодостаточные, мы понимаем, что каждый идет по своей дороге, а наверх, к успеху, ведут много дорог.
– Интересно: кому трудней в балете – мужчинам или женщинам?
– Это зависит от постановок. В любом случае все очень индивидуально.
– Говорят, что в балете много людей нетрадиционной ориентации.
– Не больше, чем в других профессиях.
– Ты еще совсем молодая, но балетный век не долог. Ты уже думала, чем бы ты хотела заняться, когда закончится твоя балетная карьера?
– Я бы хотела остаться близкой к искусству. Это не значит, что я хочу быть хореографом или балетным педагогом. Например, сейчас мы с Кириллом создали детский культурный центр, который называется Русский элитный лицей, где можно разглядеть в детях таланты уже в раннем возрасте. Наша идея – это организация занятий по разным творческим дисциплинам: и рисованию, и балету, и пению, и шахматам. Нам это сделать проще, потому что мы общаемся со многими профессионалами – людьми искусства. Мы организуем праздники, концерты, мастер-классы. Вот недавно у нас состоялся новогодний вечер.
– Много народу было?
– В зале дворца Аусберг, где мы проводили это мероприятие, все 300 мест были заняты, это я еще не посчитала наших маленьких артистов.
– У нас в Австрии было проведено много елок, интересно, что же вы придумали?
– Мы ставили сказку «Золушка», и наша идея была объединить в спектакле разные направления. Те дети, которые просто учат в лицее русский язык, играли саму сказку; на балу у короля танцевали те, которые учатся у нас балету; а перед Дедом Морозом и Снегурочкой, по традиции участвовавших в представлении, выступали другие ученики: читали стихи, пели песенки, танцевали.
– А кто же это все придумал?
– Наша семья: Кирилл, его мама и я. Мы провели много вечеров за обсуждениями, вложили много душевных сил. После праздника мы поняли, что втроем, хоть и занимаясь разными направлениями, тянем воз в одну сторону. Но конечно, ничего бы не вышло без помощи нашей дружной команды преподавателей. Каждый вложил свою лепту.
– Есть ли в лицее действительно талантливые дети?
– Талант – это не только то, что дал Господь, его надо развивать, зарабатывать потом и кровью. А вот способности на празднике были хорошо видны: у кого-то  – в танцах, у других – в пении, у третьих – в актерской игре.
– Но ведь вы и не добиваетесь крутого профессионализма.
– В лицее есть разные группы: более профессиональные и любительские, когда родители хотят, чтобы их дети просто танцевали и от этого получали удовольствие.
– А какие у вас дальнейшие планы? Насколько я понимаю, лицей это только первый проект.
– Планов, направленных на культурное развитие детей (и взрослых тоже), очень много. Мы часто ездим по миру и считаем, что в Вене эта ниша пока не занята. Будем приглашать артистов – и балетных, и театральных, организовывать выставки – помещение позволяет.
– Кирилл задумал грандиозное дело. Это хорошо, что ты его поддерживаешь. Ведь на лицей требуется много сил и денег. Да и происходит все это одновременно с вашей работой.
– На Кирилле держится абсолютно все. Вот он приходит домой часов в 6–7 вечера и садится к компьютеру: пишет электронные письма, ищет новые идеи, думает над новыми проектами. Он вникает во все детали. Я в него верю!
– А тебя не напрягает, что он по вечерам так занят?
– Нет, конечно. У меня своя задача: приготовить ему покушать, поставить еду в сторонке и не отвлекать его. В моей жизни это второй мужчина после папы, который вызывает у меня такое большое уважение.
– А чем занимается твой папа?
– Он по образованию инженер-оптик, ученый, но в 90-х, когда годами не платили зарплату, а меня, маленькую девочку надо было возить в балетное училище на метро по часу в одну сторону, папа ушел в бизнес и к науке больше не вернулся.
– А мама?
– Она всю жизнь работает программистом на заводе. У них там жесткая трудовая дисциплина, поэтому меня в училище возил папа. Мама для меня – пример дисциплинированности и женственности.
– На кого ты похожа?
– Мне кажется, что на папу, хотя все считают, что на маму.
– Приятно, когда дети так по-доброму говорят о своих родителях.
– Для меня родители – это самые близкие в жизни люди, я обязана им всем, что у меня есть.
– А как ты относишься к появлению собственных детей? Рожать будешь? Это не помешает твоей карьере?
– Ну что вы! Мы с Кириллом очень хотим детей, и они обязательно у нас будут. Наверное, двое.
– А детей отдашь в балет?
– Только если очень будут просить!
– Оля, вы ведь поженились совсем недавно?
– Четырнадцатого июня прошлого года. И это была единственная свободная от спектаклей суббота.
– Много было народу на свадьбе?
– Человек тридцать: только самые близкие родственники и друзья.
– А в чем ты была одета? В белом?
– Мне сшила платье (да, белое) известный австрийский дизайнер Анелия Пешев. Она болгарка и немного говорит по-русски. Мне ее платья очень подходят, и мы даже подружились. Я и на Оперном балу буду в ее вечернем платье.
– Какого цвета?
– В золотом.
– Ну а напоследок давай снова вернемся к Вене.
– Мне понадобилось много лет, чтобы привыкнуть к этому городу и найти здесь друзей. Любви с первого взгляда не было, но сейчас я с уверенностью могу сказать, что Вена – мой второй дом. Я скучаю, если долго гастролирую, люблю сюда возвращаться…

Беседовала Ирина Мучкина

Справка

Репертуар в Мариинском театре
«Лебединое озеро» (Одетта-Одиллия);
«Спящая красавица» (Фея Сирени);
«Дон Кихот» (Повелительница дриад);
балеты Джорджа Баланчина: «Аполлон» (Каллиопа), «Вальс», «Четыре темперамента», «Фортепианный концерт № 2» (Ballet Imperial);
«Ромео и Джульетта» (Джульетта);
«Корсар» (Медора).
Репертуар в Венской опере
«Манон» (Манон);
«Ромео и Джульетта» (Джульетта);
«Лебединое озеро» (Одетта-Одиллия);
«Летучая мышь» (Белла);
«Анна Каренина» (Анна Каренина);
Grand pas из балета «Пахита»;
«Баядерка» (Гамзатти);
«Щелкунчик» (Принцесса Мария);
балеты Йормы Эло: Glow Stop, «Сон в летнюю ночь» (Титания);
Pas de deux из Slingerland;
«Коппелия» (Сванильда);
балеты Джорджа Баланчина: «Тема с вариациями», «Скрипичный концерт Стравинского»;
«Мария-Антуанетта» (Мария-Антуанетта);
«Спящая красавица» (Принцесса Аврора);
балеты Джерома Роббинса: «В ночи», «Осколки стекла»;
«Конкурс» (Ада);
«Бах. Сюита III».

 

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте