A+ A A-

Летний ландшафт реалистичной кисти Жизни

Главный художник-реалист непревзойденно-мастерски набрасывает жирными мазками «картину маслом» – от умиротворяющих природных красот сезона до оврагов и кюветов эконом- и политландшафта.

Много ли воли у вольной птахи
К началу лета, когда еще ничто не предвещало ситуации «огурца немалосольного», австрийская пресса не по-летнему серьезно, в разделе «Наука/Исследования», размышляла о том, что залежные земли – чистая радость для птичек, вот только: по всей благословенной альпийской республике доля невозделываемых зон (Brachland) составляет менее 4%. Причиной сей печальной картины является набирающее обороты интенсивное землепользование в аграрном секторе. Исследования венских ученых были посвящены масштабам воздействия этой интенсификации на птичий мир. И если, к примеру, туристу-проезжему ландшафт в восточной части Нижней Австрии не покажется захватывающим, то в глазах защитников природы эта аграрная степь «имеет что предложить»: некоторые акры земли уже многие годы были предоставлены сами себе, постепенно превращаясь в цветущие луга с буйной вегетацией и образуя вкупе с рощицами подходящую среду обитания для многочисленных видов животных и птиц. Однако регион находится на переломе – в буквальном смысле. С момента, когда Евросоюз в 2007 году смягчил регулирование по сельскохозяйственному использованию земель под парами, все большее число крестьян берут ранее невозделываемые участки «под плуг». Следствием этой активности, по мнению исследователей, может стать снижение экологической ценности данного региона. А у экспертов, как у биолога  Венского университета почвоведения Томаса Франка, такое развитие вызывает серьезнейшую озабоченность и тревогу: «Залежные земли исчезают стремительно! Почвы в регионе плодоносные, а в последнее время спрос на многие полевые культуры резко повысился, среди прочего еще и по причине расширяющегося производства так называемого биосприта».
В 2005 году коллега Франка, Кристиан Шульце, провел всеобъемлющую «инвентаризацию» птичьей фауны, насчитав 85 различных видов. (Из общепринятого 24-видового индикатора культурного землепользования наличествовали 20.) Помимо распространенных повсеместно черных дроздов и ворон, в Нижней Австрии были отмечены и редкие породы вроде черного аиста и осоеда. Но в то время количество залежных земель еще находилось в пределах 15%. При второй «описи» птичьего мира, весной 2009 года, картина была уже печальной: доля невозделываемых земель снизилась почти на 10%, и на месте прежней пышной вегетации цвел почти исключительно рапс, – говорит биолог-аграрий Барбара Лукаш. А Томас Франк подчеркивает: «Продуктивность – это еще не всё. И наш главный госзаказ – остановить сокращение биологического многообразия». („Der Standard“)
Учащенное сердцебиение гурмана
За биоразнообразие, только продуктовое, выступают и австрийские аграрии-практики. Не говоря уже о фермерах всея Остеррайх. Не знаю, как там в сегодняшней кризисной Греции, но в альпийской республике есть всё, даже KKEÖ – Кураториум «Кулинарное наследие Австрии». Он и организовал, уже в четвертый раз, трехдневный пир-чревоугодие: около 160 производителей со всей Австрии – от Нойзидлер- до Бодензее, сервировали в Штадтпарке на Фестивале наслаждения свои деликатесы. Традиционно приуроченный (не к Дню Победы, и даже не к 9 Мая – Дню Европы) к Дню Матери, прошел фестиваль с 6 по 8 мая и был титулован прессой как «стильное наслаждение», а сам процесс был «отлит», как вечный Штраус, в золото ключевых слов-действий: «Фланировать, дегустировать, задержаться-продлить удовольствие». Региональные деликатесы для пробы и приобретения: будь то вкусное сало, форарльбергский горный сыр, озерная рыба из Мариацелль или пахучий шафран из долины Вахау, – понимающие толк в деликатесах найдут тут только лучшее. Наряду с хлебобулочным изобилием, колбасами и мармеладами предлагались и инновативные «шпециалитетен»: тыквенный смалец с трюфелями, масло из зерен малины, винное желе из цветков лаванды... Столпотворения удается избежать благодаря пространному, 65 000 м2 ареалу Штадтпарка и... Сильвии М. Зедлнитцки, главе КKEÖ. «Была мысль расшириться, но мы от нее отказались: хочется оставаться тем, что мы есть – изящный малый кулинарный фестиваль».
Кураториум был создан в 2001 году, в совместной деятельности с АМА (Agrarmarkt Austria). Это общественное объединение служит платформой для поддержки маленьких, локально специализирующихся отечественных производителей. Типичные сельскохозяйственные натурпродукты и производимые вручную мануфактурные товары надлежит спасти от исчезновения. Аспекты деятельности кураториума многогранны: от Гурман-Академии и издания книг по кулинарии до Кулинарного фестиваля. Особая гордость объединения – богатый банк данных. Актуальный путеводитель для гурманов – „Die besten Adressen für Feinschmecker 2010/2011“ представляет более 700 торговых марок-производителей. Сохранение корней австрийской культуры питья и питания, привнесение кулинарной идентичности Австрии в жизнь города, оценка значимости труда мелких мануфактур, – все направления деятельности Кураториума рассматриваются как составная часть и наследие общей национальной культуры. („Kurier“)
Неуловимый возбудитель,
зловещие партнеры
Порой и на нивах своей культуры произрастают сорняки-конфликты, а когда евроконтинент засеян разными культурами, да еще и «квадратно-гнездовым способом», тут и завзятым мичуринцам нелегко приходится. Зато «мичуринец»-СМИ быстрехонько вывел гибрид  огурца и... России: наваливая текстовые горы из огурцов-салата-помидоров, описывая драматическое состояние  заболевших и особенно плачевное положение европейских производителей овощей. Устраивая на своих страницах панихиду по уничтоженным в один из июньских дней (какой был день тогда? Ах, да: среда!) 200 тысяч штук кровных австрийских огуречиков, в рубрике „International“ сии шекспировские страсти подавали под заголовками типа: «Россия застопорила импорт овощей из ЕС!» („Der Standard“)
Досталось и исследователям, врачам-вирусологам, чьи замешательство и путаница в показаниях и противопоказаниях окончательно сбили с толку и без того бестолковую общественность. Сердито выговаривала австрийская газета (цитированная коллегами в Германии): «Этак можно по зову сердца кого угодно обвинить и где угодно открыть-установить источник заразы: экофанаты узрят его в промпроизводстве, экоскептики – в биорастениеводстве. Убытки же несет наука: из-за рыночных воплей в работе с общественностью она утрачивает серьезность имиджа, на котором базируется ее авторитет». („Die Presse“)
Как всегда, правду-матку режет народ, в своих письмах в рубрику «Коммуникация/Комментарий других». Диапазон мнений широк: от общего вывода – что раздутые посредством масс-медиа фальшивые обличения испанцев и их огурцов привели к полной растерянности потребителя овощной продукции, так что он теперь и заверениям в невиновности не доверяет, – до вывода евромасштабного: биоскандал – очередное доказательство того, что приоритетом ЕС-регулирования является исключительно свобода передвижения граждан и товаров, а вовсе не интересы потребителя. В сухом остатке – свобода рынков и кабала консументов. („Der Standard“)
Несколько оторопев от огуречно-огорчительного решения России, немецкоязычные СМИ смачно обрисовали еще одно «некорректное» проявление, на грани высокомерия, русской амбициозности: заявление Алексея Миллера, главы Газпрома, который – «с прямолинейностью трубопровода» – угрожает Европе, мол, мы могли бы также и в Азию поставлять свой газ. Разжигатель глобальной конкуренции за мировой рынок сырья и зловещий партнер, как называет Миллера южногерманская газета, подчеркнул в интервью, что Азия для Газпрома становится все более интересной, поскольку там речь идет о совсем других суммах, нежели в Европе. «Этой угрозой концерн не оставляет больше никаких сомнений – Газпром находится там, где его Кремль хотел видеть: в регуляторах власти», – и далее  «Плач Брунгильды» – про «их» зависимость от нас... („Süddeutsche Zeitung“)
Отвергнутая, или Османский ответ Хофбургу
Легко порицать амбициозность других – трудно бывает скрыть амбиции собственные. Непреодолимое альпийское желание – Европа, дай порулить! – грозит провалом и необратимостью кризиса в отношениях с турецким соседом. Похоже, только русскими прочувствован в ходе истории тезис «Восток дело тонкое». Надо быть потомками Габсбургов, чтобы не понять, сколь уязвлены турки тем, что именно с подачи тогдашнего австрийского министра иностранных дел, госпожи Плассник, застопорилось обсуждение в Евросоюзе вопроса о возможном вступлении Турции в члены евросообщества. Так чего же в изумлении заламывать руки на реакцию Турции по кандидатуре Урсулы Плассник на пост генсека ОБСЕ (Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе)? Заголовки обдают леденящим холодом: «Австрия – Турция: Ледниковый период»; «Соизвольте объясниться!»; «Отвергнутая»... Не помогает ни рифмованная защита самой г-жи Плассник: Rache ist keine europäische Sprache («Месть не есть европейский язык»), ни требование австрийского Министерства иностранных дел по поводу турецкого вето – и именно в связи с ОБСЕ, а не с делами давно минувших дней. Турецкий внешний министр Давутоглу остается непреклонным: «Турки не могут голосовать за того, кто против членства Турции в ЕС, кто ставит под сомнение нашу принадлежность к Европе лишь потому, что мы – мусульмане». Сколь ни поясняет пресса австрийцам значимость OSZE (ранее – KSZE, Конференция государств по безопасности и сотрудничеству в Европе), которая «гарантирует мир», которая внесла решающий вклад в окончание конфликта Восток – Запад, когда ее участниками были наряду с почти всеми еврогосударствами также Советский Союз, США и Канада, – вывод ясен всем: вето было реваншем. („Salzburger Nachrichten“)         
Думаю, что простые австрийцы будут благодарны своей прессе, снизившей накал политстрастей шутливой подачей сей ситуации, в близком народу мелодраматичном жанре:

Отвергнутая
Сидела она, одинокая, на пляже в Анталии. В уголках глаз напрашивалась слеза. Но она ее мужественно подавляла – большие девочки не плачут. А как всё жарко начиналось! Как он смотрел на нее, этот Абдулла! Она любила, когда мужчины на нее так смотрели. И вот здрасьте вам...
При этом несчастье уже маячило за спиной, когда она еще в самолете прочла гороскоп в „Kronen Zeitung“. Собственно, она никогда не читала этот подкупленный бульварный листок, но в самолете предлагались лишь „Krone“ да „Kurier“. Звезды рекомендовали не пускаться во все тяжкие в отпуске, но и не упрямиться, а проявить себя во флирте хоть раз более дипломатично.
Пожалуй, ей и вправду не стоило за романтичным ужином на пляже вскользь бросать фразу о незрелости турецкой для вступления в ЕС. А когда она ему еще и сказала, как сексуален он в Армани-джинсах, тут и случилось то, что случилось: он понял только «армяне», побагровел от злости и – убежал.
В следующий раз, подумала Урсула П., останусь я лучше дома, на Вёртерзее. („Die Presse“)       

Экономический и политический ландшафт июня эффектно обрамлял прошедший в Вене Международный экономический форум (WEF), на котором представителями 67 стран, среди них 13 глав правительств, обсуждалась тема «Европа и Центральная Азия». Амбициозность намерений с точки зрения принимающей стороны формулировалась как возведение новых мостов на Востоке и, более откровенно, – охота за новыми рынками. Австрийцам особенно лестно считать себя «открывателями двери для предпринимателей в азиатские государства и к выходу на Черное море».
За кистью художника-пейзажиста следила 
Галина Аполонская 

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте