Наши в Зальцбурге

Искандер Галимов в 1983 году окончил Московский Архитектурный Институт, в 1990 году там же защитил кандидатскую диссертацию. К августу 1991 года, времени отъезда в Австрию, его имя было хорошо известно в архитектурных кругах: он принадлежал к наиболее активной части так называемых «бумажных архитекторов»-концептуалистов, романтиков и визионеров. Его работы широко выставлялись на международных выставках, печатались на обложках множества профессиональных изданий. Пиком его «бумажно-архитектурной карьеры» можно считать венецианскую Биеннале в сентябре 1991 года, где работы Галимова представляли в виде постера «Город-храм» российскую экспозицию.


– Как вам на первых порах жилось в Австрии?
– Приехав в Австрию, я, безусловно, изолировал себя, как в профессиональном, так и в личном планах. Мы с моей первой женой Ольгой попали в землю Зальцбург, где мне тогда предложили работу техника-чертежника. Первые три года жизни были связаны с трудностями как в области социальной интеграции, так и в сфере профессиональной. Языковые проблемы были, однозначно, самыми трудными. Но мало-помалу все наладилось. У нас родилось двое детей – Юлия и Филипп, появился круг друзей и знакомых, мы переехали в земельную столицу, в Зальцбург, где у меня уже к 1994 году было хорошее место архитектора в одном из местных архитектурных бюро. Тогда я активно занимался конкурсным проектированием, и мне удалось в составе творческой группы архитектурного бюро К. Францмайра победить сразу в двух конкурсах. Меня эти победы окрылили. В 1995 году в Венском Техническом университете я подтвердил оба моих диплома: архитектора и кандидата архитектуры и получил австрийские титулы диплом-инженера и доктора технических наук... Стал, так сказать, равным среди архитекторов Австрии.
– Как вы решились организовать фирму? Ведь шаг создания собственного предприятия для наших соотечественников за рубежом – это задача со множеством неизвестных.
– Да, в значительной степени это так. Однако мы были полны сил, планов, надежд. Судите сами: в 1998 году мы приняли австрийское гражданство, а уже полгода спустя купили дом в Зальцбурге. У нас со временем появились клиенты, обращавшиеся за проектом непосредственно к нам. Немецкий язык уже не был проблемой...
К июлю 1999 года мы решили открыть собственное дело. Наша фирма "Architektur & Kunst"– "Архитектура и искусство" предлагает заказчикам самый широкий спектр различных услуг: проектирование зданий и дизайн помещений по всей Европе – от проекта и его согласования и утверждения в Общине, составления технической документации, смет и договоров на объект, координации и контроля подрядчиков, менеджмента и сопроводительного авторского надзора до росписи интерьеров: стен, плафонов и т.п., а также художественного оформления и росписи фасадов... В фирме, в зависимости от масштаба проекта, заняты от 5-ти до 9-ти специалистов, что для проектной фирмы, по европейским понятиям, не так уж мало.
К настоящему времени мы располагаем контактами со множеством европейских фирм – поставщиков и производителей. Мой партнер по фирме, Рудольф Мозер, является генеральным экспортером в Австрию множества эксклюзивных продуктов.
Назову лишь некоторые: натуральный камень и мозаики от фирм "Megaron", "Ideal Marmi", "Bigelli", санитарное оборудование от фирм "Chorus", "Zazzeri", ванные от фирмы "Watergame Company", электрооборудование и светильники от фирм "Leone Alberti", "Selux" и т.д. Мы работаем с лучшими художниками и мастерами в области дизайна и оформления стен и потолков.
Эксклюзивные художественные росписи и мраморирование, штукко-венециано и фреско-секко – это далеко не все, что мы предлагаем нашему клиенту, желающему оформить стены своего дома оригинально и со вкусом. Кстати, по иронии судьбы, два художника, с которыми мы работаем – тоже наши соотечественники. И сайт у нас двуязычный – на русском и немецком, где каждый интересующийся может посмотреть отзывы о работе нашей фирмы, составить мнение о нашей компетенции, а также о том, в чем мы можем быть ему полезны.
– Интересно, какие проекты вам уже удалось реализовать в Австрии и в других европейских странах?
– К самым значительным объектам, которые мы проектировали и построили за последние 4 – 5 лет, относятся частная католическая церковь семьи Хольмер в Эггмюле под Регенсбургом в Баварии, 3 виллы под Зальцбургом, ресторан "Toscana" в Парк-отеле в баварском городке Бад Фюссинг, фитнесс-центр и бассейн виллы семьи Валль под Грацем, множество квартир и жилых помещений в Зальцбурге и Баварии. Мы выполнили художественные росписи стен и плафонов в ресторане "Un Momento" в Зальцбурге, росписи фасадов двух гостиниц и двух жилых домов в Зальцбурге и окрестностях... Ну и, конечно, наша крупная работа – проектирование и дизайн 39-ти апартаментов, включая санузлы и кухни, в венском Дворце Кобург.
– Кстати, как вы попали в этот проект?
– Владелец Дворца Кобург искал дизайнера, владеющего навыками работы с исторической архитектурой, для оформления внутренней отделки апартаментов. А я, наверное, как каждый, кто в мое время заканчивал МАРХИ, имею в своей душе пристрастие к классике: таков уж был крен нашего образования. Поэтому эстетика классицизма – ясность и прямолинейность – заложена, так сказать, в генетическом коде выпускника МАРХИ середины 80-х.
– Значит ли, что ваши пристрастия действительно лежат в области историзма?
– Как говорят в Австрии, – "Jain" (Среднее между "Ja" и "Nein". – Прим. ред.). Мы работаем и в других стилях, например барокко, ландхауз, рустикальный стиль, этнический стиль. Так уж сложилось, что запросов на современный «минималистический стиль» к нам за эти годы поступало меньше, чем на другие стили. Хотя пару вещей мы смогли реализовать и в минимализме.
– А для наших соотечественников, обосновавшихся в Австрии, вы что-нибудь проектировали?
– Таких случаев до настоящего времени еще не было. Сейчас, думаю, самое время восполнить этот досадный пробел. Наше двуязычие, а также 14-летний опыт работы в немецкоязычном пространстве помогут любому желающему в реализации его мечты о благоустроенном жилище, офисе, ресторане или гостинице. Поскольку правовая практика строительства и приобретения недвижимости в немецкоязычной Европе значительно отличается от таковой в России, полагаю, что наша помощь российским гражданам, желающим приобрести участок, квартиру, дом, реконструировать или построить объект «с нуля», может быть востребована по многим аспектам.
– Как складывалась все эти годы ваша семейная жизнь?
– Я могу охарактеризовать себя не только как человека преданного всей душой профессии, но и страстного семьянина. Однако в моей частной жизни сложилось все не так поступательно, как в профессиональной сфере. Моя первая жена ушла из жизни в 2002 году при трагических обстоятельствах, оставив мне 8-летнего сына и 10-летнюю дочь... Это был колоссальный удар судьбы. Я не мог оправиться от него в течение двух лет, пока не повстречал Дашу. Мы познакомились и уже через 2 месяца после знакомства поженились, оформив брак в Зальцбурге. С тех пор жизнь в семье нормализовалась, дети себя чувствуют хорошо.
– Даша, а как вы чувствуете себя в Австрии, не скучаете ли по Петербургу, по родителям?
– Мне кажется, что любому эмигранту очень хорошо знакомы и понятны чувства человека, внезапно оказавшегося в другой стране, а подчас и в другой семье – без языка, без старых друзей... В течение нескольких месяцев после переезда я никак не могла привыкнуть к огромному дефициту общения. Однако, как это у художников вероятно и бывает, занятия живописью, хоть и не полностью, но в конце-концов восполняют этот дефицит. Речевая коммуникация дополняется коммуникацией творческой. Художник может выразить себя в картине, и это помогает заполнить социальный вакуум. Помогло и то, что за прошедший год я уже два раза побывала в Петербурге, то есть не чувствовала себя совсем уж оторванной от родины. Сейчас, по прошествии полутора лет, у меня появились первые контакты вне семьи – как с соотечественниками, так и с австрийцами. К сожалению, у нас в Зальцбурге не так развита сеть языковых курсов, как в Вене, что создает дополнительные трудности в адаптации. Однако, жизнь идет своим чередом. Мы очень рады, что познакомились с вами, а через вас надеемся еще больше расширить круг общения с соотечественниками.
– Расскажите немного о себе, о вашем творчестве, выставках...
– В 2000 году окончила петербургскую Академию художеств им. Репина. В 1999 почти целый год принимала участие в росписях Храма Христа-Спасителя в Москве. Моей кисти принадлежат несколько фигур святых в юго-восточной апсиде, а также немалая часть декоративного убранства Храма. Это был очень трудный, однако и весьма плодотворный период. За время моей учебы и работы я участвовала во многих выставках, а моя первая большая персональная выставка прошла в 2000 году в Елагинском дворце в Петербурге. После переезда в Австрию в марте 2004 года я работаю вместе с Искандером в нашей фирме и выполняю самые различные заказы – от большеформатных росписей до небольших полотен. Последней большой работой, например, явились росписи в семейной католической церкви в Эггмюле. В одной из галерей Аугсбурга в Баварии проходит моя персональная выставка.
– Даша, Искандер! Вы побывали на учредительной конференции Всеавстрийской ассоциации российских соотечественников. Что бы вы могли сказать по поводу идеи объединения соотечественников?
– Эта идея имеет колоссальный потенциал. Взять хотя бы Зальцбург: «русской жизни» здесь практически не существует, хотя, лишь по официальным данным, только в городе проживают около 500 русскоязычных семей (около 1500 человек!), во всей же федеральной земле эта цифра должна быть значительно выше. Насколько мне известно, встречи с соотечественниками не проводятся ни в Тироле, ни в Форарльберге, ни в Каринтии. В Зальцбурге существуют культурно-религиозные объединения турок, традиции проведения боснийских национальных праздников. В зальцбургских школах есть уроки ислама, продаются газеты на сербо-хорватском, турецком, польском, венгерском, чешском языках, не говоря уже о значительном количестве китайских, японских и корейских ресторанов... Даже ресторан с креольской кухней можно посетить. Невольно становится больно и обидно за наших соотечественников. Ведь среди россиян, проживающих за рубежом, есть огромное количество достойнейших, образованнейших, да и просто хороших людей, которых можно смело отнести к гордости и цвету нашей многонациональной родины. Неужели мы не способны объединиться и поддерживать друг друга, хранить и развивать все то лучшее, что есть в российской многонациональной культуре, традициях и т.д.! В этой ситуации я могу лишь пожелать Ассоциации активнейшего развития и всесторонней помощи со стороны российского правительства. Уверена, быть может не все, но многие из проживающих в Австрии соотечественников обрадуются, узнав о широкой возможности общения на родном языке, а также поддержания российских традиций в Европе.
Мы лично будем активно участвовать в деятельности Ассоциации и надеемся на помощь в организации «русских встреч» в Зальцбурге. Полагаем, что давно настало время изменить в глазах широкой европейской и российской общественности взгляд на российскую эмиграцию в самом широком смысле этого понятия.
Интервью взяла
Юлия Креч

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте