Здравствуй, Вена

Дипломированный инженер, доктор технических наук Искандер Галимов уже давал интервью на страницах нашего журнала. По образованию архитектор, Искандер Галимов приехал в Австрию на постоянное местожительство в 1991 году и практически сразу стал работать в архитектурных бюро Зальцбурга. В Зальцбурге же, в 1998 году, он организовал собственное архитектурное бюро, сдал экзамен на концессию баумастера и с тех пор ведет самостоятельную проектную деятельность. Проектное бюро Галимова, ARCHITEKTUR & KUNST, специализируется на проектах вилл и частных домов, реконструкции и модернизации дворцов и резиденций, проектах церквей и капелл, дизайне интерьера и проектах офисных зданий, художественных росписях стен и потолков...

На сайте его фирмы
www.architekturkunst.com
представлены проекты АРХИТЕКТУРЫ И ИСКУССТВА за последние 7 лет.

Пару месяцев назад Искандер со своей семьей и офисом переехал в местечко Айхграбен, что недалеко от Вены, в Венском Лесу. Мы встретились с архитектором, чтобы поговорить о том, каким образом к нему пришло это решение, что оно означает для его семьи и проектного бюро...

– Здравствуйте, Искандер. Прошло чуть больше года после интервью, в котором вы, помнится, рассказали о ваших планах сменить место жительства и работы с Зальцбурга на Вену. Недавно я услышала от моих знакомых, что вы переехали под Вену, правда ли?
– Да, это действительно так, хотя нам самим это до сих пор кажется не совсем реальным: после 20 лет зальцбургской жизни внезапно оказаться в совершенно другой местности, в другом доме, в другой истории – это тянет на киносюжет! Однако к этому решению нас долго подталкивала жизнь, развитие профессиональной ситуации. Я уже говорил, что в последние годы у нас появляется все больше российских заказчиков, и ситуация с еженедельными поездками Зальцбург – Вена – «унд цурюк» становилась все более невыносимой. Как известно, если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе... Однако мы долго тянули с решением, уж слишком радикальным оно нам казалось. В Зальцбурге у нас был давно устоявшийся налаженный быт, свои клиенты, круг друзей и знакомых...
Окончательное решение «переехать в Вену» пришло в одно мгновение – в солнечный июньский день, во время прогулки по Бурггартену. Тогда мы с Дашей (супруга Искандера Галимова. – Прим. ред.) решили: сейчас или никогда! Уже через три месяца после принятия этого решения мы продали наш зальцбургский дом и купили дом в Айхграбене, в 20 километрах от Вены, ровно посередине между Веной и Санкт-Пёльтеном, в самом сердце Венского леса. В конце октября этого года мы переехали в наш «новый старый» дом в Нижнюю Австрию.
После двух месяцев интенсивных работ по перепланировке и перестройке здания, мы наконец чувствуем себя снова дома.
– Тогда самое время рассказать о ваших последних проектах, постройках, планах на будущее.
– Из последних реализованных или реализуемых в настоящее время проектов хотел бы отметить те, в которых нам удалось достичь художественных целей, являющихся для нас программными, определяющими кредо нашей фирмы: историзм, архитектурная традиция в самом широком смысле этих понятий.
В проекте Виллы для зальцбургского предпринимателя, реализованном несколько месяцев назад, мы искали адекватные архитектурно-художественные приемы, с которыми заказчик мог бы себя отождествить. Дело в том, что он сам родом из Бадена, из-под Вены, и все детство и юношество прожил в вилле своих родителей, которая была построена в начале ХХ века для его деда, крупного промышленника,  по проекту известного австрийского архитектора. Воспоминания об этом доме у заказчика столь сильны, что он пожелал обязательно перенести дух жилища своего детства в свой новый дом. Именно из баденской виллы в архитектурном убранстве нового здания взяты нами немногие, но характерные архитектурные детали, определяющие его архитектурный облик. Однако, в отличие от прототипа – баденской виллы начала ХХ века, фасады которой всегда были цветными, мы, чтобы подчеркнуть вневременность нашего дома, его неоклассицистической архитектуры, решили оставить дом белым. Те же самые приемы мы использовали и во внутреннем убранстве: внутри дома тоже все белое... Помните знаменитый клип с песней Джона Леннона, Imagine, где Йоко Оно, в то время как Леннон исполняет песню на рояле, открывает окна студии? Белые окна, белые стены, белый рояль, белые занавески... Несмотря на то что этому клипу более 35 лет, образ залитого солнцем белого пространства до сих пор сильно действует на меня. Выразительность света в высоком просторном помещении невероятно огромна.
Еще одна наша работа совсем другого плана. В большом жилом доме XV века, находящемся под охраной культурного наследия Юнеско, в центре Клостернойбурга, по нашему проекту был проведен ряд работ по художественному оформлению внутреннего убранства жилых пространств, перепланировке спальной и гардеробной комнат, техническому переоснащению и модернизации электро- и санитарных систем. Дом имеет богатую историю: в XV – XVI веках  в нем находились кожевенная и покрасочная мануфактуры, затем, долгое время, трактир и постоялый двор, известный на всю округу. В XIX – начале XX века здание долгое время стояло брошенным, пока его не приобрел один известный в Вене антиквар. В доме были проведены строительные работы по обновлению и укреплению отдельных его конструкций, достроены новые части, проведены канализация и водопровод, выстроен плавательный бассейн... Однако и этот владелец в конце концов решил продать свой дом, теперь уже ставший своего рода домом-музеем. В этом здании все необычно: от входной двери, сделанной из толстых дубовых бревен, скрепленных мощными чугунными гвоздями, до богатейшей коллекции живописи на стенах, от роскошных каминов, украшающих гостиную и столовую, до внутреннего дворика с аркадами, как в средневековых монастырях...
Новыми владельцами стала предприимчивая чета, которая и поручила нам проект по реконструкции и модернизированию всего дома. Было решено начать со спальной и гардеробной комнат, а затем перейти к оформлению гостиной, санированию других частей здания. Поскольку дом имеет свой, ни с чем не сравнимый колорит (за что владельцы его и ценят), было решено все новые технические и художественно-дизайнерские решения подчинить настроению рустикального барокко, присутствующего в деталях внутреннего и внешнего архитектурного убранства. Специфическое барокко дома являет собой достаточно пряную смесь австро-венгерских, итальянских, немецких и французских элементов, сдобренную прихотливыми коллекциями самых разнообразных вещей, прежде всего голландской, французской и австрийской живописи XVIII – XIX веков, гобеленами XVII века: как сказано – не дом, а музей! В новом убранстве спальной комнаты было решено развить тему кулуара в стиле рококо. Эта же тема продолжена и в прилегающей к спальной комнате гардеробной. Центральные части стенных панелей задрапированы шелком, на стенах и потолке – хрустальные светильники и люстра от австрийской фирмы «Дотцауер» в стиле Марии-Антуанетты. На потолке использованы лепные декоративные элементы. В декорации стенных панелей и мебели использованы более 600 резных деревянных элементов от фирмы «Пруггер». Все деревянные части покрыты лаком цвета яичной скорлупы, резные завитушки патинированы под серебро. В спальной комнате реализовано пять программ освещения на любой вкус и настроение. Использование технологии ЛЕД, позволяющей встраивать миниатюрные, но светосильные источники света в самых разных местах, помогает достичь определенной театрализованности пространства и в то же время подчеркнуть его интимную индивидуальность.
В проекте художественного оформления потолка гостиной перед нами была поставлена задача создания атмосферы репрезентативного салона, в котором  даются светские приемы, проводятся вечера для друзей и деловых партнеров. Нами был исполнен не только художественно-технический проект потолка, но и роспись плафона. В росписи, исполненной моей супругой, использованы ландшафтные мотивы с архитектурными памятниками Вены и окрестностей: собора Св. Штефана, Вотивкирхе, монастыря Клостернойбурга и Карлскирхе. В круговой панораме один мотив плавно переходит в другой, создавая художественное целое, подчиненное задаче создания единого барочного пространства со всей полагающейся ему атрибутикой: клубящиеся облака и прорезающие их лучи солнца, преувеличенный масштаб соборов и кулисность построения художественного пространства. Живопись обрамлена богатой пластикой искусно исполненной позолоченной лепнины, подсвечена скрытым светом. Игривость, театральность присутствуют и здесь – как неотъемлемая черта архитектуры барокко.
– Вы уже упомянули, что вашими заказчиками в последние годы становится все больше наших соотечественников. Расскажите о проектах «для наших».
– Прежде всего хочу упомянуть проект нового храма для русско-православной общины Зальцбурга. Мы начали этот проект год назад с благословения Владыки Марка, Германского и Берлинского, вместе с Отцом Георгием, настоятелем русско-православного прихода Зальцбурга. Батюшка явился изначальным вдохновителем идеи строительства нового храма. На месте существующей церкви, выстроенной в начале 60-х годов прошлого века, и более не отвечающей своим обликом, техническим состоянием и размерами требованиям сегодняшнего дня, мы планируем соорудить новый храм в архитектурных формах русско-православной традиции, точнее – в традициях московской архитектурной школы XVII  – XVIII веков. Наши разработки были представлены на обсуждение в православную общину, Владыке, а также в магистрат Зальцбурга. И везде мы получили одобрение и согласие на дальнейшую разработку проекта.
Еще одним заказчиком является наш соотечественник, ныне живущий с семьей в Вене и заказавший нам проект жилого дома в 22-м районе. Этот проект находится в настоящее время на согласовании в магистрате Вены, и мы надеемся получить разрешение на строительство уже в начале нового года. Во внешнем и внутреннем облике этой постройки также можно видеть свойственный нашей мастерской классический подход к решению архитектурной задачи. Как я уже  упоминал, мы всегда стараемся выразить в наших проектах непреходящие архитектурные ценности. Поэтому наши постройки говорят на языке классических архитектурных форм и пропорций.
Вышеупомянутый проект дизайна интерьеров в вилле в Клостернойбурге – его заказчики тоже наши люди. Сейчас ведутся переговоры о заключении контракта на проектирование другой виллы, в 19-м районе Вены, тоже для русской семьи... В общем, работа есть, и очень интересная.
Наши фирмы-партнеры по реализации – это высококлассная команда австрийских и баварских предприятий, отдельных мастеров. Есть несколько венских фирм, с которыми мы постоянно работаем: это и строительная фирма «Ауэр», исполняющая проекты односемейных домов «под ключ»; и фирма «Даниа», предлагающая широкий спектр услуг по оформлению интерьеров, таких как полы, стены, лепнина; и фирма «Шуберт», предлагающая высококлассный мрамор и гранит на отделку интерьеров и экстерьеров. Одну фирму хотел бы выделить особо: это столярная мастерская «Манхартсгрубер» из Верхней Австрии, с которой мы исполняем наши самые сложные, самые «накрученные» интерьеры в дереве.
На сайте этой фирмы –
www.manhartsgruber.com ,
можно видеть образцы работ, наглядно демонстрирующих непревзойденное художественно-техническое качество проработки деталей.
На нашем же сайте –
www.architekturkunst.com ,
можно также убедиться в непревзойденном мастерстве этой фирмы на примерах детальной фотосъемки библиотеки одной из венских вилл, интерьер которой был запроектирован нами и исполнен фирмой «Манхартсгрубер» для российского соотечественника-заказчика, проживающего ныне в Вене.
Наконец, не могу удержаться, чтобы не упомянуть еще один программный проект нашего бюро, над которым мы работали полтора последних года. Это проект офисного здания под Зальцбургом, в небольшом живописном городке Грёдиг, что раскинулся у самого подножия Альп. Заказчиком выступил молодой предприниматель, с которым мы несколько лет назад уже реализовали один объект, также офисное здание.
Здание общей площадью в 2 600 кв.м являет собой результат перестройки бывшего склада. Из обычной невыразительной «коробки» получилось вполне репрезентативное строение, в котором нашли место более полдюжины различных фирм: студия звукозаписи, рекламное агентство, фирма по разработке  программ для гостиничного бизнеса и т.д. В этом здании есть просторное кафе для сотрудников, семинарные помещения, фитнесс-студия, просторные рекреации и, конечно, светлые удобные офисы для 70 сотрудников. В юго-западной части здания, в надстройке в форме восьмиугольной призмы, откуда открывается потрясающая панорама альпийских гор, заказчик выстроил для себя и своей семьи пентхауз, интерьеры которого также были разработаны нашим проектным бюро.
В наших планах – проектная деятельность в Вене и ее окрестностях. Ведь теперь, благодаря нашему переезду, мы, что называется «по звонку», можем быть в любое время в распоряжении заказчика. Полагаю, наши соотечественники, имеющие намерение построить новый, перестроить имеющийся дом или просто прибегнуть к консультативным услугам профессионального «баумастера» с 16-летним стажем проектной деятельности в Австрии, сумеют оценить такую возможность. Ведь мы обладаем по крайней мере двумя неоспоримыми преимуществами перед местными архитекторами и строителями. Во-первых, мы двуязычны, а во-вторых, нам не только не чужд менталитет российского заказчика, он нам родственен.  Мы понимаем желания и представления наших людей намного лучше, адекватнее, чем австрийские специалисты. Наши заказчики из России всегда отмечают особое удобство работы с нами: ведь помимо профессионально-технических и правовых аспектов сотрудничества, именно благодаря упомянутым нашим качествам мы нередко выступаем для заказчиков также и в роли переводчика и в роли посредника в переговорах с местными организациями и фирмами.
– Вот мы и подошли к вопросу, который я давно собиралась вам задать. Скажите, насколько, на ваш взгляд, отличается менталитет российского и австрийского заказчиков?
– На мой взгляд, принципиального отличия не существует. Отличия касаются скорее деталей восприятия, расстановки акцентов, принятия решений. К примеру, австрийский заказчик ориентирован прежде всего на стоимость. Даже заказывая «высшую категорию», он тщательно рассматривает все стоимостные компоненты, из которых складывается цена проектного решения, его реализации. Нашего же соотечественника больше интересует дизайн как таковой. Детали проектно-технического и художественного решения, материалы, из которых образуется конечный продукт, интересуют россиянина при принятии решения больше, чем детали общей цены. Однако указанные различия достаточно умозрительны и к тому же нередко меняются в процессе реализации или при наступлении «момента истины», то есть при сдаче объекта. Тогда «австриец» вполне может стать «россиянином», и наоборот. Надеюсь, я достаточно понятно изложил.
– Что вы можете в заключение пожелать нашим читателям в новом году?
– Здоровья, любви, успехов в работе, счастья в семье, а также исполнения всех желаний!  Думаю, я не сильно оригинален. Зато от сердца! А еще я хочу поблагодарить вас, Ирина Николаевна, за приглашение к интервью и интерес к нашей фирме. Желаю вам и сотрудникам вашей редакции того же, что и вашим читателям!

Беседовала
Ирина Мучкина

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте