A+ A A-

Важней всего – погода в Доме

Открывая по утрам свежую газету в Баварии, частенько вспоминаю сибирскую соседку нашей семьи, незабвенную бабку Анну, ежеутренне забиравшую «по-суседски» бесплатно полагавшуюся ей кринку молока. В качестве награды мне, благодарной слушательнице и будущему языковеду, причитался неизменный в течение моих шестнадцати доуниверситетских лет (а прожила баба Аня, дай бог каждому, – 95 годков!) былинный ее запев: «Это когда мы еще в землянке жили и была у нас корова Круторожка...».
Перед лицом современных проблем, или, как модно сейчас подчеркивать свою решимость их преодолеть, – вызовов, граждане всего земного шара то и дело апеллируют к своей исторической памяти, потроша свои года – свое богатство...
«Мигреневый» вопрос
По ходу жизни человечества, когда земляне выбрались из пещер и землянок и даже расхаживают по орбитам, оставляя следы на лунных тропинках, а между аэропортами международных столиц – всего-то «переход» через обнажающий сканер, – разношерстное и разнокожее мировое сообщество неоднократно подступалось к теме обустройства своей общей Землянки. И традиционно запиналось о порожек «интеграции», падая в объятия кризиса самоидентификации.
Тему «Identitatskrise» с головным вопросом – Что будет с Евросоюзом дальше? – поднимает с началом нового десятилетия венская „Die Presse“: «Будь европейское Единство мужчиной, сегодня он/оно дозрело бы до пенсии. 65 лет спустя после Второй мировой войны, в качестве антитезы войне возникший, этот Фриденспроект сегодня действительно вступил в тот возраст, когда вполне ожидаем не только заслуженный покой, но и характерна – особенно для мужчин – повышающаяся склонность к самоубийству. Что ожидает Европу теперь, когда принят Лиссабонский договор, и статистика показывает, что каждое новое поколение и в самом деле чуть более интернационально и менее националистично, чем поколение предыдущее? Всё активно-действенно и молодецки-свежо? – Вовсе нет! ЕС находится в глубоком кризисе самоосознания, самоопределения, из которого ему еще не скоро удастся выкарабкаться, даже и при помощи динамичного руководящего евродуэта в составе Ван Ромпея и баронессы Эштон». А перечислив ключевые из актуальнейших международных событий и союзнических обязанностей, как то: восстановление разрушенного землетрясением Гаити; тренинг сомалийских солдат; стабилизация Йемена – и это вдобавок к ЕС-Миссиям: EULEX (Косово), Althea (Босния), Atlanta (Сомали), EUPOL (Афганистан), – чуть ли не с содроганием, нетипичным для прессы альпийского региона, осознает газета положение Евросоюза как «Пожарника поневоле», засылаемого на тушение мировых кризисов. И – ждет в качестве ответа от принуждаемой мировыми обстоятельствами Европы четкой концепции ее внешней политики, этакого рецепта на несуществующее лекарство от мучительных, как мигрень, вопросов.
Вавилонская Евробашня
Между тем «евродомострою» приходится заморачиваться не только проблемой внутренних «кухонных сражений» и подсчетом затрат на военно-полевые кухни в чужих палестинах, но и заниматься вплотную проблемами языкознания, расфасовывая-взвешивая-перевешивая языки политического диалога в вавилонской Евробашне. В подзаголовке «Спор языков» венское издание сообщает своим читателям, что Париж борется против «zu viel EU „in Englisch“». В самом деле, Франция направила спецпосланника к шефам Евросоюза, чтобы усилить использование французского языка, не соглашаясь с аргументом из офиса ЕС, что-де проведение заседаний Еврокомиссии и пресс-конференций на английском обходится дешевле, быстрее и эффективнее. Но вольнодумный Париж не сдается. Его контраргумент: французский как язык «кода Наполеона» является максимально подходящим для регламентирующе-правовых ЕС-документов. Или, как формулирует один из инициаторов этой французской спецмиссии: «Итальянский – язык лирических песен, немецкий – язык философии, английский – высокой поэзии. Французский же – это язык точности».
Своя ноша, но тянет тоже
Лингвистическая эта проблема лежит все же на общих европейских плечах, а вот своя проблема-ноша, про которую обычно говорят, что она плеча не тянет, для маленькой Австрии неподъемно сконцентрировалась в национальном гимне. Суть спора между правительством и издательством, владеющим правами на текст Гимна, с портретом автора текста Паулы Прерадович и нотной страницей музыки Моцарта с разложением на голоса (сопрано, альт, тенор, бас), австрийский „Der Standard“ изложил в своей серьезнейшей рубрике – «Экономика и право». И европолитика не была бы таковой, если бы четко не обозначились противостоящие политпартии, пусть и домашние, т.е. внутриавстрийские: OVP все же отклонила недавнее требование SPO – ввести в песенную строку „Heimat bist du grosser Sohne“ (Ты – Родина великих сынов), помимо сыновей еще и дочерей, так что „Tochter“ должны будут подождать своего феминистского равноправия. Да и вряд ли дождутся, ибо: «Правительство не полномочно менять поэтический авторский текст, а издательство не может подправленный текст объявить Гимном».
Завздрав предупреждал
Газета „Kurier“ не стала удаляться в своих социальных воспоминаниях во времена, когда Красная Вена еще в рабочих кварталах проживала, а резко перешла к проблематике дня сегодняшнего, и в рубрике «Здоровье», на целый разворот (!), забила тревогу о здоровье нации, приведя наглядные столбцы-графики и статистику, выдвигающую австрийскую полутинейджеровую молодежь в первые ряды европейцев, страдающих от алкогольной, никотиновой и наркозависимости. С печальным заголовком-диагнозом в виде переделанной строки нацгимна: «Ты – Родина больных сынов и дочерей».
М-да... Про аналогичный, русский социальный случай, баба Аня так повествовала: «Он окончил курс тюрьмы, а Дуся (жена) возьми и помри!..»
Интересным ракурсом с точки зрения национального здоровья Австрии (и ее экономики, а конкретно – рынка недвижимости) и мне, и опубликовавшей на своих страницах саркастическое мнение женщины-колумниста газете „Der Standard“, показался этот неожиданный феминистический самодиагноз: «Я – «голубой» мужчина!». Журналистка, ознакомившись с маркетинговым исследованием, с изумлением узнала, что «голубые» представляют чрезвычайно интересную целевую группу для рынка недвижимости! Исследование так и называлось: „Schwule Wohntrends“ («Голубые» жилищные тенденции, или «Голубая» ориентация жилья).
Маклеры от недвижимости тотчас навострили подвижные ушки: оказывается, сексуальные предпочтения оказывают существенное влияние на выбор района для проживания! Ибо степень удовлетворенности сильно зависит, в 1-м или в 10-м... «Это стало для меня откровением, – потрясенно признается существо женского пола, гетеро, дотоле мирно синглом-одиночкой проживавшее в своей квартирке и, как и многие, полагавшее, что то или иное «районное» предпочтение определяется состоянием банковского счета. – Зато теперь точно знаю, что я – „ein schwuler Mann“! Ведь и я хотела бы скорее не домик с двумя детскими комнатами, где-нибудь на городской окраине, с зеленой травкой газона для выгула малышей, а жилье вблизи станции метро. Также и квартира на верхнем этаже, с выходом на крышу и с балконом для релаксации была бы мне милей. И уж боже упаси, никакой школы по соседству! А вот хороший ресторанчик – это пожалуйста. Но теперь меня еще и вот какая мысль возбуждает: насколько соответствует моему сомнительному «мужскому» вкусу цвет моей кухни? А я ведь еще и близорука, а потому срочно нуждаюсь в информации на предмет того, что думают очкарики-женщины (которые ощущают себя мужчинами нетрадиционной ориентации) в целом о 12-м районе, в коем я на данный момент и проживаю!»...
От подъезда 2-го до 22-го
Открываю мюнхенскую „Suddeutsche Zeitung“ – и там: как нам обустроить Вену! В «Панорама»-рубрике – полнометражная статья, тянущая на настоящее социологическое исследование: „Augen fur alle“, ну что-то типа «Доглядающий за всеми». А под заголовком – снимок монументальной, красного цвета, таблички на еще более монументальной, сродни кремлевской, стене. Лапидарная надпись оповещает, что в доме имеется хаусбезоргер – этакий собес, техпомощь, «дьявол чистоты» и «громоотвод», – четыре в одном, отвечающий за порядок и мирное функционирование всего и вся в диапазоне «Штиге 2 унд 22». Суть проблематики становилась ясной уже из развернутого подзаголовка: «Чем была бы Вена без хаусбезоргера? Почему жители австрийской столицы хотят возродить институт домоуправа, столь неосмотрительно упраздненный в 2000 году».
Проживающий в Вене корреспондент южногерманской газеты попенял тогдашней правящей, несколько чересчур «правой» коалиции в лице христианских социалистов (OVP) и радикалов (FPO), не понявшей истинного характера капризной многоквартирной Вены – этого «биотопа, болота бытовых страстей и экзальтированной театральной сцены». Похоже, с ним согласны и австрийские СМИ, подающие злободневную тему, разросшуюся до февральского народного референдума, в виде тезиса о доброй душе дома, ставшей политическим яблоком раздора.
Земля в иллюминаторе
В анализе состояния земной обители и ее обитателей самые дальновидные СМИ-аналитики достигают удаленнейших уголков Земли и просто-таки космических высот обзора. Земляне-европейцы на голубом глазу танцуют от печки, т.е. от Берлинской стены и ее состояния на 1989 год: «Стена пала, коммунизм пал – на смену им пришел Интернет, плюс миллиард китайцев, вдобавок миллиард индийцев, плюс латинос, русские, восточноевропейцы, – итого почти три миллиарда новых конкурентов для старых индустриальноразвитых обществ Западной Европы».
Новые актеры на сцене планеты, устремившиеся «на абордаж» западного рынка, юны, голодны, грубоваты и... с отлаженным конвейерным детопроизводством. Теснимые ими прежние игроки – циничны, стары, сыто-упитанны, пессимистичны и... благодарны за любой бизнес, к которому их еще пока допускают китайцы и прочие «восходящие». Эти 3 миллиарда «новоприбывших» преследуют простую и прозрачную цель: как можно быстрее достичь того уровня жизни, который американцам и европейцам кажется само собой разумеющимся. «И все на планете знают, что наша Земля этого не выдержит. Но никто, ни американцы ни европейцы, не пытается противопоставить этому «пути обреченных» иной, альтернативный путь», – с откровенной безнадежностью заключает автор.
В «Полосу света» средств освещения особо щекотливых международных тем попал Список Наследия ЮНЕСКО – его земных и, потенциально, инопланетных объектов-памятников. Напомнив человечеству, по крайней мере его немецкочитающей части, что мировое ЮНЕСКО-Наследие насчитывает 890 памятников, издание содержательно и наглядно, на антонимично-противопоставительном уровне назвало несколько самых значительных из них, как материальных, так и духовных: Статуя Свободы, а не восковая фигура Ангелы Меркель из Музея мадам Тюссо; Hadrians-Вилла, а не ранчо Буша; танго, а не Кёльнский Карнавал; грузинское полифоническое песнопение, а вовсе не трели Карлы Бруни-Саркози. Подчеркнув главную общность охраняемых общечеловеческих памятников, а именно: что все они стоят (поются, танцуются) на земной тверди, проинформировала пресса о намерении отдельных американских штатов, предводительствуемых Калифорнией, внести в этот раритетный список... хотя бы ту точку Лунного экватора, на которой в 1969-м потоптались их астронавты. Мировое сообщество ахнуло: ведь поддержав инициативу американцев, остатнее человечество заведомо подвергнет себя опасности – непредсказуемой реакции «зеленых человечков» и прочих «аватаров»! Ни один здравомыслящий землянин не рискнет предсказать, как на это дело посмотрят те, из внеземных цивилизаций, и возможный их превентивный наскок – только ли Калифорнии достанется, или всему ЮНЕСКО-региону?
Американцы, подозревая серьезные препятствия на пути осуществления их желания, с целью успокоить международную общественность, скромно ограничили свое «наследие» всего-то 106-ю предметами-вещдоками пребывания компании Armstrong & Aldrin на лунной поверхности, ограничившись включением в список таких ценностей, как нижняя ступень ракеты-носителя и... пакетики с фекалиями. И тут прямо напрашивается вопрос, как оно вообще там с погодой в Белом доме, как обстоит дело с самой Америкой? Почему американцам именно сейчас приспичило попасть в Список? Да потому, что им самое время подумать о своем наследии: дела США совсем плохи! У них уже почти закончились доллары; Обама и так похоронил план Буша о новой высадке на Луну – тут бы сподобиться доставить на Международную космическую станцию (ISS) запчасти для ремонта космоклозета – установки по переработке урины в питьевую воду, стоимостью 170 миллионов евро (со ссылкой на подмосковный Центр управления полетами, уведомляет газета, что „Toilette der ISS schon wieder kaputt“)...
Все это выглядит зловещим предзнаменованием: точно так же, как когда-то Рим пал, падет и Америка, – это обычная судьба всех земных империй. Скоро вон китайцы муравейником на Луну высадятся, то-то ухмыльнутся они при виде пакетиков с фекалиями: ну, друзья, это всё, что вы по себе оставили?.. Пожалуй, такой приговор будет чертовски несправедлив, но... так уж повелось в этом глобальном мире, – смиренно приемлет незавидную эту судьбу пишущий и говорящий на немецком представитель земной цивилизации.
...Вот и бабка Анна однажды обреченно попечалилась, как припечатала: «Я ж его кормила, я ж его поила... А он – сдох. Неблагодарный!» Это она о поросенке, тогда еще в сарае проживавшем.
За неблагодарных землян отчиталась Галина Аполонская

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте