A+ A A-

Л. Штробль:"Научиться летать легко!"

Лейлю Штробль многие знают как руководителя Австрийского общества Рерихов – национального комитета Пакта Рериха, но в первую очередь она известна как замечательный человек, который трудится для наших соотечественников в Австрии. Для нее важно быть ближе к людям, видеть радость в глазах посетителей от культурных мероприятий, организованных Обществом. Именно это вдохновляет ее на всё новые культурные и социальные проекты.

 

Несмотря на совсем небольшие ресурсы, в рамках работы Общества проводится культурно-просветительская деятельность, которая знакомит наших соотечественников и австрийцев с малоизвестными гранями русской культуры. Руководитель Общества ставит перед собой сложную задачу – способствовать осознанию необходимости сохранения памятников культуры, а также через выставки и мастер-классы вдохновлять людей не только наблюдать результаты  творчества других, но и научиться восхищаться даже самыми простыми вещами и по интересам и потребностям души самостоятельно творить. Однако на творчество и через него на саморазвитие и самоактуализацию, как правило, остается совсем не много сил и времени. По словам Лейли Штробль, «полет души» – чрезвычайно необходимый для утверждения внутреннего мира процесс, но он невозможен без гармоничного развития и материального, и духовного в человеке. Работа над собой требует терпения и усилий, но со временем становится видно, как происходит переосмысление и рост личности. Это в какой-то степени магический процесс, и именно поэтому нам так захотелось заглянуть в этот волшебный мир и познакомиться с Лейлей Штробль поближе.

– Лейля, спасибо, что вы согласились дать интервью нашему журналу, и я хотела бы я начать с вопроса о том, какова ваша самая сильная черта характера?
– Спасибо и вам! Мне очень приятно, что вы решили пообщаться со мной.
В любых жизненных ситуациях я обращаюсь, прежде всего, к себе и по истечению какого-то времени знаю, как надо поступить. Наверное, самостоятельность в принятии решений – это одна из моих сильных черт характера. Мне доставляет огромное удовольствие наблюдать за собой, за людьми и событиями: всегда интересно сквозь призму слов, поступков и вереницу происшествий разгадывать внутреннюю мотивацию или причины происходящего. В мыслях я часто возвращаюсь к прожитому дню и «прокручиваю» события, обдумываю свои и чужие поступки.
Мне интересно завоевывать новые вершины и преодолевать сложности. Работа меня никогда не смущает, и даже если какие-то цели кажутся труднодостижимыми, гораздо важнее – пройденный путь и новый жизненный опыт. Для меня цели должны быть высокими, глобальными, далекими, как звезды, чтобы было к чему тянуться. Порой для их осуществления приходится проходить через препятствия, но и радость победы тогда совершенно особенная. И мой девиз  – "Per aspera ad astra" («Через тернии к звездам») – постоянно мне об этом напоминает, придавая уверенности в успехе и силы в пути.
– Кем вы мечтали стать в детстве?
– Меня всегда привлекала работа юриста. Уже в восьмом классе было решено, что после школы буду поступать на юридический. Потребность защитить себя, своих родных или других, обделенных, стремление к справедливости и упорядоченности в жизни определили мой выбор. В течении учебы в Харьковской Юридической Академии я полностью погрузилась в мир юриспруденции, и это доставляло мне огромное удовольствие. Мне было очень интересно гражданское право, да и вообще все, что было направлено на работу с людьми и для людей.
– А что бы вы сказали, заглянув в будущее и узнав, кем в итоге станете?
– Не поверила бы!
– Каким оно было, ваше детство?
– Прекрасным детством советского ребенка – солнечным, беспечным. Я гордилась своей школой им. Юрия Гагарина и каждое лето проводила в пионерских лагерях. Впечатления остались самые светлые! С самого юного возраста меня окружали люди различных культур – город Ангрен в Ташкентской области, в котором я родилась, был очень многонациональным. Это был центр угольной промышленности, и люди со всего Союза приезжали сюда работать на производстве.
– И как же все эти народы уживались между собой?
– Все дружили друг с другом, и в наш дом по восточной традиции приходило много гостей, было всегда шумно и весело. Но после распада СССР все чаще стали обращать внимание на мою национальность. Наверное, сказывались различия азиатского и европейского менталитетов: мой папа – таджик, а мама – крымская татарка, и одной из главных причин разрушения их союза была разница в жизненных установках и ориентирах.
К концу 90-х наш город накрыла буря националистических волнений. Оставаться в Узбекистане стало невозможным, и мы решили вернуться на Родину в Крым. Однако и там нас совсем не ждали, тот же национализм коснулся и Крыма, где к нам было отношение, как к мигрантам. Даже на уровне детей это ярко проявлялось. Помню, я однажды пришла домой из школы и сказала прадедушке, который был очень умудренным жизнью человеком, простым солдатом, прошедшим всю Вторую мировую войну, что мне очень дискомфортно в школе и класс меня не принимает. На что он ответил:
– Видишь, как они к тебе относятся?
– Да..
– Ты ведь не хочешь, чтобы это и дальше так продолжалось?
– Совсем не хочу.
– Так не будь, как они. Будь человеком. Увидишь, что, узнав тебя поближе, они оценят тебя как человека и со временем забудут, чему их учат политики о крымских татарах. Дай своим однокашникам время самим разобраться, а сама «держи планку»!
– Так и случилось. Со временем мы крепко сдружились с ребятами, дружим и теперь.
– Лейля, а как сложился ваш дальнейший путь? Учеба, карьера?
– Из Узбекистана в Симферополь – столицу Крыма – перевез нас дедушка. Детство быстро закончилось, и пришлось переориентироваться в новых и достаточно экстремальных для нашей семьи экономических условиях. У мамы была достаточно интересная работа в Узбекистане, а в Крыму она смогла устроиться сначала только уборщицей в медицинский институт. Территория, которую нужно было убирать, была огромной, и я ей помогала после школы.
В 8-м классе я поняла, что школы мне недостаточно, и начала искать чего-то большего. В 13 лет я стала ходить на лекции в городское Общество Рерихов в Симферополе, ездить в экспедиции, заниматься в танцевальной секции. Именно в Обществе начались мои самые главные жизненные «университеты»: чтение книг, активное участие в культурной жизни города. В 9-м классе я поступила в гимназию с юридическим уклоном. Учиться там было довольно трудно, а готовить домашние задания еще сложнее – мы жили в доме моих бабушки и дедушки, а так как лишь у них было жилье, все приехавшие в Крым родственники жили там же. На полу не было свободного места, чтобы спать, не говоря уже об условиях для учебы. Но я поняла, что, если не смогу пройти через это, жизнь меня «сметет». Потом был Симферопольский юридический техникум, а потом Харьковская юридическая академия.
Работая в украинской группе медиации в Киеве, я подала документы в Европейский Университет Миротворчества в Австрии, где предлагались программы по изучению методов мирного урегулирования конфликтов. Меня приняли. Даже дали стипендию на обучение как представителю одной из развивающихся стран. Оставалось лишь найти деньги на дорогу до Вены, что оказалось непросто. Средства собирали по всем родным и друзьям. Помню, как я приехала на учебу, имея ровно 103 доллара в кармане. Купила кофе и булочку на вокзале, осталось лишь 100. В этот момент я очень испугалась! Как же быть дальше? Пришлось учиться распоряжаться имеющимися скромными средствами. Кроме этого, был языковой барьер: ни немецким, ни английским языком я тогда еще в должной мере не владела. Пришлось крайне трудно, я проводила дни и ночи в библиотеке: читала, переводила, учила наизусть. Библиотекарь по имени Вальтер, с которым мы очень подружились, оставлял для меня книжки и помогал с переводами.
После окончания программы в Австрии мне хотелось учиться дальше – диплом Харьковской Академии казался недостаточным, и я подала документы в Амстердамский университет на программу «международные отношения и менеджмент». Именно тогда, уже через 4 года после нашего знакомства, Вальтер понял, что без меня жить не может, и сделал мне предложение. И с тех пор мы вместе.
– И вы поехали жить в Вену?
– Вовсе нет, мне поступило предложение поработать в Европейском Банке Реконструкции и Развития в Лондоне. Тут и началась наша лондонская жизнь, которая нам очень нравилась. Открывались огромные перспективы, появлялись новые знакомства, предлагали карьерный рост, великолепную зарплату. Вальтер и я работали целыми днями и виделись редко, а в выходные отсыпались от таких нечеловеческих нагрузок. И тогда мы осознали, наверное, впервые в жизни, что есть предел человеческим возможностям и каждый должен отмерить для себя свою меру. Возможно, продолжение такой жизни стоило бы нам семейных уз. Для меня, выросшей без отца, семья стояла на первом месте. В очередной раз я не стала продлевать свой контракт с банком. На семейном совете было решено вернуться в Австрию. Никто этого выбора не понял. Как можно отказаться от высокой зарплаты и перспективы роста?! Мало кому и сейчас это ясно. Но я совсем не жалею об этом решении, так как в Австрии мне жить гораздо комфортнее, у меня достаточно времени и на семью, и на самореализацию.
– А чем вы стали заниматься в Австрии?
– В Вене я организовала общество Рерихов, затем начала работать в благотворительной организации «Каритас». Именно так я видела свои идеальные занятия, направленные на работу с людьми, помощь им. На это совсем не жалко тратить свою жизненную энергию и силы. Две недели назад, 15 апреля, мы отпраздновали в девятый раз день рождения Общества. В этом году мы решили познакомить австрийскую публику с философским наследием семьи Рерихов и продемонстрировать фильм «Зов космической эволюции» на немецком языке. Фильм затрагивает положения «Живой Этики» – философской концепции, созданной Еленой Ивановной Рерих, и освещает основные вехи жизни и творчества Николая Константиновича Рериха. Прийти на этот фильм мог любой желающий! Как видите, наряду со своей основной работой юристом в благотворительной организации «Каритас», я реализую себя и в нашем Обществе, и в работе Координационного Совета соотечественников в Австрии. Вся эта деятельность для меня важна и интересна. Так я поддерживаю живую связь с Родиной, русским языком и моей культурой.
– Как вы считаете, что помогло вам достичь таких карьерных высот в столь молодом возрасте?
– Никаких карьерных высот я целенаправленно не добивалась, просто есть цели и задачи, которые для меня интересны и важны, все остальное – побочный эффект.
– Лейля, расскажите, пожалуйста, что представляет собой Пакт Рериха?
– Это очень интересный и уникальный Пакт, инициированный одним человеком – Николаем Рерихом, это декларативный документ в рамках международно права, который устанавливает основные принципы защиты культурного наследия всех народов в мирное и военное время и его дальнейшее развитие.
– Немногим известно, но именно по инициативе советской стороны была восстановлена Венская опера. А какие еще выдающиеся дела были осуществлены хранителями Пакта Рериха?
– Есть целое международное движение в поддержку идей Пакта. Цель его работы – воспитание у людей всех поколений уважения и бережного отношения к культуре, ведь именно это залог ее сохранности. Защитная же функция Пакта принадлежит государствам, его подписавшим (Пакт Рериха в 1935 году подписали 22 страны Северной и Южной Америки).  Интересно также отметить, что принципы Пакта Рериха легли в основу Гаагской конвенции ЮНЕСКО о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта (1954 г.), и даже в тексте самой конвенции указано, что в ее основе лежит этот Пакт, подписанный 15 апреля 1935 года в Вашингтоне.
– Сам Николай Константинович Рерих говорил: «Служащий культуре перестает быть мечтателем, но делается воплотителем высочайшей и светлейшей мечты в жизни». А какая у вас самая заветная мечта?
– Стать культурным человеком. Для меня образованность еще не является культурностью в полной мере. Человек культурный, он, прежде всего, терпимый, с уважением относящийся к  встречному, вне зависимости от различий, неравнодушный, спешащий помочь ближнему, человек интересующийся, тонкий и творящий.
– В начале марта, за день до референдума о статусе Крыма, у стен австрийского парламента прошла акция в поддержку референдума в Крыму, в которой вы принимали активное участие. Какой вы придерживаетесь позиции?
– Мне очень грустно, когда я думаю о нынешней ситуации на Украине. Во всем происходящем я прежде всего вижу вопиющую несправедливость по отношению к России, ведь все преподносится очень необъективно. А ведь в любой ситуации нужно учитывать все точки зрения, чтобы быть объективным и принимать верные решения! Более того, я не могу молчать, когда вижу несправедливость, поругание прав человека, физическое и психическое насилие...
– Ваша речь была отмечена СМИ как самая убедительная.
– Потому что я говорила от всего сердца и говорила правду. Правда имеет свойство быть убедительной.
– Какова же ваша позиция в отношении Крыма?
– Я начну с крымских татар. Их депортация из Крыма в советский период – это большая трагедия, но в конце концов все это уже позади, и из этой ситуации можно выйти или «на щите» или «со щитом», т.е. можно и дальше оплакивать трагедию и ждать «у моря погоды» или двигаться дальше, получив огромный жизненный опыт. Мне верится, что эта трагедия поможет крымским татарам узнать себя по-новому, понять свое предназначение и заложить новые основания для будущности нации. Наверное, пришло время подумать, что мы должны сделать и для себя, и для будущих поколений. Возможно, собрать что-то интересное и особенное в копилку всеобщих культурных, экономических и социальных достижений. Понять свою миссию. Все это на самом деле очень важно как для отдельного человека, так и для целого народа. И для крымских татар открываются новые возможности. Самым важным стал факт признания ошибки сталинской депортации и реабилитация народа. Это гигантский качественный скачек вперед в психологическом восприятии народом себя и других, это шанс, которым народ обязательно воспользуется.
Думаю, с культурной точки зрения, во всех других отношениях присоединение к России станет для Крыма, для всех крымчан, очередной возможностью для роста и развития. За все эти годы крымчане собирали опыт в рамках Украины, а сейчас снова вернутся к культурной, политической и экономической жизни России. Очень надеюсь, что результатом этого слияния культур России и Украины в Крыму появится новый уникальный фон для дальнейшего развития и процветания региона. Важно, чтобы снова заработал особый крымский собирательный дух, ведь недаром девиз полуострова – "Процветание в Единстве".
– Сравнительно недавно на Украине был разрушен памятник Ленину. А есть ли такие объекты культуры, которые изживают себя?
– Отвечу на этот вопрос метафорой. Представим семью. Бабушки, мамы, папы, детишки... И вот внезапно один из родственников выпадает из семьи по какой-то причине. Место это не будет долго пустовать и будет компенсировано кем-то или чем-то другим. Тем не менее след ушедшего никуда не исчезает, так как его облик и характер впитался в души членов семьи, стал частью их миропонимания, и все это уже невозможно удалить из памяти и из характера, не разрушив личность.
Так и памятники являются напоминанием о том, на чем мы выросли, с чем мы себя ассоциируем, чем являемся. Разрушая их, мы разрушаем себя и создаем невосполнимые пустоты в коллективной памяти народа. Понимание исключительной важности сохранения культуры и духовности в народной душе поможет по-новому осознать себя и придаст силы для высокого полета и достижения новых горизонтов!

Беседовала Энже Байрамова

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте