К 1 апреля

ВЕСЕЛОЕ КЛАДБИЩЕ

Принято считать, что жители Австрии обладают сухим саркастическим чувством юмора. Смеются они не так часто, а если уж такое случается, то в первую очередь над самими собой. Есть в альпийской республике еще одна несколько специфическая тема для шуток. Это – смерть. Любой австриец знает, что она неминуема, а потому подходит к этому вопросу спокойно, легко и даже весело.

В живописной тирольской долине Унтериннталь в местечке Крамзах работает необычный музей. Сюда для поднятия настроения австрийцы предпочитают приезжать целыми семьями. Прогуливаясь по дорожкам, то там то тут услышишь веселые восклики и смех. Такую реакцию у гостей музея вызывают… надгробные таблички с эпитафиями, выставленные здесь. Каждая из них содержит несколько рифмованных строк, повествующих в забавной и порой не самой почтительной манере об усопших. К примеру: «Hier ruht in Gott Adam Lentsch. 26 Jahre lebte er als Mensch u. 37 Jahre als Ehemann» («Здесь покоится Адам Ленч. 26 лет своей жизни он провел как человек, а 37 – как муж») или «Wer andern eine Grube graebt, faellt endlich selbst hinein» («Кто роет яму другому, рано или поздно сам в нее угодит (захоронение кладбищенского работника, копателя могил)»). И еще: «Hier ruht Franz Josef Matt, der sich zu Tod gesoffen hat. Herr gib ihm die ewige Ruh und ein Glasle Schnaps dazu» («Здесь покоится Франц Йозеф Матт, который напился вусмерть. Боже, даруй ему вечный покой и в придачу к нему бокальчик шнапса»).
Собрал и отреставрировал эту уникальную коллекцию кузнец Ханс Гуггенбергер. Большинство встречающихся здесь изречений и надписей относятся к прошлому и позапрошлому векам, однако есть и более старые эпитафии. Первые экземпляры собрания попали в руки Гуггенбергера в 60-е годы прошлого века, с тех пор его коллекция постоянно расширяется. В настоящее время собрание настолько разрослось, что им можно было бы заполнить 10 кладбищ.
Большинство экспонатов коллекционер нашел в приальпийском регионе, хотя подобные надгробия устанавливались не только в этих краях. Их нередко можно встретить в Австралии и Америке. Мода на забавные эпитафии пришла в Европу в XVIII веке и из Англии распространилась на другие страны.
Прогуливаясь по музею, то и дело натыкаешься на достаточно дерзкие эпитафии, которые описывают особенные «качества» умершего. Скорее всего некоторые изречения вышли смешными поневоле – авторам, которых именовали "Tuifelemaler", нужно было всего в две строки попытаться вместить рассказ о жизни усопшего. В результате таких стараний порой рождались не самые лицеприятные характеристики, как «Hier liegt Manfred Krug, der Kinder, Weib und Orgel schlug» («Здесь покоится Манфред Круг, который колотил детей, жену и по клавишам органа»). Некоторые надписи свидетельствуют о нелепой смерти: «Hier liegt in su?er Ruh, erdruckt von seiner Kuh Franz Xaver Meier» («Здесь сладко покоится раздавленный своей коровой Франц Ксавьер Майер»). Эпитафии, в которых описывались трагические случаи, одновременно выступали в роли предупреждения оставшимся в живых.
Возможно изначально вся эта коллекция покажется вам несколько странной, однако вы обязательно найдете несколько табличек, которые вызовут улыбку и у вас.
Сейчас на Центральном венском кладбище ничего подобного уже не встретишь, а еще 100 лет назад у местного населения было несколько иное отношение к смерти. То, о чем сегодня принято умалчивать, в те времена было у всех на устах. Современная медицина позволяет прожить долгую жизнь, детская смертность, слава Богу, стала достаточно редким явлением. Если вспомнить, сколько людей до начала Второй мировой войны отправлялись в мир иной в молодые годы и что тогда человек, достигший 60-летия, считался почти Мафусаилом (один из библейских праотцов человечества, прославившийся своим долголетием, прожив 969 лет), становится понятной причина иного отношения к теме смерти. В те годы она была постоянной спутницей жизни. И чтобы позабыть о скорби и тяжких мыслях или, по меньшей мере, сгладить боль утраты, в качестве психологической защиты в ход шли такие необычные эпитафии. Легкая шутливая форма позволяла частично дистанцироваться от произошедшей трагедии.
Эти изречения демонстрируют истинный характер тирольцев: резать правду-матку, приправляя ее искрометным юмором и изрядной долей жизнерадостности. Взять хотя бы следующую надпись: «Hier liegt Johannes Weindl. Er lebte wie ein Schweindl, gesoffen hat er wie eine Kuh. Der Herr geb' ihm ew'ge Ruh» («Здесь покоится Йоханнес Вайндль. Он жил, как свинья, пил, как корова. Господи, даруй ему вечный покой»). Или: «Hier liegt mein Weib. Gott sei's gedankt, oft hat sie mit mir gezankt. Oh, lieber Wanderer – geh gleich fort von hier, sonst steht sie auf und zankt mit Dir» («Здесь покоится моя жена. И слава Богу; она часто бранилась со мной. О, дорогой странник, иди же скорее прочь отсюда, иначе она встанет и начнет браниться с тобой»).
Всех желающих полюбоваться на необычные памятники прошлого Ханс Гуггенбергер приглашает в свой музей на "Веселое кладбище" ("Friedhof zum Totlachen") в Крамзахе.

Museumsfriedhof Kramsach
Familie Hans Guggenberger/Sagzahnschmiede
Hagau 81
6233 Крамзах/Тироль
Тел.: +43/(0)5337/62447
www.museumsfriedhof.info
Время работы:
Ежедневно с 9.00 до 18.00, в зимние месяцы с 10.00 до наступления сумерек.
Вход бесплатный.

Юлия Креч

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте