A+ A A-

Ведь не хлебом единым жив человек!

Алиса Эдуардовна Кухер, уроженка Крыма, перед отъездом в Австрию работала бухгалтером в совхозе в Казахстане, в Вене прожила 40 лет, сумев сохранить русскую ментальность и не порвать душевную связь с родиной. Это совершенно уникальный человек. Вот уже 35 лет она является бессменным председателем общества соотечественников ТРодинаУ, опекая и обогащая его членов, в свою очередь набираясь энергии от трудной, но благородной общественной работы. Эта мудрая женщина сразу поддержала идею объединения соотечественников.

– Алиса Эдуардовна, когда же вы приехали в Вену?
– В конце 1962 года, помню, прямо накануне Рождества.
– Каким же образом вы попали в Австрию из казахского совхоза?
– Старшая сестра была замужем за сыном шутцбундовцев (Шутцбундовцы – австрийские антифашисты. – Прим. ред.), которые выехали в Москву из Австрии в 30-х годах. Эти люди были политэмигрантами – сначала они нелегально перешли границу Чехословакии, а потом их принял Советский Союз.
Моя сестра вышла замуж в Москве, муж ее, австриец, работал на автозаводе им. Сталина. Когда началась война, он служил в парашютно-десантных войсках Советской Армии. После войны он вернулся в Австрию, взяв с собой русскую жену. Там у них родилась дочь. Все шло хорошо, но в 1962 году моя сестра скоропостижно скончалась, и вскоре вдовец предложил мне занять ее место и воспитывать их дочь. Вот так я сюда и приехала. Племянница выросла и сама родила дочку. Девочку воспитывали мы с мужем с самого младенчества. Когда супруг в 1977 году скончался, мы с ней остались одни.
– Вы уже знали немецкий язык, когда приехали в Вену?
– Я совершенно не знала языка, но живя в австрийской семье волей-неволей его выучила. Работала в экспедиторской российско-австрийской фирме ТАсотраУ. Чтобы получить право на пенсию, трудилась там 15 лет. Вокруг все были моложе меня, и я среди них тоже чувствовала себя молодой.
– Значит, вы сейчас получаете пенсию по старости, но ведь она у вас должна быть совсем небольшой?
– Я получаю вдовью пенсию – 60% от пенсии моего покойного супруга и еще свою. В общей сложности получается 1200 евро брутто.
– Что означает брутто в этом случае?
– То есть без вычетов на страхование.
– А где вы живете?
– В той же самой однокомнатной квартире от городской общины. Живу, как и раньше, с внучатой племянницей.
– Не самые лучшие условия!
– Знаете, я никогда не стремилась к роскоши. Надо быть довольной тем, что есть. Мой муж, например, никогда не брал кредитов, чтобы купить недвижимость – хотел спать спокойно.
– Вам, наверное, было трудно?
– Не легко. Я вставала в 5 часов утра, в 7 выходила из дома, в 8 начинался рабочий день. И, тем не менее, я успевала заниматься общественной работой. Жаловалась маме по телефону: трудно. А она мне: надо!..
– Вы при жизни мужа ездили на родину?
– Хоть я и не зарабатывала вначале, мы, несмотря на большие расходы, выбирались туда раз в 2 года.
– Алиса Эдуардовна! Вы сугубо русский человек. Как вам удалось сохранить свою индивидуальность и устои?
– Мне помогло общество ТРодинаУ – и в первое время, и позже тоже. У меня как-то и до сих пор нет австрийского окружения. Общение с нашими соотечественниками, с нашими людьми всегда меня обогащало. Для меня важно было быть при деле. Соседки сидят на скамеечке, отдыхают, а я читаю или занимаюсь общественной работой. Я университетов не оканчивала, но за счет чтения и общения расширила свой кругозор.
– А муж? Он не был против ваших общественных обязанностей?
– Муж всегда меня в этом поддерживал – помогал по хозяйству, когда мы собирались по 100 человек. И внучка всегда была с нами.
– А чем она занимается сейчас?
– Она немного отстала в развитии, и я отдала ее в организацию, которая называется ТLebenshilfeУ ("Помощь в жизни"). Там с работников требуют только то, что они в состоянии дать. За работу платят совсем немного – на карманные расходы.
Но она получает социальную помощь. Я научила ее немножко писать и читать по-русски. Говорит, что она российская. Вспоминает, как хорошо ее встречали в России – там была теплая атмосфера, и ее все любили. В этом году вместе с другом она ездила на пароходе по маршруту ТМосква – Санкт-ПетербургУ.
– Что для вас общество ТРодинаУ?
– Очень многое! ТРодинаУ существует с 1960 года, а я там председатель с 1970 года. За это время cменилось целое поколение – тех энтузиастов уже нет в живых. Сейчас у нас в Обществе в основном люди в возрасте. А раньше приходили мамаши с детьми, проводились детские праздники. Я считаю, что очень важно приобщать детей к русскому языку и сохранять русские традиции. Женщины, которые выходят замуж за австрийцев, сначала плохо владеют немецким языком, от этого они впадают в депрессию. И когда они общаются со своими, у них появляется больше сил и желания жить. Те, кто скучает, всегда могут приобщиться, приложить свои силы и способности. Такие мероприятия обогащают и того, кто их проводит, и того, кто участвует в них. Такая работа придает силы, и тогда появляется цель. И совершенно по-другому живешь. Ведь все равно ты не австриец. Просто душа другая.
– Ваше мнение об объединении соотечественников.
– Я всегда мечтала об объединении. Вот возьмите даже просмотры фильмов, которые мы устраиваем для членов нашего Общества. Когда вместе их смотришь, они и воспринимаются по-другому, а потом обсудить можно. Мы еще вместе в музеи ходим, на экскурсии ездим – были в Бадене, Кремсе, Мельке. Все это обогащает нас. Ведь не хлебом единым жив человек!
Беседовала Ирина Мучкина

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте