A+ A A-

Основные концепты австрийского ментального мира. ЧАСТЬ IV. Окончание. Начало в № 5–7 / 2019

Загрузить PDF-версию новости

 Традиции, Основные концепты австрийского ментального мира

Концепт «традиция»

Традиция – это то, что австриец бережно хранит, лелеет, чтобы время от времени вспоминать о ней, посмотреть, не исчезла ли она, насладиться своей национальной самобытностью и не стать эклектичным существом Брюссельского союза, своеобразным германоязычным придатком, человеком с разворованной биографией и испачканной совестью.

 

 

Концепт национальной одежды

Чаще всего традиция выражается в костюме – так называемом Nationale Tracht1. Даже первые люди государства не считают зазорным появиться на приеме в альпийском смокинге2. В гардеробе почти любой уважающей себя местной красавицы обязательно найдется Dirndl3. Мода на национальные костюмы поддерживается и кутюрье. Дизайнеры ежегодно демонстрируют коллекции с национальным колоритом.

 

Концепт официального обращения

национальная одежда, Австрия

Помимо одежды, концепт «традиция» находит свое отражение и в австрийском общении. Оно отличается известной дистанцированностью, уважительностью и обходительностью. Это проявляется, в частности, в использовании титулов.
Стремление придать значимость своей фамилии восходит ко временам Австро-Венгерской монархии. Чтобы не увеличивать оклад, людей тогда повышали в звании и позволяли присоединять к фамилии тот или иной титул4. Тем самым служащий имел возможность подчеркнуть, что он трудится на благо общества, в отличие от тех, кто титула не имел и, соответственно, был бесполезен для государства. Титул существенно увеличивал общественный вес человека в глазах окружающих и одновременно производил впечатление на потенциальных покровителей, которые могли оказать содействие в карьерных делах.
Официальное обращение (по званию, не по имени) распространено и сегодня. К званиям относятся более чем серьезно. И это не только в чиновничьей среде, но и в ученой. Достаточно легализовать свое научное звание, как тотчас мир начинает сверкать новыми социальными красками. Тут и запись без очереди, и столик в ресторане, ранее заказанный другим посетителем, и размер встречающей улыбки (обычно дело доходит только до ярко выраженного оскала, обрамленного подобием насмешки).
Титул в Австрии – это больше, чем титул. Особенно отчетливо это бросается в глаза в административных учреждениях. Приходится только удивляться, с каким неподдельным рвением австрийские «академики»5 по утрам протирают там дверные таблички со своими выгравированными именами на них: «герр магистр Нуссбаумбрюккер», «герр дипломированный инженер Линденбауэр» или даже «герр оберлёшмайстер6 Розенфурценэггер». Важно не забыть все это выговорить при обращении к уважаемому лицу, при этом не перепутав имя со званием, звание с титулом, гендерное обращение со скабрезным наименованием, и главное – в правильной очередности и с нужным подобострастием.

 

Концепт австрийской обходительности

Концепт австрийской обходительности

Еще одним концептом, который связан с понятием «традиции», является австрийская обходительность7. Этот концепт достаточно часто проявляется как красивый элемент аристократизма, как попытка сохранить благородство манер. Несмотря на то, что все это смотрится достаточно эффектно, при разговоре с крайне учтивым и обходительным австрийцем не покидает ощущение теат-ральности и наигранности. Ты словно оказываешься в старой книге, возлежа на плюшевых подушках вычурных выражений и мягких обволакивающих обращений: «Küss die Hand!» (ЦелуюВашуручку!), «Habe die Ehre!» (Честьимею!), «Gnädiger Herr!» (Милостивый государь!), «Gnädige Frau!» (Сударыня!), «Gschamsterdiener» (Ваш покорный слуга). После таких эскапад невольно хочется позвать лакея и заказать фиакр для прогулки по Бельведеру. Так все нежно и пахнет розами. И только немцы могут считать австрийскую обходительность уж чересчур обходительной, вежливой и преувеличенной («zu höflich», «übertrieben höflich»).
Но это только немецкое ощущение. В данном случае, как мне представляется, нет и намека на иронию. Австрийцы свято верят, что приобщение к изысканным манерам воспитывает в людях нравственность и человечность. И пусть даже в этом и есть элемент фальши, фальшь эта сладка и не приедается на вкус.

 

Концепты «компромисса» и «нейтралитета»

Традиционность австрийской культуры наиболее отчетливо прослеживается в таких понятиях, как компромисс и нейтралитет. Даже при решении самых труднопреодолимых проблем австрийцы всегда пытаются найти компромисс, который может сгладить острые углы разногласий. Здесь скорее годами будут подпиливать пилкой для ногтей, вместо того чтобы в один присест разрубить с плеча. Все это проходит довольно вяло, усыпляет и бдительность, и решительность одновременно. Но таков уж австрийский гуманизм. Конфликты не разгораются, а тлеют. В данном случае вполне можно согласиться с Л. Б. Заболоцких, которая, на основании многолетнего анализа периодической печати, с легкой иронией отмечала, что в Австрии существует «особая культура споров» – их просто нет8. Австрийцы лучше на всякий случай согласятся друг с другом, чем будут с пеной у рта отстаивать приверженность своим идеалам. Во имя компромисса этими идеалами можно запросто поступиться. Пренебречь. Не случайно достаточно часто компромисс носит зловещий характер и вырождается в дешевый конформизм, беспринципность и прочие побочные формы потери элементарной нравственности, когда лучше выйти из конфликтной зоны, чем усугублять противостояние, лучше промолчать, чем вешать на себя проблемы, лучше пойти на уступки совести, чем стрессу, лучше предать, чем потерять зону собственного комфорта. Может быть, именно поэтому, когда австриец говорит слово Freund (друг), в силу национального произношения оно звучит как Freind, а Freind трудно на слух отличить от Feind (враг). В общем, как хочешь, так и понимай: кто кому друг, а кто – враг. Хотя в то же время никто никому и не враг, но и другом никого назвать нельзя. «И не друг, и не враг – а так». Что-то такое непонятное, как австрийские клецки. Что-то такое среднее, как Кончита Вурст. Ни рыба ни мясо. Что-то такое бескомпромиссное и нейтральное, как огромный незаконченный роман австрийского писателя Роберта Музиля под названием «Человек без свойств»9, в котором он на протяжении тысячи страниц пытался нарисовать портрет этого загадочного австрийского этнотипа, этого самого «человека без свойств».

Австрия, традиции

Компромисс происходит не только на уровне личного общения, но и на государственном. В 1867 году австрийский император Франц Иосиф I стал «акушером» одного из самых крупных в истории компромиссов. При его непосредственном участии было подписано так называемое компромиссное соглашение10 и рождено такое амбивалентное понятие, как Австро-Венгерская империя, которую выше упоминавшийся Музиль образно окрестил «Каканией» (см. ссылку № 10 на стр. 20 в № 7/2019). В общем, компромисс закончился дуализмом, и опять оказалось трудно понять, где тут было чисто австрийское или не совсем чисто «каканское».
Типично австрийский концепт «компромисс» в политике непосредственно связан с понятием австрийского «нейтралитета», который, как все австрийское, носит двойственный характер. С одной стороны, благодаря нейтралитету Австрия может принимать собственные решения в экономике и политике. С другой стороны, Австрийская Республика обязана подстраиваться под экономические и политические доктрины, диктуемые из Брюсселя. Особенно ярко это противоречие проявляется в действиях политического руководства в настоящее время. С одной стороны, Австрия остается одной из европейских стран, где не ввели санкции по «делу Скрипалей»11. С другой стороны, она сама пытается обвинить Россию в военном шпионаже12. Будто России во что бы то ни стало нужно узнать военную тайну «австрийского Мальчиша», у которого и армии толком не осталось13. Парадокс. Но «ноблес», как известно, «оближ»14, и этот «ноблес» заставляет забыть не только о правилах приличия, но и о нейтралитете, который постоянно отстаивается как одно из самых величайших демократических завоеваний австрийского народа.
По сути, весь этот нейтралитет чем-то напоминает диссидента, которому официально разрешили кричать о своем инакомыслии, но не освободили от посещения партийных собраний. Так он и живет: по вечерам травит на кухне политические байки и бьет себя в аполитичную грудь, а днем идет на партсобрание и хлопает в ладоши, чтобы на всякий случай не навлечь на себя гнев начальника и не лишиться радужной перспективы.
Компромисс и нейтралитет являются элементами, которые, с одной стороны, важны для казны (не нужно выкладывать миллиарды на оборону; по принципу «пусть этим занимаются те, кто не умеет кататься на лыжах»), с другой – для проявления национальной самобытности. Оба концепта подчеркивают аутентичность Австрии, ее самостоятельность, непохожесть. Ради этой непохожести местные жители могут пожертвовать даже своей безопасностью. Непохожесть для австрийца – определенный пунктик. Он обязательно должен упомянуть, что он австриец. Не немец. Не венгр. Не словак. А именно австриец. Может быть, именно поэтому в Австрии традиция – это больше, чем традиция.

 

Вместо заключения

Вряд ли в одной статье можно учесть все многообразие концептов и перспектив восприятия жизни, составляющих так называемую австрийскую концептосферу. Это и горы, и лыжи, и австрийское «безразличие», и принцип „Schau-ma-mal-Haltung“15. Это и музыка, и «Моцарт в птичьем гаме», и оперетта, и Венский бал, за которым нередко стоит желание быть мнимыми хранителями последнего островка европейской культуры. Это и лишь частичная легализация «хохдойч»16, и предпочтение собственного диалекта. Это и законопослушность, и одновременно отсутствие почтительного отношения к букве закона, если эта буква не имеет человеческого лица, и многое-многое другое.
Все это неучтенное и непроявленное вполне может стать в будущем неплохой основой для новых научных размышлений на тему межкультурных коммуникаций и этнопсихологии. Как бы ни были тесны границы моего повествования, в нем для меня было важно, прежде всего, беспристрастно показать изящество национального типа, силу концепта и, выражаясь столь любимым в Австрии кулинарным языком, дать ощущение аромата национальной начинки в огромном этнокультурном пироге человеческого сосуществования.


Вячеслав Нургалиев, г. Линц

1 Существует даже выражение «сила национального костюма» («Macht der Tracht»).
2 Двубортный пиджак серо-зеленого, зеленого или коричневого цвета. Раньше в таких ходили, как правило, лесники и егеря.
3 Верхняя часть костюма состоит из блузы с корсажем или облегающим лифом, нижняя – из широкой юбки с обязательным ярким фартуком; по традиции шьется из натуральных тканей. Название костюма пошло от нем. Dirn – женская прислуга; именно таким образом одевались альпийские крестьянки.
4 «И сейчас за особые заслуги на государственной службе президент Австрии может пожаловать звание придворного советника (Hofrat)». – Заболотских Л. В. Ключевые элементы австрийской национальной концептосферы в современном восприятии австрийской культуры и самоидентификации австрийцев. Текст научной статьи по специальности «Языкознание»//Преподаватель XXI века. 2013. Соч. с. 277.
5 Люди с высшим образованием.
6 Старший пожарный мастер. Это звание, которое присваивается начальнику группы, мастеру подвижного состава или мастеру, ответственному за инструменты пожаротушения, после шести лет службы в качестве мастера пожаротушения. «Oberlöschmeister ist ein Dienstgrad, der bei Funktion eines Gruppenkommandanten oder anderen gleichwertigen Funktionen, z. B. Fahrmeister oder Zeugmeister und sechs Dienstjahre als Löschmeister vergeben werden kann».
7 нем. Umgänglichkeit

8 Заболотских Л. В. Ук. соч. С. 279.
9 «Человек без свойств» – незавершенный роман Роберта Музиля, в котором тот попытался найти константу понимания феномена всего австрийского.
10 Под австро-венгерским компромиссом (нем. Ausgleich) понимается договор, заключенный 15 марта 1867 года между австрийским императором Францем Иосифом I и представителями венгерского национального движения во главе с Ференцем Деаком, в соответствии с которым Австрийская империя преобразовывалась в дуалистическую монархию Австро-Венгрию.
11 Отравление Сергея Скрипаля и его дочери Юлии произошло 4 марта 2018 года в Солсбери (Великобритания). Работавший на британские спецслужбы бывший сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль, имеющий двойное гражданство (России и Великобритании), и его дочь Юлия, гражданка Российской Федерации, прилетевшая из Москвы навестить отца, были якобы отравлены нервно-паралитическим веществом и госпитализированы в бессознательном состоянии. Правительство Великобритании обвинило Россию в причастности к покушению на убийство Скрипалей и в нарушении Конвенции о запрещении химического оружия. Москва эти обвинения категорически отвергает и считает, что отравление является провокацией, которая могла быть организована спецслужбами самой Великобритании или США. Разразился дипломатический скандал. В результате Лондон выслал 23 российских дипломата. Большинство стран Евросоюза, а также США, Канада, Австралия и ряд других государств из солидарности предприняли аналогичные шаги. Россия ответила на это зеркальными мерами.
12 Речь идет о неком 70-летнем австрийском военном в отставке, который с конца 1990-х годов якобы передавал российской военной разведке информацию о миграционном кризисе, австрийской военной авиации и артиллерийских системах.
13 Австрия уже несколько раз официально заявляла, что вообще собирается отменить воинскую повинность.

14 «Noblesse oblige» [ноблес оближ] – французский фразеологизм, буквально означающий «благородное (дворянское) происхождение обязывает».
15 На русский это можно перевести как «надо подумать», «посмотрим», «сейчас не могу сказать». Концепт, под которым понимается отсутствие категоричной реакции на какое-либо решение или неторопливость в его принятии.
16 Верхненемецкий язык, приравненный к статусу стандартного немецкого языка в Германии. Австрийцы закрепили за ним статус языка, на котором должно вестись преподавание. Вроде официальный, но в то же время не национальный.

 

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте