A+ A A-

Из Австрии с тревогой

Наш разговор Аркадий начал (да и закончил тоже) со своей тревоги.

– Меня очень задевает состояние науки в России. В этой связи я обозначил бы три темы: характеристики состояния науки в России, его причины и пути выхода. Отдельно хотел бы остановиться на положении молодых ученых в России.

Должен сразу сказать, что я лишь наблюдатель, не вхож ни в какие структуры, принимающие решения по управлению наукой. Как у всякого наблюдателя, мои сведения фрагментарны, я могу не увидеть общей картины. В пользу же своей объективности могу сказать, что довольно часто разговариваю на эти темы с моими коллегами на родине, получаю «обратную связь», условно говоря, снизу. А «репортажи с мест» доставляют все же достаточно объективную, хотя и точечную, мозаичную картину.

Если говорить о положении науки в стране, не подлежит особому сомнению, что положение это достаточно плохое. В чем выражается неудовлетворительность этого положения? Прежде всего, в очень слабом бюджете. Нищета науки уже имеет двадцатилетнюю историю: минимум два поколения ученых. Из этого главного отрицательного фактора вытекают другие. Необходимость подрабатывать на стороне влечет за собой падение качества научной работы и преподавания в вузах. Отсюда и отставание, в целом, российской науки от передовой зарубежной...

Почему так сложилось? По-видимому, основная причина в том, что у руководства страны в течение долгого времени отсутствовала стратегия по сохранению России в группе ведущих в научном и техническом отношении государств. А ведь лидерство в науке и технологиях – неотъемлемый признак значимости страны в общем контексте, наряду с другими критериями, такими, как уровень благосостояния граждан, продолжительность жизни... Наверное, есть и множество других причин, но мне хотелось бы остановиться на одной, в определенном смысле противоположной причине плохого положения науки в нашей стране. Научное сообщество оказалось, в целом, не готово к переходу к рыночной системе, в которой каждый участник рынка (и наука тоже) должен пробивать себе дорогу и стремиться успешно продавать свой товар. У научного сообщества товар – научный продукт. Осознание того, что научный продукт необходимо продвигать на этом большом, во многом жестоком рынке, к научному сообществу в целом не пришло. Воспитанные в советской системе научные кадры, которые сейчас определяют направление науки в стране, не привыкли к суровым рыночным отношениям, а молодых, рыночно приспособленных и квалифицированных ученых в группе управления наукой практически нет. Если можно позволить себе такую аллегорию, то ситуацию вхождения российской науки в рынок можно сравнить со старым дедовским способом обучения плавать: ребенка бросают на глубину... выбирайся, как можешь! Российская наука не выбралась...

Приведу один пример из реальной жизни. В прошлом году я побывал на авторитетной международной конференции по геофизическим наукам, организованной в Переславле-Залесском под Москвой. Доминировали, естественно, российские участники. Мое внимание привлек один из пленарных докладов. Его сделал известный академик, специалист по геофизическим наукам. В докладе он представил одну из больших программ Президиума РАН, которая посвящена вопросам разработки минеральных ресурсов России. Среди результатов, на мой взгляд, интереснейшие, ценнейшие сведения, касающиеся оценки запасов минеральных ресурсов России и стратегии их разработки. Отражены всевозможные направления деятельности, от геолого-разведочных до социальных. Коротко говоря, доклад заявил потенциально важный продукт для соответствующих министерств и ведомств. После доклада я задал автору простые вопросы. Есть ли со стороны правительства заказ на данные исследования? Имеется ли какой-либо контакт между коллективом программы и компетентными представителями правительства? Ответы были отрицательные. В этом примере между научной деятельностью, важной для государства, и государственными потенциальными заказчиками существует стена. От себя могу добавить: вполне возможно, что со стороны научного коллектива программы не было приложено достаточных усилий, чтобы эту стену пробить.

Здесь бы я чуть-чуть порассуждал о том арсенале средств, которые можно было бы использовать для пробивания таких стен. Видимо, недостаточно ограничиваться переговорами с чиновниками – желательно делать научные продукты, программы привлекательными для них. Для этого следовало бы широко рекламировать научные изыскания за пределами академических и чиновничьих границ, привлекать СМИ. Конечно, в такую рекламу необходимо вкладывать средства (к слову, программы Президиума РАН, подобные той, которая упоминалась выше, достаточно хорошо финансируются).

Два слова о положении молодых ученых в нашей стране. Это болезненная тема. В наших условиях молодые талантливые люди не видят перспектив в науке. Эта бесперспективность толкает многих блестящих студентов к отъезду за рубеж. Что можно сделать, чтобы улучшить положение молодых ученых? Дать студентам вузов, как минимум, «свет в конце туннеля»: устроить такую систему, при которой студент любого вуза любой научной специальности знает наперед, что если он будет показывать выдающиеся результаты в процессе обучения, то ему предоставится шанс получить перспективную, хорошо оплачиваемую работу по его научной специальности. Нет необходимости трудоустраивать всех или даже 30% выпускников – достаточно обеспечить карьерный канал для 1 – 2% студентов. Это и будет свет в конце туннеля. Он создаст здоровую конкуренцию в деле получения знаний и в деле научного творчества в процессе обучения. Как обеспечить такой карьерный канал? Соображения на этот счет есть. Если потянуть за эту ниточку, то можно выйти на более масштабные решения в деле улучшения положения дел в науке.

Как же исправить положение дел в российской науке вообще? С моей точки зрения, во главу угла следует поставить активные действия научного сообщества, а не требовать внимания со стороны государства. Чтобы начать какие-то действия в этом направлении, нужен план, а лучше – стратегия. Между планом и стратегией существенная разница. План – это последовательность действий, которые следует выполнять в заранее намеченные сроки. Как правило, планы терпят поражение, потому что вмешиваются незапланированные обстоятельства. А стратегия – это заранее оговоренные меры, которые будут приниматься в ответ на отклонения от плана. Пример стратегии – уголовный кодекс. Плановая ситуация – законопослушное поведение, уголовный же кодекс говорит о том, какое действие (наказание) последует за совершением того или иного отклонения от законопослушного поведения. Это и есть стратегия, список действий, составленный по принципу «если – то». Стратегии предназначены для работы в условиях помех и отклонений. В деле исправления положения в российской науке можно ожидать всевозможных помех, препятствий, поэтому руководством к действию должна стать именно стратегия. Важный аспект в реализации такой стратегии – ее широкое анонсирование. Знание этой стратегии со стороны широкой общественности может оказать положительное влияние на реализацию программы и снизить эффект от действий оппонентов.

Хочу добавить конкретики и рассказать о первых, пока что мизерных шагах, которые были предприняты в этом направлении со стороны группы известных мне коллег. В Институте научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН ежегодно, в декабре, проводится всероссийская конференция по теме “Россия: тенденции и перспективы развития”. На прошлогодней конференции я озвучил концепцию стратегии в своем докладе. В результате образовалась небольшая инициативная группа, которая приняла на вооружение задачу по созданию такого рода стратегии. Это должен быть центрально-сетевой проект. Центральная группа суммирует опыт и формирует саму стратегию, а сетевая часть, базирующаяся в Интернете и объединяющая большое число научных работников, аспирантов, студентов и других заинтересованных граждан, поставляет идеи и проводит их обкатку. Проект с самого начала анонсируется, а затем последовательно мониторится в СМИ. Для того, чтобы организовать такой центрально-сетевой проект, необходимо, разумеется, финансирование. На той же конференции нашей группе удалось договориться с потенциальными спонсорами в лице члена партии “Единая Россия”, депутата Госдумы, руководителя партийного проекта “Научно-инновационная система России” В. В. Зубарева. Он предложил на первых порах организовать “круглый стол” с привлечением заинтересованных лиц, дал срок разработки сценария “круглого стола”: март-апрель 2010 года. Все было разработано и представлено, но... не нашло продолжения. Сейчас мы вошли в контакт с командой еще одного депутата и члена ЕР. Надеемся, что наши усилия на этот раз увенчаются успехом.

В заключение хочу сказать, что наша маленькая инициативная группа ищет сотрудничества и открыта ко всем предложениям по данной теме. Если у вас, дорогой читатель, будет интерес, без колебаний связывайтесь со мной по электронной почте: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

PS: Академик, хоть и математик, а не «физик-лирик», пишет бардовские песни и глубокие по содержанию стихи.

Его супруга  Галина, с которой он женат с 1974 года, – по первой профессии – программист, по второй – экономист.

Сын Сергей пошел по стопам отца: окончил физфак МГУ в 2003 году, а сейчас занимается вычислительной и экспериментальной биологией. В настоящее время – на позиции постдока в Гарварде, США.

Дочь Саша окончила немецкое отделение филфика МГУ в 2008 году. Сейчас обучается экономике в Германии. 

 

Беседовала Ирина Мучкина

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте