A+ A A-

Комиссия целомудрия при Марии Терезии

Загрузить PDF-версию новости

 Мария Терезия

«Супружеская измена? Проституция? Запретить! Наказать!»

Всем подданным пришлось привыкнуть к тому, что императрица Мария Терезия камня на камне не оставила от старых порядков. Она без устали все реформировала.

Реорганизовала армию, создала централизованный бюрократический аппарат, утвердила всеобщее начальное образование, ввела налоги для дворянства и духовенства.
А в один прекрасный день Ее Величество решила, что пора объявить войну половой распущенности своих подданных.
Мария Терезия была очень религиозна и придерживалась строгих моральных заповедей. Ее, как рьяную блюстительницу нравственности, беспокоил факт, что Вена практически превратилась в бордель. В городе с населением в 180 тыс. человек насчитывалось около 10 тыс. проституток – от дешевых уличных женщин до «элитных» содержанок.
В кустах венского парка Пратер, который в 1760-х годах сделали доступным для всех горожан, каждый день заставали около сотни мужчин – от безусых юнцов до стариков – в недвусмысленных ситуациях в компании дам разного возраста. Поэтому одно время в Пратере действовал запрет на вход для женщин.
В ту пору, когда во Франции заправляли фаворитки, а русские императрицы приятно проводили время в объятиях хорошо сложенных гвардейцев, Мария Терезия развернула решительную борьбу с «развратом» по всему фронту – от дворцов аристократов до трущоб бедноты. Под понятие «разврата» попадали проституция, супружеские измены, добрачный секс, мужеложство, «неестественные сексуальные» практики.
В 1752 году императрицей была создана так называемая Комиссия целомудрия (Keuschheitskommission).

Галантный век Девушка завлекает клиента

Около 500 комиссаров «целомудрия» день и ночь рыскали по городу. Они получили право врываться в каждый дом, где творился «блуд» или даже просто подозревалось, что он там совершается. В любое время суток они штурмовали спальни и будуары и в поисках компромата рылись в комодах, шкафах и даже в корзинах с грязным бельем.

«Подозрительные» пары на улице выслеживались и задерживались для установления личностей.
Комиссары трудились усердно, прорабатывая различные варианты и «ловушки». В венском Пратере все кусты были подрезаны до такой высоты, чтобы за ними не могли спрятаться парочки. Пойманные на «месте преступления» подвергались наказанию в зависимости от «тяжести» их деяния. Провинившимся могли грозить штраф, порка, тюремное заключение или ссылка.
Небезызвестный Джакомо Казанова в один из своих визитов в Вену имел «честь» познакомиться с комиссарами «целомудрия», которых он в своих мемуарах назвал «постыдными шпионами». Во время первого задержания он обошелся предупреждением, а после второго его, как иностранца, выдворили из города.
И было неважно, находился ли мужчина в компании проститутки или же «легкой женщины» (актрисы, танцовщицы) – для Марии Терезии и ее комиссаров разница была невелика. Чем ниже был статус женщины, тем тяжелее оказывались для нее последствия. Уличным шлюхам прилюдно брили головы и мазали их дегтем. Их могли также выпороть, приговорить к тюремному сроку или общественно-полезным работам.

Венский бордель XVIII века Первый клиент девушки

Особенно не повезло тем женщинам из низших сословий, которых вместе с осужденными ворами, убийцами, бродягами загоняли на баржи и под конвоем отправляли вниз по Дунаю в Тимишоарский Банат – область, отвоеванную Габсбургами у Османской империи. Эти новоприсоединенные и обезлюдевшие после войны земли нужно было заселять немецкоязычными жителями. А поскольку добровольцев было мало, то туда принудительно посылали осужденных. Исторически задокументировано 11 таких конвоев в Банат. Скорее всего, их было больше.
Первым председателем Комиссии целомудрия был назначен иезуит Игнац Пархамер – человек с крепкими моральными устоями. Говорят, он любил лично приложить руку к наказанию распутниц. Поглазеть на публичную порку по воскресеньям было одной из любимых народных забав венцев в те времена. После воскресной мессы прихожане выходили из церкви, и прямо на церковной площади их взору представало жестокое зрелище. «Неисправимых» женщин раздевали догола, связывали им руки, брили голову, мазали ее дегтем, а затем под улюлюканье толпы несчастных пороли плеткой или прутом. Часто Пархамер сам брал плеть в руку.
В 17 районе Вены есть Пархамерплац – площадь, которая в XIX веке была названа его именем. Правда, не за порку уличных женщин, а за его большой вклад в организацию народного образования в австрийской столице. Кто не в курсе – орден иезуитов как ни один другой католический орден сыграл большую роль в развитии европейской науки и образования.

высшее общество, мораль Джакомо Казанова в Вене Дошло до того, что начали хватать даже женщин, зарабатывавших на жизнь честным трудом (прислугу, торговок, сиделок), например, если те поздно вечером возвращались домой без сопровождения или другим образом вызывали подозрение комиссаров. Сколько невинных людей было опорочено, сколько судеб сломано, сколько семей разрушено! Иные без всякой вины провели в тюрьме или монастыре несколько лет.
Достаточно было написать донос на ненавистную соседку – и комиссары были тут как тут. И пусть даже подозрение против нее не подтверждалось, ее честное имя было втоптано в грязь до конца жизни.
Но надо отдать должное Марии Терезии. За «разврат» преследовались и представители так называемых высших кругов – дворяне и состоятельные мещане.

Бордель в Вене XVIII век

И хотя их не подвергали порке и мазанию дегтем, но иные благородные господа поплатились в наказание за «блуд», помимо высоких денежных штрафов, своими военными или дипломатическими карьерами. Разумеется, дамам-аристократкам, которые были не в состоянии держать свою похоть под контролем, можно было не опасаться, что их пошлют осваивать земли отдаленных провинций, но запрета появляться при дворе они очень страшились – в те времена это приравнивалось к социальной смерти. Особо «злостных» прелюбодеек ссылали в отдаленные имения, а то и в монастыри. Подальше с глаз Марии Терезии.

Сначала венцы недоумевали, затем их это стало злить… Зачем Мария Терезия все это затеяла? Злые языки поговаривали, что причиной тому был ее супруг Франц Стефан – «мышонок», как она его любовно называла. Он был единственной слабостью «железной» императрицы. Номинально он был императором Священной Римской империи, но эта некогда важная должность к XVIII веку себя изжила, и последние императоры просто числились таковыми. У Франца Стефана было много времени, которое он посвящал финансовым делам и... женщинам. Несмотря на свою вполне счастливую супружескую жизнь, он не пропускал ни одной юбки (хотя реальных фактов его измен немного). По натуре он являлся донжуаном. И видеть, как любимый муж флиртует с привлекательными женщинами, было невыносимо для Марии Терезии, ведь она уже утратила свою былую красоту после многочисленных беременностей и родов.

Франц Стефан, «мышонок» Игнац Пархамер

Может, это было подсознательным толчком, после которого Ее Величество решила объявить войну развратницам и соблазнительницам ее «мышонка»?
Мария Терезия свела к минимуму выступления актрис и танцовщиц при дворе. Одно время она запрещала придворным дамам пользоваться декоративной косметикой (и это в «галантном» XVIII веке с его мушками, белилами и румянами!). Правда, потом возмущенные барышни вернули себе это право.
Кампания по борьбе за добродетель достигла своего апогея примерно в 1770-е годы, а затем постепенно к 1800 году сошла на нет. Со временем императрица сама поняла, что такие драконовские меры бесполезны, и поумерила свой пыл. «Чтобы побороть проституцию, нужно уничтожить мужчин!» – якобы эти слова принадлежат ей.
Проституция в Вене не была искоренена, просто бордели и уличные женщины перекочевали на окраины и в пригороды.
В начале XIX века венский врач Эдуард Нуссер подвел итоги работы Комиссии целомудрия: «Цель этих мероприятий не была достигнута и близко. Многие семьи были разрушены, честные люди опорочены. Безнравственность и проституция не были уничтожены. Наоборот, эта кампания способствовала распространению самых рафинированных интриг, порождала общественные скандалы и сделала женщин еще более зависимыми от воли мужчин...»
А Мария Терезия после этого приобрела в Европе имидж лицемерной ханжи и бесчувственной матроны.


Наталья Скубилова, г. Вена
Фото подобраны автором

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next
Требуется ЭКОНОМКА

Новый номер журнала

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте