A+ A A-

Время волшебства

Cубъективный взгляд на реальную жизнь

Запахло корицей и ванилью, на губах — вкус пунша и печеных яблок, в окнах горят звезды, а в душе — ожидание чуда.  Пришло волшебное время адвентов! Пускай там, где мы живем, снег в прошлом году выпал два раза, да и то в феврале. Не страшно, что мы, разнонациональные родители, путаем, кто же к нам скоро придет: Рождественский Дед, Христос-младенец или Дед Мороз. Главное, что то самое трепетное чувство сказки уже поселилось внутри.

Но голой сказки недостаточно. У меня дети требуют печений. Они давно уже ждут приготовлений и хотят скорее начать этот рутинный хлопотный процесс ежегодного сладкого творчества. Ведь нам нужно создать несколько сортов печенья, вернее печенюшек, разложить их по красивым пакетикам, завязать бантиками и успеть подарить всем друзьям и родственникам до Рождества. Мы прикрепляем к ленточке рукотворную открытку с каляками-маляками двухлеточки и собственноручно начертанными инициалами пятилеточки — это обычно приводит в восторг старшее поколение, ведь подарок преподносится с гордым: «Я сам (это сделал)».
Но если совсем честно, то я поняла, что развитие пекарских навыков (как и любых других) у детей требует наличия здоровой нервной системы родителей. Мне, как перфекционистке, приходится особенно тяжело, потому что в мучной пыли плавает вся кухня, а попытки младшего детеныша запихнуть себе в рот колобок из сырого теста вызывают непедагогический протест. В остальном же это благодарное совместное занятие. Весь процесс проходит, конечно же, в подобающем облачении: фартуки и колпаки юным поварам приготовлены. Дети с удовольствием мнут тесто, вырезают формы и фантазируют: на противне появляются сказочные ужастики, волшебные цветы и небывалые звери; конечно, про звезды, колокольчики, елочки и другие традиционные формы мы не забываем. Можно только представить себе, какими вкусными кажутся потом эти коржики детям! Тут уж не надо уговаривать их подкрепиться.
Следующим обязательным пунктом в нашей декабрьской программе стоит посещение рождественской ярмарки. Волшебное слово «Кристкиндлмаркт» вызывает радостную бурю индейских воплей. В нашей деревне ярмарка проводится традиционно в первое воскресенье декабря. В соседней, где располагается знаменитый дворец Хальбтурн — охотничий домик Марии-Терезии, чаще, раз шесть за предрождественское время. Это не венские ярмарки, но они не менее самобытны и со всеми полагающимися атрибутами: ароматным пуншем, чесночными лангошами, сладкой ватой, наряженной елкой, волшебными огоньками и шумной суетой. Есть и местные особенности: почти пионерские костры, катания на пони, семейные соревнования и костюмированные представления «нечистой силы». Для нас сходить на ярмарку — это не только обязательное развлечение, но и возможность встретиться с друзьями, с которыми, по причине праздничных хлопот, все как-то некогда пересечься. Конечно, нам хочется и в Вену, и один раз как минимум мы выбираемся в город в декабре, несмотря на дальнее расстояние.
Избалованные ежедневными ярмарками венцы не понимают своего счастья: ведь можно просто так запросто вечером пойти прогуляться по сказочно расцвеченным улицам. Но мы и у нас в деревне находим увеселения: например, ходим «смотреть окна» — существует такая традиция в бургенландских деревнях. Каждый день перед Рождеством какая-либо одна семья «открывает окно»: в нем может быть воссоздана настоящая комната, где у зажженного камина, уютно устроившись в кресле-качалке, пьют чай из миниатюрных фарфоровых чашечек кукольные красавицы; в окне может оказаться волшебная елка, на которой раскачиваются озорники-ангелочки или добряки-снеговики. Глядя в такое окно, можно перенестись в заснеженный лес, где сказочные звери ожидают появления на небе таинственной звезды. Это может быть  и просто выставка ретро-фотографий предков хозяев дома в праздничном освещении. Фантазиям нет границ, и каждая семья по-своему обыгрывает оконное пространство и к его открытию готовит пунш и традиционную закуску — солено-сырную выпечку. Все это выставляется перед домом, и любой интересующийся (а таких из числа соседей находится предостаточно) может проникнуться особой атмосферой разглядывания светящегося окна на фоне темной деревни. Это особенно примечательно, так как у нас в Бургенланде, в районе Зеевинкель, существует традиция опускать жалюзи в домах, когда стемнеет, и обычно по вечерам, кроме тусклых фонарей, в деревнях не горит ни одно окно. Вот поэтому так радостно в предрождественское время гулять по ставшему родным селу — окна-панорамы светятся дотемна, а также каждый дом или сад удивляет: то упряжка оленей скачет, то волшебный цветок распускается. Для детей подобные прогулки — сказочное удовольствие. К тому же в деревне все всех знают, детей увидев — радуются, а то и угостят той самой традиционной выпечкой, в которой старшему поколению нет равных. Дети расцветают и с нетерпением ждут следующей прогулки к очередному «окну».
Безусловно, мы и свой дом не забываем украсить: светящиеся звезды прикрепляем к окнам, куда на стекла наносим «слюдяную мозаику», созданную специальными красками. Центром притяжения становится адвентский венок — Adventkranz. Его мы мастерим сами при помощи соломенной основы, еловых веток, горячего клеевого пистолета и различных блестяшек вокруг свечей, которые  каждый вечер радуют нас своим огнем. В адвентские воскресенья, зажигая очередную свечу, дети с удовольствием приговаривают: «Advent, Advent, ein Lichtlein brennt, erst eins, dann zwei, dann drei, dann vier, dann steht das Christkind vor der Tür».  Для меня — ребенка, рожденного в СССР и воспитанного на других, но тоже приятных составляющих встречи Нового года, — такая привычная и годами устоявшаяся традиция адвентских вечеров кажется чем-то, как это не прозвучит странным, близким. Есть что-то, что должно быть и без чего это время представить нельзя. Это было у папы моих детей в детстве, и у его родителей, и у родителей его родителей. А вот то, что было в моем детстве, у современных российских детей уже по-другому. Быть может, поэтому такая «австрийская часть» семейного быта прижилась в нашей семье и с моей помощью тоже.
А вот в чем мы отходим от местных традиций, на что русская мама (то есть я) не согласилась, так это наряжать елку в сочельник и без детей. В моем светлом  детстве елку наряжали всегда вместе с родителями, и это было прекрасно. И стояла она у нас достаточно долго — не только до Нового, а, помнится – до Старого Нового года. Так и мои дети теперь с удовольствием помогают мне собирать, а потом и разбирать елку: мы обсуждаем каждую игрушку, которую достаем из коробки, а елке радуемся, как члену семьи. Надо сказать, хотя это также не соответствует австрийской традиции, что елка у нас искусственная, так как мы все в семье противники вырубки любых деревьев, а привычный новогодний запах хвои и мандаринов нам создают ветки сосен и елей, вплетенные в рождественский венок и украшенные сушеными кусочками цитрусовых.
Еще одно очень уютное декабрьское времяпрепровождение предлагает детский садик — душевный адвентский вечер с родителями: в назначенный день в сумерках для нас распахиваются двери, и все желающие родители собираются за общим чаепитием — мамочки заботятся о выпечке, а чаем и кофе угощает садик. Но это не просто встреча — это совместная мастер-студия, где родители и дети сообща колдуют над созданием елочных украшений и гирлянд. На столах лежат заранее приготовленные воспитателями детали, родители и дети рассаживаются группками и под чутким руководством педагогов стараются создать ангелов, звезды или снежинки. Между прочим, дети оказываются очень умелыми помощниками для родителей, которые с трудом могут отключиться от повседневных забот и погрузиться в детскую атмосферу творчества. Мальчики и девочки чувствуют себя хозяевами приема — это их царство, привычный игровой мир, а вот родители, усевшись за низкими столиками на игрушечных стульчиках с ножницами и клеем в руках и пытаясь воссоздать по образцу фею из непонятных блестящих кусочков и палочек, чувствуют себя не столь уверенно. Они вдруг понимают, что вся их взрослая важность может выглядеть и не столь значимой, когда собственные дети с удовольствием им объяснят и покажут, что у них не получается, и при этом не будут удивляться, как же «они подобное в своем возрасте и не умеют!». Этот вечер становится своего рода «мостиком взаимопонимания», а бережно внесенные в дом совместные рождественские поделки превращаются в долговременное напоминание о встрече — раскачиваясь на елке, они будут не один год нас радовать.
Судя по моим детям, и подготовка есть праздник, тем более, когда привычные и ожидаемые вещи происходят вовремя: ароматный запах ванильных рожков из кухни, волшебные сверкающие огоньки в окнах и любящие, все понимающие родители рядом.
Василина Зеехаус

Дорогие читатели!
Этой статьей мы бы хотели открыть новую рубрику «Записки русской мамы», где речь будет вестись в основном о наших детях, живущих в Австрии. Было бы очень интересно узнать, а как в вашем городе/районе/общине проходит подготовка к праздникам, как ваши дети проживают их в семье, в садике, в школе, что для вас стало привычным, а что так и осталось непринятым в этой стране. Расскажите нам об этом! Пожалуйста, пишите нам на электронный адрес Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. с пометкой «Заметки русской мамы». 

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте