A+ A A-

В ПРЕКРАСНОЙ ВЕНЕ МОЖНО ЖИТЬ ЕЩЕ ПРЕКРАСНЕЕ, ЕСЛИ

Все чаще и чаще на улицах Вены слышится русская речь. И это – не только туристы, но и люди, живущие здесь: приехавшие на работу или же по тем или иным причинам сюда эмигрировавшие. Но как бы они все ни были отдалены друг от друга, у них много общего. И это не только русский язык – они адаптируются к новым условиям жизни в новой стране. А адаптация, прежде всего, – это стресс, эмоциональный стресс, проявления которого мы видим в основном на уровне поведения, хотя он затрагивает практически все органы и системы нашего организма.
У кого-то изменений в поведении почти нет (в этих случаях мы говорим о легкой адаптации), у кого-то они настолько значительны, что мы видим – человек меняется прямо на глазах (тяжелая адаптация). Но, тем не менее, даже при легкой адаптации эмигранты переживают не лучшие времена. И если в первые дни и недели в новой стране мы и испытываем эйфорию, то это вовсе не означает, что за ней не последуют моменты депрессии или так называемой ностальгии, очевидно, тоже особого вида хронической депрессии, томящейся на уровне подсознания.
Когда нам вдруг становится грустно, ностальгия, бесшумно подкравшись, вовсе не утоляет печаль, а щемящие воспоминания, не всегда даже самые лучшие, почему-то вдруг начинают светиться и сверкать, как в загадочном сне. Но туда больше нет возврата. Этот мир стал уже иллюзорным. И нам хочется его оплакать, даже не понимая зачем.
Однако и эта щемящая ностальгическая боль – тоже норма для человека, переехавшего жить в совершенно чужую страну, и даже в тех случаях, когда переезд – исполнение многих сокровенных желаний.
Короче говоря, эмиграция – это масса проблем, не всегда решаемых в одночасье. Эмиграция – это рутина тяжелых будней в связи с адаптацией к новой стране: от изучения ранее чужого языка до постижения совершенно незнакомого ранее менталитета.
Даже люди, приехавшие за границу на время и живущие достаточно обособленно в русскоговорящей среде, и то должны приспособиться к совершенно новым условиям жизни. А что тогда говорить о настоящих эмигрантах четвертой волны, чаще всего выехавших из России в связи со вступлением в брак... В основном это женщины, у которых уже имелись дети. Да и свое замужество многие из них связывают с улучшением качества жизни именно детей, не задумываясь о том, что как раз у детей адаптационные механизмы еще несовершенны, незрелы, и тяжелая адаптация в основном свойственна именно им. Такому ребенку надо суметь приспособиться не только к незнакомой стране, но и к новому языку, новым друзьям, новому детскому коллективу и, чаще всего, к новому папе, который еще не совсем разобрался в своих родительских чувствах. И это вовсе не означает, что когда-нибудь он разберется в них полностью и не будет рассматривать чужих детей как помеху супружеской жизни.
В то же время ребенок не может этого не ощутить, хотя бы на уровне интуиции. Искрам стресса достаточно порыва «ветра», чтобы разгореться. А матери, занятые собственными проблемами, как правило, обращают внимание на проблемы своих детей только тогда, когда у тех уже ярко выражены симптомы неврозов и комплексов неполноценности.
К сожалению, не каждая российская женщина в Австрии способна позволить себе обратиться за помощью к австрийскому психологу или психотерапевту. Да и нюансы наших «русских» проблем не всегда понятны австрийским психологам, в основном из-за этого «злополучного» менталитета. И погоня за счастьем в желанной стране для большинства русских жен превращается в драму, в которой участвуют дети.
Оглянитесь вокруг, приглядитесь к друзьям и знакомым из своих соотечественников, вспомните задушевные беседы с ними. О чем эти беседы? О прочитанных книгах, хобби и интересах? Да почти у всех "хобби" – это ком их проблем. Этот «ком» не дает им увидеть красоты почти сказочной Вены, дышать ароматом роз в ее многочисленных парках и прекрасных садах. Этот «ком» делает их слепыми к возможностям, когда сами они уже просятся в руки. Этот «ком» – бесконечный источник конфликтов. Этот «ком» заставляет страдать их детей.
Безусловно, подобные житейские проблемы могли также возникнуть у них и в своей собственной стране. Однако, исходя из научных данных, для большинства этих проблем своеобразным горючим является общий адаптационный процесс, связанный с почти глобальными изменениями условий внешней среды, в который, как в речку ручейки, вливаются и отклонения от других, менее важных адаптационных процессов – ну хотя бы в связи с адаптацией к незнакомому детскому коллективу.
Короче говоря, негативные сдвиги в организме от одного стресса суммируются с негативными сдвигами от другого, и эта «сумма» в конце концов может достигнуть критических величин. Появляется масса болезней, кругом только одни неприятности, у детей тоже жизнь не лучше...
В то же время при правильном проведении периода адаптации к новым условиям жизни многих проблем, и особенно связанных с детьми, можно было бы избежать или нивелировать их негативные последствия. А для этого всего лишь надо как можно скорее обратиться к знающему специалисту.
При недавно созданной в Австрии Всеавстрийской ассоциации российских соотечественников планируется проводить консультации психолога и семейного психотерапевта. Эти консультации должны помочь русскоговорящим эмигрантам и мигрантам в преодолении различных кризисных ситуаций, возникающих в их жизни в период адаптации к условиям новой страны вдали от родины.
Так что в прекрасной Вене можно жить еще прекраснее, еслиЙ
Маг. философии, док. мед. наук,
профессор Алла Баркан

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте