A+ A A-

Интервью с Искандером Галимовым

 

Концессия – это большая профессионально-правовая ответственность за проект, за действия на стройке...

Часть 1
У дипломированного инженера, доктора технических наук Искандера Галимова мы уже брали интервью в 2005 году. Тогда он рассказал нам, как у него сложилась судьба в Австрии, в которой он живет с 1991 года. Не только необычные профессиональные, но и семейные обстоятельства определили тогда тон его рассказа. Поводом же к нынешнему интервью стало известие о том, что в начале 2010 года Искандер Галимов сдал в Экономической палате Зальцбурга экзамен на концессию „Baumeister“. Нам стало интересно снова пригласить Искандера Рафкатовича к разговору о том, что и как изменилось в его жизни за последние годы.
Интервью получилось длинным, а рассказ новоиспеченного баумастера необыкновенно информативным. Впрочем, судите сами: в этом номере мы публикуем первую из трех частей интервью.


– Искандер, рада снова приветствовать ваc в нашей редакции! Недавно я узнала, что вы сдали экзамен на концессию баумастера. Думаю, что нашим читателям будет интересно узнать о том, что дает эта концессия, что меняет она в вашей профессиональной деятельности.
– Прежде чем я отвечу на ваш вопрос, позвольте мне кратко обрисовать правовую ситуацию, связанную с профессиями баумастера и архитектора в Австрии. Дело в том, что человек, получивший высшее архитектурное или строительно-техническое образование, до тех пор не имеет права именовать себя архитектором или баумастером, а значит не имеет права открыть в Австрии свое собственное архитектурно-планировочное бюро, пока не сдаст целый ряд дополнительных экзаменов по строительному, гражданскому, рабочему и административному праву, по калькуляции в строительстве, налоговому законодательству, организации строительного процесса, предпринимательскому менеджменту, знанию австрийских строительных норм... Короче, строительно-проектный бизнес в Европе – вещь не простая, требующая глубоких знаний по различным аспектам профессии в широком смысле слова. Титулы «баумастер» и «архитектор» защищены законодательством Австрии. Это не случайно, и такое положение дел имеет свою интересную историю, в которую мы здесь вдаваться не будем. Подчеркнем лишь, что лицо, сдавшее перечисленные экзамены и заявившее в Экономическую палату о намерении открыть собственное дело, получает, в случае положительного решения магистрата или земельного управления, концессию баумастера, и таким образом – разрешение на организацию собственного дела. Сегодня практика различает проектирующего баумастера (Planungsbaumeister) и строящего баумастера (Baumeisterunternehmen). Таким образом я, сдав экзамен, именуюсь теперь на профессиональном языке проектирующим баумастером.
Теперь о том, что изменил этот экзамен в моей жизни. Моя профессиональная судьба сложилась так, что, получив высшее архитектурное образование в Московском Архитектурном институте и чуть позже защитив там же кандидатскую диссертацию, я, приехав в Австрию, почти сразу начал работать архитектором- техником в проектных бюро Зальцбурга. В 1995 году в Венском университете я подтвердил оба своих диплома, и мне были присвоены титулы диплом-инженера и доктора технических наук. Настало время выходить в открытое море профессиональной самостоятельности и я в 1999 году, уволившись из очередного проектного бюро, организовал свое собственое чертежное бюро. Статус чертежного офиса, конечно, не позволяет проектировать архитектурные объекты, можно лишь чертить их по данным концессионированных специалистов. Такое положение дел не мешало мне брать небольшие заказы на проектирование. Однако проектируя, я постоянно нуждался в чужой концессии, или, просто говоря, печати для того, чтобы мои проекты могли быть использованы при строительстве. Приходилось брать в долю какого-нибудь архитектора или баумастера. Две вещи при этом меня никак не могли устроить. Первое, нужно было делиться гонораром с приглашенным специалистом. И второе, более существенное: для меня в отношениях с Заказчиком возникала неудобная ситуация. Я должен был объяснять, для чего на моих чертежах необходима печать постороннего специалиста, объяснять ситуацию с концессией и т.п. Получалось, что я продавал свой дизайн под печатью человека, не имеющего к проекту никакого отношения. Это было болезненно. Суть вопроса заключается в том, что Концессия – это большая профессионально-правовая отвественность за проект, за действия на стройке... Этой отвественностью не может быть наделен каждый, кто умеет проектировать и чертить, или же руководить строительством. Это прерогатива специалиста, сдавшего, как сказано выше, ряд экзаменов и, таким образом доказавшего, что он может быть наделен такой ответственностью перед заказчиком, перед обществом. Естественно, эта отвественность застрахована.
– Значит, теперь вы, обладая концессией баумастера, имеете официальное право проектировать и строить дома в Австрии не прибегая к услугам своих концессионированных коллег?
– Верно. И не только в Австрии, но и по всей Европе. Этот факт является главным итогом того, для чего и почему я сдавал сложный многоступенчатый экзамен. Хочу отметить также, что, по всей вероятности, я являюсь единственным русскоязычным баумастером в Австрии. По моему запросу в Экономической палате мне ответили, что им не известен прецедент, чтобы русскоязычный специалист когда-либо сдавал этот экзамен.
– Как вы полагаете, даст ли вам этот языковой аспект какие-либо преимущества перед местными австрийскими специалистами?
– Я пока затрудняюсь ответить на этот вопрос. Однако интуиция подсказывает мне, что нашим соотечественникам, желающим построить новый или перестроить существующий дом в Австрии или Германии, было бы интересно со мной встретиться хотя бы потому, что общение на родном языке позволяет более непосредственно и адекватно передать нюансы желаний, представлений застройщика о будущем доме, его заботы... Кроме того, мы, россияне, обладаем своим специфическим менталитетом. Последнее позволяет надеяться, что «русский баумастер» в Австрии был бы в принципе интересен застройщику-россиянину.
– Расскажите, что входит в сферу ваших услуг как баумастера?
– Вот краткая выписка из Ремесленного реестра Австрии (Gewerbeordnung): «Баумастер имеет право проектировать и выполнять расчеты статики сооружения, руководить и управлять строительством, сносить сооружения, возводить строительные леса, разрабатывать, руководить и управлять проектом, его реализовывать, представлять проект от лица заказчика перед управлениями и общественными организациями...» Последний аспект деятельности баумастера хочется выделить особо. Замечание о представительских или полномочных функциях баумастера важно потому, что как правило застройщик, по той или иной причине, не может или не хочет представлять свой проект или стройку перед административными и общественными организациями, общиной или третьими лицами. Эту функцию он обычно передает баумастеру, который за него отслеживает финансовые, правовые и технические вопросы, связанные с согласованием и утверждением проекта, составлением сметы на объект, организацией тендера, организацией строительной площадки, безопасности на ней, техникой и технологией строительства, качеством применяемых материалов и конструктивных решений и т.д и т.п. ... Можно без всякой натяжки сказать, что баумастер является для Заказчика его строительным адвокатом, со всеми вытекающими отсюда следствиями как для одной, так и для другой стороны.
– А какова, собственно, разница между архитектором и баумастером? Почему вы, уже имея архитектурное образование, решили сдать экзамен на концессию баумастера, а не архитектора?
– Это очень интересный вопрос, на который, если вдаваться в профессиональные подробности, можно отвечать долго. Я постараюсь ограничиться кратким ответом: по правовым, техническим и профессиональным полномочиям между профессиями архитектора и баумастера в аспекте проектирования нет ни малейшей разницы. Разница проявляется на уровне практики. Исконный смысл деятельности баумастера заключается в строительстве как совокупности ряда различных активностей – начиная от разработки проекта и заканчивая его строительством. Баумастер в отличие от архитектора наделен правом строить, возводить сооружение! Архитектор имеет право проектировать, но не строить! Если же вдаваться в дальнейшие подробности, можно упомянуть еще одно различие: проектирующий баумастер обладает, помимо права строительства, правом самостоятельно рассчитывать статику сооружения, на что архитектор права не имеет. Конечно, это мелочь, и на практике подобного рода различия интересны лишь тогда, когда решаются вопросы ответственности или профессиональных полномочий. Поскольку в современной строительной практике статику сооружения практически без исключения расчитывают специальные технические бюро по статике, то и упомянутая разница полностью исчезает. Я, имея высшее архитектурное образование и достаточно долгую практику концептуального проектирования, а также защитив диссертацию на теоретическую тему в архитектуре, сознательно сдал экзамен на баумастера, поскольку искал и ищу в архитектурной профессии именно практический аспект. Сдав экзамен и находясь последние 10 лет постоянно на стройках в Австрии и Баварии, я к своему архитектурно-теоретическому образованию добавил образование практическое.
Однако, поскольку слово «баумастер» не имеет в русском языке адекватного перевода, я в дальнейшем, по ходу разговора, с целью простоты, если позволите, буду употреблять по отношению к себе слово «архитектор».
– Не возражаю. Искандер, с правовой стороной вашей профессии теперь все ясно, а как обстоят дела с технической и художественной сторонами вашей деятельности? Ведь ваша фирма, основанная еще в 1999 году, называется «Архитектура и Искусство». Полагаю, это название выбрано не случайно.
– Конечно не случайно. В архитектуре сливаются две стороны профессии – и техническая, и художественная. В искусстве, кроме чисто художественной, существует еще и техническая составляющая. Поскольку в нашей фирме я архитектор, а моя жена художник, то эти две упомянутые стороны наших профессий нашли свое отражение и в названии фирмы. Это название можно было бы также интерпретировать и как «искусство архитектуры». Последнее как раз отображено в немецком названии нашего сайта: www.architekturkunst.com.
Он составлен на двух языках – русском и немецком и содержит всю информацию, необходимую для первого знакомства с нашей фирмой, с ее профилем. Особое внимание интересующихся хотелось бы обратить на понятия «проектный и строительный менеджмент». Дело в том, что эти два понятия далеко выходят за рамки понятий «проект» и «авторский надзор», привычных для уха русского застройщика. На нашем сайте подробно описаны составляющие проектно-строительного менеджмента как перечня услуг, предоставляемых нашей фирмой. Возвращаясь к началу интервью, хочу снова подчеркнуть ключевую важность профессионально-правовой ответственности деятельности архитектора-баумастера в рамках проектно-строительного менеджмента. Этот момент кокретно и недвусмысленно отражен в тексте наших договоров с заказчиком. Однако нередко последний желает, чтобы мы выполняли, помимо прочего, также и функцию генерального подрядчика. В этом случае вся степень профессиональной ответственности, зафиксированная в нашем собственном договоре, переносится нами в договоры, заключающиеся со всеми субподрядчиками, учавствующими в разработке проекта или его реализации. Такая система позволяет полностью освободить клиента от возможной головной боли, связанной с проблемами, возникающими в ходе проектирования и строительства, сдачи объекта, а также в течение гарантийного срока при устранении возможных недостатков. В наших руках мы имеем высокоэффективные финансово- правовые механизмы управления, контроля и надзора за своевременным и качественным исполнением работ как в процессе проектирования, так и во время строительства объекта. Заказчик же выигрывает от того, что имеет лишь одного партнера по договору и ему нет необходимости вести долгие, часто изматывающие душу разговоры с отдельными фирмами-исполнителями.
Продолжение в сл. номерах
Беседовала И. Мучкина

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте