Сумасшедшая Элла

Когда Элла Сарианиди открыла свой бутик в центре Вены, она позвонила в нашу редакцию насчет рекламы, и я навестила ее на рабочем месте. Магазин оказался совсем небольшим, но очень элегантным, а хозяйка – милой и разговорчивой. Позади прилавка лежала необыкновенной красоты голубоглазая собака породы сибирская хаски. Оказалось, что она только что после операции – аборта, и хозяйка виновато объяснила мне, что оставить 7 щенят она не могла, потому что у нее и так уже 8 собак! Мне это показалось любопытным, и я попросила Эллу рассказать о ее жизни читателям журнала.
– Как получилось, что ты осела в Австрии?
– Я побывала здесь в отпуске, каталась на лыжах в Китцбюэле. Меня поразила необыкновенная красота этих мест, мир и спокойствие, царящие в заснеженных горах. И даже немецкий язык, который раньше казался мне жестким, у здешних жителей звучал мягко и певуче. Я долго жила в Греции, моталась по миру, и Австрия как-то запала мне в душу, вот я и решила сюда переехать.
– Ты гречанка или это фамилия по мужу?
– Я гречанка, хотя родилась и росла в Москве.
– Ну хорошо, Китцбюэль, отпуск, но ты же переехала, чтобы здесь жить, а не только отдыхать.
– Дело в том, что я совершенно спортивный человек. Спорт значит для меня очень многое. А здесь есть все возможности для занятий и зимним, и летним спортом. Зимой я катаюсь на санках с собаками и на горных лыжах, а летом – на водных. А еще я ненавижу тратить время на дорогу, здесь же все рядом.
– А собаки? Они были в твоей жизни всегда?
– Нет. Когда выросла моя дочка и стала жить отдельно, я просто Твыла на лунуТ. Я не могу быть одна, я должна за кем-то ухаживать. И вот как-то, катаясь на горных лыжах, я увидела на склоне человека с сибирской лайкой и поняла, что спортивная собака – это как раз то, что мне нужно. На Рождество 1995 года я получила в подарок Амура, и в моем доме появилось существо, о котором надо было заботиться – правильно кормить, вовремя выгуливать...
– И именно с Амуром ты начала свою спортивную карьеру?
– Я как-то приехала в Тульн на собачью выставку и, узнав там о ТСпортивном клубе хаскиТ, вступила в него и стала принимать участие в соревнованиях.
– Как это происходит?
– Собака бежит впереди в упряжке и тянет санки, на которых я стою (в Сибири на них сидят). Когда ей тяжело, например, бежать в гору, я толкаю санки, а если она перестает ощущать радость от работы, то я выскакиваю вперед и бегу рядом с ней. Если собака чувствует безразличие хозяина, она теряет стимул к работе. Человек и собака – одна команда: они зависят друг от друга.
– Да, это тяжелые нагрузки!
– Я тащу, переношу, толкаю... Чтобы иметь хорошее дыхание, быть сильной, держать скорость, я должна поддерживать себя в хорошей физической форме: регулярно бегать, ТкачатьсяУ, тренироваться.
– Видимо, надо очень сильно любить спорт и собак.
– Точно. Про меня даже была статья в нашем клубном журнале, так она называлась ТСумасшедшая ЭллаТ. Да, я сознаюсь: я больная.
– Ну, и что было дальше? Как появилась вторая собака?
– Когда я иду с Амуром по улице, на него все обращают внимание. А один мой знакомый, насмотревшись, купил голубоглазого щенка хаски – мы его назвали Байкалом. Но собака – это большая работа, а ему ее воспитывать было некогда, и он меня попросил взять щенка недели на две к себе и научить правильному поведению. Это было в Москве, на улице стоял жуткий холод, я спала в обнимку со щенком и, когда он начинал вертеться, выбегала с ним ночью по нескольку раз во двор, чтобы приучить его не писать дома. Все это закончилось тем, что я забрала Байкала с собой в Вену и начала тренировать: держась за поводок, каталась на роликах и на велосипеде по берегу Дуная.
– Ну а третья собака?
– Как-то на берегу я увидела двух молодых людей, гулявших с двумя большими собаками и двумя щенками. Один щенок – рыжая зеленоглазая девочка – был такой красивый, что я просто встала перед ним на колени. И эти люди мне его потом подарили.
– А четвертая?
– Через год я приехала на спортивные занятия в Вальдфиртель и попросила у лектора совета, как тренировать собак, чтобы они бежали галопом. Он мне ответил, что у меня ничего не получится, потому что Тсердце слишком большоеТ, и порекомендовал взять уже взрослую собаку-тренера. Я купила двухгодовалого пса смешанной породы: 50% – чистокровной хаски, 25% – охотничьей и 25% – гончей.
– А потом были собака пятая и...
– Да, пятая и шестая – это братья четвертой. Они у хозяев все время сидели на цепи, а потом пожили со мной 2 месяца, и у меня не хватило духу отдать их обратно.
– Где же ты их всех держишь?
– Когда у меня было 4 собаки, я жила в квартире с садиком на Nurejew Promenade (это на Новом Дунае), и они в основном оставались снаружи.
– А собаки не портили тебе мебель или еще что-нибудь?
– Хаски – они очень ласковые и нежные, большие лизуны, и никогда ничего не портят.
А потом пришлось придумывать более приемлемый вариант: нашла землю со столетним домиком в Хайнбурге. Мы там сделали собакам просторные вольеры – по 70 метров на двоих. Вот так там и живем – на берегу Дуная, в районе заповедника. Правда, наводнения замучили: затапливало весь первый этаж, подмыло летнюю кухню. Кстати, о седьмой собаке: между первым и вторым наводнением к нам прибежала немецкая овчарка. Пришлось сдать ее в приют. Но вскоре мы забрали ее обратно: ведь именно у нас она попросила убежища! Теперь овчарка тоже принимает участие в соревнованиях, и мы с ней заняли первое место в беге. Это когда я пристегнута к собаке и мы с ней бежим вместе.
– Какие соревнования вам предстоят в ближайшее время?
– Мы скоро поедем на сборы, а потом на чемпионат Европы, и возлагаем на наших питомцев большие надежды. И клуб тоже. Недаром чемпион мира, австриец Хельмут Пеер, подарил нам прекрасную хаски-девочку – нашу восьмую собаку (она-то как раз и была у меня в магазине), чтобы дать нам возможность участвовать в чемпионате мира. Ведь упряжка должна состоять не менее чем из 4-х собак. А быстрых у нас было только три.
– Но 8 собак еще и прокормить надо!
– Это непросто. Я смешиваю сухой корм, фарш, растительное масло и яичный порошок. Когда собаки много тренируются, я варю им еще суп из потрохов.
– Элла, ну как ты все успеваешь? Собаки, а теперь еще и магазин!
– Они-то как раз и виноваты в том, что я открыла свой бутик. Я раньше работала у других и не могла распоряжаться своим временем так, как мне было удобно. Я, например, из-за рабочего графика не имела возможности участвовать в соревнованиях по пятницам и субботам. Я поняла, что должна организовать собственный бизнес, который даст возможность заниматься моим хобби. Ну а вообще, летом я встаю в 5.30, а зимой в 6.30 утра и успеваю выгулять и причесать собак, поиграть с ними и почистить клетки. После работы – тренировка, кормежка.
– Почему ты решила открыть именно бутик?
– Имею большой опыт. Раньше у меня была болезнь – любила делать покупки. А если серьезно: в ТЧекиниТ я получила хорошую практику как продавец, а в ТЛоганиТ меня научили правильно делать закупки и правильно их финансировать.
– А дочь тебе помогает?
– Очень. Она с удовольствием летает со мной закупать товары, у нее новый взгляд на моду, она знает, что надо ее поколению.
– Товары каких фирм вы закупаете?
– Для молодых – ТDolce & GabbanaУ, ТExteУ, ТVersusУ (молодежное направление фирмы ТVersaceУ. – Прим. ред.), а для респектабельных женщин – ТDonna Karan New YorkУ и ТRomeo GigliУ.
– Каких принципов ты придерживаешься в своей работе?
– Я люблю комбинации элегантного и спортивного стилей, считаю, что это молодит женщин. Но главное – это хорошие лекала и хорошее качество. Да, качество – прежде всего!
– Но магазин твой совсем небольшой!..
– Это не мешает. У меня очень уютно и очень хороший сервис. Поэтому много постоянных клиентов и все довольны. Магазин маленький, а выбор-то товаров большой!
– Какое, на твой взгляд, различие в манере одеваться у наших соотечественниц и у австрийских женщин?
– Наши одеты более интересно, броско, ярко – они не боятся моды, умеют рисковать, пробовать новое – и комбинации цветов, и стили. Австрийки более консервативны. Они как-то серее. У нашей женщины глаза, выражение лица, походка – все это привлекает, а австрийку не заметишь. В ней нет той элегантности, энергии, жизни. Наша женщина идет с расправленными плечами и поднятой головой – она уверена в себе и знает, что прекрасно одета, ухожена, что хороша, и поэтому все оборачиваются и смотрят ей вслед.
– Ты тоже так себя чувствуешь?
– Особенно когда приезжаю из Москвы. У меня появляется другая осанка, другой поворот головы... Правда, московские подруги как раз очень доверяют моему вкусу и спрашивают меня о веяниях моды.
– А покупательницы?
– Я стараюсь так скомбинировать их одежду, чтобы они носили ее с удовольствием. Я очень хочу, чтобы женщины были красивыми. Вот парадокс: две совершенно похожие женщины, имеющие одинаковые фигуры и цвет волос, могут по-разному выглядеть в одной и той же одежде! Первой она не идет, а вторая смотрится в ней как принцесса.
– Как ты в принципе относишься к австрийцам?
– Очень хорошо. Я не чувствую себя здесь чужой. Мы ведь сами выбираем себе друзей. Если мне кто-то не нравится, я с ним просто не общаюсь. Наши друзья-австрийцы – все замечательные люди. У меня есть подруга, которая в любой момент примчится, поможет, одолжит – уникальной души человек! Ей больше 50 лет. Австрийская молодежь тоже любит наш дом, наш участок. Часто приезжают семьями, с детишками и устраивают у нас вечеринки. Причем мне делать ничего не дают – зовут, когда все уже готово. В любой момент позвони – они приедут. И эта атмосфера, которая царит у нас в саду, – она такая же, какая была когда-то в моей жизни в России: костер, гитара, песни под луной... Может быть, сейчас этого уже в России и нет.
– Вот ты все время говоришь: наш дом, наш сад, мы...
– Я живу с другом. Я часто слышу, что в Европе у мужа и жены разные кошельки. У моего же любимого все идет в дом, собакам. Если появляются деньги, то на себя он тратит их в последнюю очередь.
– Он разделяет твою любовь к собакам и спорту?
– Абсолютно! Это наше общее увлечение.
– Как ты считаешь, твои успехи в спорте, личной жизни, бизнесе – идет это от твоего воспитания?
– Я считаю, что оно сказывается. Нас воспитывали в борьбе. Нам внушали, что мы – лучшие, что все можем, везде пробьемся – и в науке, и в спорте, и в искусстве... Здесь выбирают какое-то одно направление и в нем преуспевают, а у нас или знаешь все, или дурак.
Беседовала Ирина Мучкина
PS: А еще в доме Эллы живет кот, и если в деревне находят заблудившуюся собаку, ведут к ней. Но она твердо решила, что восьми ей достаточно.

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте