A+ A A-

Интервью с Искандером Галимовым ч.3

Часть 3
 

 

 

– Искандер, раньше вы сказали, что ищете истинность стиля в ваших проектах. А кто помогает вам реализовывать проектные идеи, ваш дизайн? У вас, вероятно, имеются фирмы или мастера-партнеры, с которыми вы регулярно работаете?

 

– Конечно. Часть фирм, с которыми я реализовал проекты последних лет, представлена на нашем сайте

 

www.architekturkunst.com 

 

целым рядом линков.

 

У наших фирм-партнеров можно познакомиться с высококлассными образцами работ по мебельному производству, столярному мастерству, художественной ковке, возведению кирпичных сводов для винного погребка, натуральному камню, художественной лепнине, производству уникальных люстр и светильников.

 

В моих проектах мне часто приходится разрабатывать дизайн отдельных частей экстерьера и интерьеров, вплоть, как говорится, «до последнего гвоздя». Это и встроенная мебель, и разнообразные лампы и светильники, изделия из металла и бронзы, лепнина, скульптура и многое другое.

 

Поскольку в работе над проектом и его реализацией решается, помимо прочего, и проблема стиля, то работа с деталью, с отдельными предметами архитектурной «начинки» приобретает центральное значение. В архитектуре речь идет как о целом, так и о детали. При этом качество изготовления или исполнения детали невозможно переоценить. Фирмы и мастера, с которыми мы работаем, понимают это очень хорошо. Эти специалисты по-настоящему влюблены в свое дело, работают с высоким чувством профессиональной ответственности. Они озабочены не тем, чтобы побыстрее и подороже продать продукт своей деятельности, как это – увы – часто бывает, но прежде всего тем, чтобы их изделие отвечало функции и художественному предназначению в структуре целого.

 

– А если заказчик настаивает на проведении тендера или у него есть свои мастера, которыми он дорожит и которых он хотел бы привлечь к строительству дома или оформлению интерьера – как обстоит дело тогда?

 

– Проведение тендера, за которое я всегда сам стою и рекомендую заказчику, совершенно не противоречит идее участия в реализации объекта знакомой и на многих проектах проверенной команды фирм или отдельных мастеров. Ведь тендер выявляет лишь уровень цен на запрошенную работу, но часто мало что говорит о качестве будущей работы или о мастерстве подрядчика. Фирмы, с которыми мы на сайте предлагаем познакомиться, предлагают свои услуги на общепринятом в Австрии и Баварии уровне цен и поэтому часто выходят победителями тендера. Конечно случается, что к заказу приходит фирма, которая не только предложила более низкую цену, но и имеет не менее выдающиеся референции. Или же заказчик настаивает на том, чтобы работу выполнила конкретная фирма, известная ему из его прошлого опыта или рекомендованная ему знакомыми. У нас с этим нет никаких проблем. Мы продуктивно работали и работаем с самыми различными фирмами, не только с теми, что представлены на нашем сайте. Как сказано, на одном из наших последних проектов было задействовано 56 фирм, а на сайте представлено лишь 7 из них! Я уверен, что в Австрии, и не только, есть достаточно фирм, способных выполнять работу профессионально и с высоким качеством.

 

– Искандер, а сколько сотрудников занято в вашем офисе?

 

– Число сотрудников зависит от положения с заказами. Обычно у нас на проектах, кроме меня самого, занято еще 2 техника-архитектора и строительный мастер, следящий за состоянием дел на стройке. В пиковые ситуации мы берем дополнительных техников для проработки отдельных задач или разработки каких-либо проектных решений. При этом, так уж сложилось, часть наших техников работает в Вене, в то время как офис фирмы находится в Зальцбурге. Поначалу, когда мы решились на экспансию такого рода, мы не были уверены, что подобная схема жизнеспособна, поскольку слишком нетрадиционной она нам тогда представлялась. Сейчас я могу сказать, что подобное решение кадрового вопроса полностью себя оправдало. Интернет открыл для нас уникальные возможности быстрого реагирования. Кроме того, все наши техники имеют высшее архитектурное образование, а некоторые имеют российское происхождение. Мы в буквальном смысле – интернациональная команда. Проблем с доверием или надежностью работы, со сроками исполнения у нас нет. Спрос не только определяет предложение, но и ответственность!

 

– То, что вы живете и работаете в Зальцбурге, мне известно. А вот вопрос, не собираетесь ли вы переселиться для работы в Вену, я, кажется, вам никогда не задавала.

 

– Что касается переезда в Вену, скажу честно, этот вопрос мы с Дашей (супруга Искандера Галимова. – Прим. ред.) не рассматриваем. В Зальцбурге у нас не только дом, но и офис. Расстаться с этим сложно не только и даже не столько потому, что «хозяйство», которым мы обросли, уже немалое, но прежде всего потому, что Зальцбург нам нравится как место для жизни. Помните, я говорил о римском «гениус лоци»? Так вот у Зальцбурга, как у любого действительно уникального места на Земле, свой завораживающий гениус лоци, свой особый дух и величавое спокойствие. И при всей огромной любви к Вене, к ее архитектуре и городской среде, к ее возможностям культурной жизни, Зальцбург остается для нас домом, как в прямом, так и в переносном смысле.

 

Однако про то, чтобы открыть в Вене наш второй офис, мы думаем давно. Более того: не только думаем, но предпринимаем конкретные шаги в эту сторону. В настоящее время мы заняты поиском подходящего помещения для нашего второго бюро. Поскольку в последнее время у нас появляется все больше заказов из Вены и Нижней Австрии, то рано или поздно нам все равно пришлось бы решать проблему близости к заказчику. Вот мы ее сейчас и решаем.

 

– Знакомясь с вашими проектами и их реализацией последних лет, ловлю себя на мысли, что объем предлагаемых вами услуг выходит за рамки обычных представлений об услугах архитектора. Вы выступаете и как проектировщик дома, и как дизайнер жилых помещений, и даже как дизайнер отдельных элементов декора или светильников... Лично для меня, как, думаю, и для многих наших читателей, лишь проектирование дома как такового является непосредственной задачей архитектора. Остальные виды деятельности   это задачи других профессий: декоратора, дизайнера по интерьеру, дизайнеров по мебели, тканям, камню, свету и т.п.

 

– Вы безусловно правы. В большинстве случаев в современном мире с его узкой и сверхузкой профессиональными специализациями так оно и есть: за экстерьер отвечает архитектор, за интерьер – дизайнер по интерьеру, за свет – художник по свету, за обивку мебели – декоратор, за столярку и мебель – архитектор по интерьеру и т.п. В нашем случае это не так. Я уже говорил, что рассматриваю каждый свой проект как целостное художественное произведение. Меня интересует в произведении всё – от внешнего вида здания до его внутреннего наполнения. Всю предметность и «начинку» дома – если представляется возможность и по желанию заказчика – я выстраиваю исходя из общего художественного замысла. В этом смысле наш стиль работы с объектом можно было бы охарактеризовать как традиционный, берущий свое начало из античности. В те времена, вплоть до начала XXI века, архитектор, как «главный строитель», отвечал в здании за все. Посмотрите на убранство венских дворцов. Проекты интерьеров всегда исполнялись командой архитектора, проектировавшего все здание. За дизайн люстр и штор, за дизайн камина и зеркала над ним отвечал архитектор, точно так же, как за фасад здания и оформление порталов, полов и потолков... В своей работе я, в меру сил, пытаюсь воссоздать этот дух «единого замысла».

 

Одной из наших сильных сторон является и то, что мы предоставляем заказчику возможность взглянуть на дом или заглянуть в его внутренние пространства еще до начала строительства. Мы предлагаем такую услугу, как создание виртуальных фотографий проекта и его жилых пространств. Эти трехдимензиональные модели, генерированные с помощью компьютерной программы, имеют высшее фотореалистическое качество. По желанию заказчика мы создаем различные варианты свето-цветового оформления не только фасадов, но и убранства интерьеров дома. Это помогает заказчику лучше прочувствовать свой дом, понять, за что именно он платит деньги. Последнее звучит быть может и грубовато, однако по сути своей затрагивает конечный смысл и цель любого строительного предприятия. Дом стоит больших денег, и заказчик строит дом не каждый год. В большинстве случаев проект, заказанный архитектору, для заказчика является «моим домом – моей крепостью» на всю жизнь. Как выглядит эта «крепость» снаружи и изнутри, как будет в ней житься много будущих лет ему и его детям, – эта забота нам очень знакома, не правда ли? Поэтому мы и пытаемся сделать все, чтобы наши клиенты точно знали, еще задолго до того момента, когда они войдут в свой дом, за что, собственно, они платят. «Кота в мешке» мы не предлагаем и предпринимаем все, для того, чтобы объяснить и показать клиенту все детали будущего архитектурно-технического решения, все закоулки его дома или квартиры.

 

– Искандер, я благодарю вас за подробную и интересную информацию и желаю вам и сотрудникам вашего архитектурного бюро новых и больших профессиональных успехов, а вашей семье – здоровья и любви.

 

– А я, в свою очередь, хочу поблагодарить вас за предоставленную возможность рассказать нашим соотечественникам о различных аспектах архитектурной профессии и выразить уверенность в том, что в нашем архитектурном бюро они найдут надежных партнеров для реализации их мечты о «доме под австрийским небом».

 

Интервью взяла Ирина Мучкина

 

 

 

 

 

 

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте