A+ A A-

Цита – последняя австрийская императрица. Часть 2. Помолвка и свадьба

Загрузить PDF-версию новости

Цита Бурбон-Пармская, императрица Австрии

К разочарованию мамаш и тетушек, в то лето 1908-го во Франценс-баде между молодыми людьми искра не проскочила.

Это можно понять: встречи между юношами и девушками в таких кругах не проходили случайно. Подобные свидания организовывались родней, за молодыми наблюдали несколько пар глаз, поэтому в такой искусственной атмосфере ни о какой непринужденности в общении не могло быть и речи.
Сближения не произошло и зимой, когда в Вене проходил сезон балов – главных светских мероприятий, на которых аристократы искали себе пару. Карл и Цита достаточно часто видели друг друга, танцевали, общались. Их роман протекал вяло, без энтузиазма или каких-то значительных сдвигов: Карлу нравилась Цита, но то ли он считал, что ему рано жениться, то ли просто стеснялся делать важный шаг. У застенчивого эрцгерцога было мало опыта общения с женским полом.
На балах Цита была не единственной красавицей на выданье. Другие матери и тетушки тоже оценивали свои возможности. Так, принцесса Белла (Изабелла) Гогенлоэ-Лангенбург считала свои шансы на брак с эрцгерцогом вполне реальными, ее видели несколько раз танцующей и флиртующей с Карлом.

Как и следовало ожидать, учитывая печальный опыт императора Франца Иосифа с браками сына Рудольфа и Франца Фердинанда в прошлом, старик не пустил на самотек выбор супруги для наследника второй очереди. Он вдруг стал активно интересоваться личной жизнью Карла. Франц Иосиф с удовольствием сам выбрал бы невесту наследнику.

Карл, Цита и ее сестра Франциска, 1910 год

Например, одну из своих внучек... Его немного утешило бы, если его прямой потомок стал хотя бы императрицей. Но времена были уже не те, чтобы кого-то заставлять жениться. Да и мать жениха больше всего страшилась последствий близкого родства. Поэтому скрепя сердце старик отказался от этой идеи.

Однако вскоре до Франца Иосифа дошли тревожные слухи о том, что Карл уделяет чересчур много внимания принцессе Белле Гогенлоэ. И хотя семейство Гогенлоэ являлось старинным княжеским родом, причем довольно состоятельным, но оно не было правящим сувереном. Поэтому о невесте из такой семьи не могло быть и речи! Еще одного морганатического брака он не переживет! С него хватило Софи Хотек…
И весной 1911 года император вызвал Карла на ковер. Этих вызовов молодые эрцгерцоги страшились больше всего. В приемной они нервно осматривали себя в зеркале – все ли пуговицы застегнуты, нет ли складок на форме – от фельдфебельского взгляда императора не ускользало ничего. В конце концов, не знаешь, из-за какой мелочи следует волноваться, из-за чего испытывать угрызения совести. У Франца Иосифа каждая малозначительная глупость могла легко превратиться в проблему государственной важности. Он держал семью железной хваткой, и попадание к нему в немилость могло закончиться высылкой в какой-нибудь богом забытый гарнизон на окраине империи.

Австрийская императрица Цита

И то, что этот юный принц, нервно переминавшийся с ноги на ногу в приемной кайзера, через каких-то пять лет сам станет императором и верховным главнокомандующим, тогда казалось невероятным.
Франц Иосиф испытал большое облегчение, когда узнал, что Карл вовсе не думал о женитьбе на Белле Гогенлоэ. Но на всякий случай (вдруг тот все-таки передумает) настойчиво посоветовал племяннику искать невесту не на балах, а в генеалогическом справочнике «Гота». Причем не в «синих» (графских) разделах, как это сделал Франц Фердинанд, а в «красных», где находятся правящие семьи. Этот «совет» звучал как приказ – невеста должна быть королевских кровей и точка! На эту роль подходили исключительно дочери ныне или некогда правивших монархов. Финансовое положение семьи отдельно от происхождения не играло никакой роли. В счет шла только «чистота» крови.
Карл не мог противиться этому «приказу». Он не обладал упрямством Рудольфа, уже не говоря про Франца Фердинанда... Если бы у него уже не было на примете Циты, он наверняка сделал бы предложение той, на которую указал бы ему Франц Иосиф.

Фото помолвки, 1911 год

Список подходящих кандидаток в жены был очень короток, и Цита оказалась самым приемлемым для Карла вариантом. Но надо было торопиться – в аристократических кругах ходили слухи, что Ците сделал предложение Хайме де Бурбон, герцог Мадридский. Был ли этот слух пущен специально, чтобы подтолкнуть Карла к помолвке, неизвестно. Так или иначе, но вскоре Карл обратился к мачехе отца Марии Терезе, бывшей на тот момент первой дамой империи, с просьбой побыстрее договориться о помолвке с Цитой. Эрцгерцогиня Мария Тереза за десять лет до этого приложила много усилий, чтобы «устроить» свадьбу своему пасынку Францу Фердинанду с горячо им любимой Софи Хотек, хотя этому противились все во главе с императором.
Кандидатуру Циты Франц Иосиф считал достойной. Династия Бурбон-Парма происходила от королей и императоров. А то, что семья невесты больше не была правящей, это плюс – не будут предъявлять династических претензий (на тот момент никто не мог предвидеть честолюбие братьев Циты в будущем). И наверняка избранница унаследовала плодовитость своих родителей – большего от нее и не требовалось. В общем, Франц Иосиф думал типично по-габсбургски. А что Цита не ограничится отведенной ей ролью матери, кайзеру так и не довелось узнать...
Мать Карла Мария Йозефа поехала на виллу Гермес в охотничий заказник Лайнцер Тиргартен, где император поправлялся после бронхита, чтобы просить высочайшего разрешения на помолвку.

Церемония бракосочетания Карла и Циты

Помолвка Карла и 19-летней Циты состоялась в июне 1911 года в Пианоре, а венчание – 21 октября того же года в австрийском Шварцау.
Церемонию проводил Гаэтано Бислети, личный друг Пия X и префект Дома Его Святейшества. Папа передал молодым свадебный подарок – изображение Христа в роскошной раме, украшенное гербами Папы и Габсбургов.
Жених был облачен в форму лотарингского драгуна. На невесте было платье цвета слоновой кости из сатина «Duchesse», расшитое настоящим серебром, а длинный шлейф украшали бурбонские лилии. На голове поверх фаты – бриллиантовая диадема.
К алтарю невесту вел герцог Мадридский, о котором раньше ходили слухи, что он сам делал Ците предложение.
Церемония проводилась на французском языке, и всем запомнилось необычно громкое «Oui» из уст невесты.
Свадьбу запечатлели на фото, а также сняли черно-белое видео (трехминутный ролик можно найти на YouTube, по нему интересно изучать наряды дам).
Подготовка к фотографированию длилась довольно долго – нужно было усадить большое количество людей в строгом соответствии с протоколом. Франц Иосиф, постояв на прохладном воздухе без пальто, замерз и потом простудился, что многие посчитали плохим предзнаменованием. Он уехал со свадьбы рано и был в Вене задолго до окончания торжества.
Впоследствии хронисты нашли еще один недобрый знак – присутствие на свадьбе Миклоша Хорти (на тот момент адъютанта императора), который спустя десять лет воспрепятствовал возвращению Карла на венгерский трон.

Молодая пара на прогулке

Через год после свадьбы эрцгерцогской семье была оказана особая милость: императорским указом Карла повысили до майора 33-го пехотного полка и перевели в Вену. В качестве городской резиденции молодым был выделен дворец Хетцендорф, а лето они проводили на вилле Вартхольц близ Райхенау. Причина этой милости была очевидна: 20 ноября 1912 года у пары родился первенец, к тому же мальчик! Император был доволен – продолжение династии было обеспечено. Разумеется, новорожденного назвали Францем Иосифом, а по третьему имени – Отто.
Свекровь Мария Йозефа была тоже довольна невесткой: по части набожности та не уступала ей.
Молодая семья почти не показывалась на людях, общественность редко что-то слышала о них. Они наслаждались своей семейной идиллией. Через год с небольшим после рождения сына на свет появилась дочь Адельхайд (1914).
После свадьбы стали пристально наблюдать за тем, как сложатся отношения эрцгерцогини Циты и герцогини Гогенбергской, жены Франца Фердинанда. Все были в ожидании конфликта. Но он не произошел.
Теоретически эрцгерцогиня Цита могла занять при дворе доминирующее положение, как некогда Софи Баварская, мать Франца Иосифа, которая, будучи женой наследника, негласно являлась первой дамой двора (в революционном 1848-м ее называли «единственным мужчиной» при дворе). Но личность Франца Иосифа исключала подобную роль женщины. Старик с утра до вечера единолично управлял 50-миллионной державой и никого не подпускал к рулю – даже кронпринца Франца Фердинанда. Это вам был не его дедушка кайзер Франц, за которого правил канцлер Меттерних, а императору от скуки ничего не оставалось, как интересоваться цветом какашек внуков – как обычному дедушке на пенсии.

Отто и Адельхайн

Даже близкие родственники могли получить аудиенцию у Франца Иосифа только по предварительному запросу. И Цита с Карлом не были исключением. Кроме того, нельзя забывать, что между Францем Иосифом и мужем Циты стоял Франц Фердинанд, который был очень чувствительным в вопросах семейной иерархии. Если уж его собственная жена не могла занимать место первой дамы, то тогда пусть оно не достанется никому! Ну разве что его любимой мачехе Марии Терезе. Францу Фердинанду очень не понравилось бы, если бы Цита пыталась играть роль первой дамы.
Молодая пара рассчитывала на долгие годы частного уединения, как минимум лет на двадцать. Ведь наследником был 50-летний Франц Фердинанд, еще не старый и крепкий здоровьем, наверняка перенявший гены габсбургского долголетия. Поэтому не следовало раньше времени высовываться и напоминать о себе. К тому же существовала пусть малая, но все же вероятность, что морганатическая жена Франца Фердинанда умрет (она едва пережила выкидыш в 40 лет и постоянно прихварывала), а тот вступит в равнородный брак и произведет на свет законных наследников. Так что не было абсолютной гарантии, что Карл и Цита вообще когда-либо займут трон.
Франц Фердинанд с семьей жил во дворце Бельведер. Карл с Цитой часто бывали у него в гостях, гораздо чаще, чем у Его Величества. В Бельведере придворные церемонии не имели силы – здесь полноправной хозяйкой была Софи, герцогиня Гогенбергская (в девичестве графиня Хотек). Карл с Цитой принимали эти правила. Встречи двух пар проходили в полной гармонии (последняя была накануне поездки в Сараево). Однако какой-то особо тесной дружбы между ними не было из-за разницы в возрасте – Франц Фердинанд с женой годились Карлу и Ците в родители.

Фото молодой Циты

Однажды на людях Цита поклонилась герцогине, хотя та по рангу стояла ниже нее. Софи испуганно попросила Циту не делать этого впредь, чтобы лишний раз не вызвать возмущение – при дворе еще не все привыкли к тому, что бывшая графиня вдруг стала герцогиней и перед ней надо делать книксен.


Продолжение в след. номере.

Наталья Скубилова, г. Вена
Фото подобраны автором

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте