A+ A A-

Элизабет Стюарт – «зимняя королева». Окончание. Начало в №№1–4/2018

Елизавета Стюарт, история

англо-шотландская принцесса из рода Стюартов

После смерти «зимнего короля» опекуном его детей стал младший брат Фридриха – Людвиг Филипп. Английский король Карл I предложил сестре переехать в Англию, но вдова отказалась. Уже через месяц после смерти мужа Элизабет разослала письма всем союзникам с просьбой помочь восстановить права на Пфальц ее старшего сына Карла Людвига.

 Ее сыновья с юных лет участвовали в военных походах на континенте и в Англии. В Вестфалии Руперт попал в трехлетний плен к католикам, а когда освободился, Англия находилась в состоянии гражданской войны. Карл Людвиг, Руперт и Мориц пересекли Ла-Манш и очутились в гуще событий. К ужасу матери, Карл Людвиг поддержал в гражданской войне Оливера Кромвеля, в то время как его братья были на стороне дяди-короля. Это было своеобразной местью Карла Людвига за то, что дядя не помогал им в решении «пфальцского» вопроса.

Сама Элизабет в английских событиях официально заняла нейтральную позицию, надеясь, что английский Парламент продолжит выплаты на ее содержание. Но деньги из Англии поступать перестали. А когда в 1649 году был казнен ее брат Карл I, Элизабет отбросила нейтральность и стала говорить о Кромвеле с возмущением. Финансовое положение вдовы стало очень шатким. Единственным источником ее существования была помощь Нидерландов. Это не мешало Элизабет жить на широкую ногу и задолжать огромные суммы своим кредиторам, которые, тем не менее, охотно предоставляли ей неограниченные ссуды, зная, что кто-нибудь за нее да расплатится.

пейзаж, Нидерланды

В 1648 году Тридцатилетняя война закончилась. По результатам Вестфальского мира старший сын покойного «зимнего короля» 31-летний Карл Людвиг, будущий отец Лизелотты Пфальцской, получил компенсацию за некогда отобранный у отца Курпфальц и восстановил курфюршеское достоинство. Но это была частичная компенсация: Карлу Людвигу вернули земли отца в урезанном виде, так как Верхний Пфальц навсегда отошел Баварии. «В утешение» для него было учреждено новое восьмое курфюршество – то есть пфальцский курфюрст «съехал» с первого места в списке значимости курфюрстов аж на восьмое! А «первое» курфюршество осталось за баварскими Виттельсбахами.

Курпфальц достался Карлу Людвигу в ужасном состоянии. За тридцать лет войны регион лишился половины населения. Неурожаи, голод, каннибализм... Целые деревни и города оказались опустошенными и разоренными. Молодому курфюрсту пришлось жестко экономить на всем и пустить все свободные ресурсы на восстановление Пфальца. Карл Людвиг знал, что сколько бы средств он ни посылал матери в Гаагу, та все спустит на туалеты, развлечения, очередные портреты, пожертвования, на свою огромную свиту... Она уже давно не была королевой, но не могла отказаться от трат с королевским размахом.

Карл Людвиг предложил матери переехать к нему в Хайдельберг – для экономии. Но Элизабет понимала, что мирно сосуществовать под одной крышей со своим скупым сыном у нее не получится. В Гааге жизнь была куда интереснее. Вдова собрала вокруг себя английскую диаспору, состоявшую из аристократов-монархистов, бежавших от гражданской войны в Англии. Она по-прежнему была для многих предметом поклонения, «королевой сердец», символом непокорения злым католическим силам.

Среди беженцев были и ее племянники Карл (Карл II) и Мария – вдова рано умершего Вильгельма II Оранского. К Карлу Элизабет испытывала особые симпатии. Конечно, он был королем, хоть и без королевства, и без средств к существованию. И не исключено, что в один день он сможет вернуться в Лондон и занять трон казненного отца. Поэтому Элизабет вынашивала идею выдать за него младшую дочь Софи (известная нам Софи Пфальцская). Но этим планам не было суждено сбыться.

С детьми вообще ситуация была серьезной. Из тринадцати рожденных Элизабет детей до взрослого возраста дожили только девять. Кроме безупречного происхождения у них ничего не было за душой. Сыновья без устали носились по Европе в поисках военных приключений. А все дочери Элизабет были умны, талантливы, но брать их замуж никто не спешил из-за отсутствия приданого.

Старшая дочь, Элизабет, – девушка-интеллектуалка, интересовалась науками, отказалась выйти замуж за польского короля, потому что переход в католичество был для нее неприемлем. Впоследствии она стала настоятельницей аббатства Херфорд. Младшая дочь, Софи, тоже интеллектуалка, отзывалась позже в своих мемуарах о «зимней королеве» в горько-язвительном тоне; писала, что та любила домашних животных больше, чем собственных детей. Софи также считала, что мать прилагала недостаточно усилий для устройства будущего своих отпрысков. Королева в изгнании тратила огромные суммы на содержание двора, а дочерям не могла дать даже небольшого приданого. Хотя не исключено, что Софи преувеличивала, ведь судя по письмам к детям, королева была заботливой матерью.

Сильно разгневала Элизабет женитьба ее сына Эдуарда на католичке Анне Гонзага, которая впоследствии сыграла роль свахи в браке Филиппа Орлеанского и Лизелотты Пфальцской. Сын женился тайно и принял католичество, несмотря на угрозы матери отречься от тех своих детей, которые перейдут в другую веру. Новый удар для Элизабет последовал спустя несколько лет: дочь Луиза-Олландина под влиянием брата и невестки бежала во Францию и приняла католичество. Это было не только шоком для «зимней королевы», но и серьезным уроном для репутации ее брата Карла Людвига, нового курфюрста.

Луиза-Олландина, ставшая настоятельницей католического аббатства в Мобюиссоне, знакомого нам по «Узнице Шато-Гайара» Дрюона, позже поддерживала тесный контакт с племянницей, герцогиней Орлеанской, которая также стала католичкой, но вынужденно, из-за брака с братом Людовика XIV.

В 1650 году сын Элизабет молодой курфюрст Карл Людвиг женился на Шарлотте Гессен-Кассельской. Тут вдаваться в детали не буду, так как история жизни Карла Людвига с его женами и детьми заслуживает отдельной большой статьи.

Наверное, самую удачную и перспективную партию сделала ее младшая дочь Софи. В 1658 году она вышла замуж за герцога Эрнста-Августа Брауншвайг-Каленбергского, который впоследствии получил девятое курфюршеское достоинство. Позже, когда линия протестантских Стюартов была близка к вымиранию, в 1701 году Английский парламент заключил ActofSettlement, по которому именно дети Софи имели право на английский трон. Так и случилось в 1714 году.

Из тринадцати детей Элизабет только у троих было потомство. Из всех внуков «зимней королеве» довелось увидеть одну-единственную внучку – Лизелотту, дочь старшего сына Карла Людвига.

Элизабет впервые встретилась с 7-летней внучкой в 1659 году и была совершенно очарована непоседливой девочкой. Софи, в сопровождении которой маленькая Лизелотта приехала в Гаагу, просто глазам своим не поверила и написала брату в Хайдельберг: «Нашу матушку не узнать. Про своих собак и обезьянок она даже не вспоминает. Лизелотта полностью завладела ее вниманием. Если Лизелотта идет на прогулку, матушка уже за час приготовит ее чепчик и платье и терпеливо ждет. Что бы Лизелотта ни делала, королева всегда в восхищении... Мне еще не доводилось видеть бабушек, которые так любили бы своих внуков». Старушка всем подряд рассказывала об успехах Лизелотты: и как та уже умеет говорить по-французски и танцевать с кастаньетами, и какая она умная и красивая... «Можете мне поверить, девочка очень мила! Вы же знаете, что я не очень люблю маленьких детей, но я просто в восторге от Лизелотты!», – писала она сыну.

А самым лучшим комплиментом девочке были слова Элизабет в письме: «Я высылаю вам портрет с изображением Лизелотты, а точнее портрет моих обоих любимцев – Лизелотты и лучшей в мире гончей Селадона». Всем сразу стало понятно, как королева любит внучку, раз поставила ее на один уровень с любимой собакой. К сожалению, упомянутый портрет утерян.

Герцогиня Орлеанская вспоминала позже, что она еще раз посещала бабушку в Гааге – в мае 1661 года, накануне ее отъезда в Англию.

Последние изменения в жизни старой королевы произошли в 1660 году, когда ее племянник Карл II был восстановлен в своих правах на английский престол и вернулся в Лондон. Элизабет некоторое время ждала приглашения короля в Англию и, устав ждать, в мае 1661 года решила вернуться на родину без приглашения. Итак, спустя полвека, она снова ступила на родную землю... Никто официально «зимнюю королеву» не встречал... Король не был в восторге от приезда тетушки, но скрепя сердце разрешил ей остаться, хотя это означало для него новые проблемы в переговорах с французами.

Лорд Уильям Крейвен, давний поклонник Элизабет и политический сторонник ее покойного мужа, предоставил в ее распоряжение дом с садом на Друри-Лейн. Стареющая королева на удивление быстро обжилась там и наслаждалась новой обстановкой. В письмах к сыну Карлу Людвигу, который урезал ей содержание и отказался переслать в Лондон ее мебель, Элизабет намеренно хвасталась, как прекрасно ей живется – каждую неделю она сопровождает короля в поездках туда-то и туда-то. Карл II брал тетушку в оперу, на банкеты, в театр, и везде ее с ликованием встречали восторженные толпы. Король также оплатил старые долги Элизабет в Нидерландах и назначил ей годовую пенсию в 12 тысяч фунтов.

Ее обожатель, лорд Крейвен, даже задумал построить для дамы сердца большой дворец в Беркшире, но смерть «зимней королевы» помешала этой идее.

В январе 1662 года Элизабет, уже с первыми симптомами бронхита, перебралась в Лестер-хаус, предоставленный ей лордом Лестером. Болезнь все обострялась и переросла в воспаление легких. У постели больной неусыпно бдел ее сын, принц Руперт. 13 февраля Элизабет умерла на 64-м году жизни. Когда эта печальная весть дошла до лорда Лестера, он сказал: «Моя высочайшая квартирантка покинула нас. Очень жаль, что ей не удалось пожить на пару часов дольше, чтобы умереть в день своей золотой свадьбы». И действительно – Элизабет не дожила считанные часы до полувекового юбилея своей свадьбы с Фридрихом, которая состоялась 14 февраля 1612 года.

Согласно воле покойной, она была похоронена в Вестминстерском аббатстве рядом с любимым старшим братом, матерью и ее знаменитой бабушкой Марией Стюарт. Надпись на могиле королевы гласит: «ThemostsereneandpowerfulPrincessElisabeth, QueenofBohemia».

Образ Элизабет Стюарт очень противоречив, а ее роль в истории неоднозначна. Некоторые считают, что эта избалованная «пустышка» с ее чрезмерными амбициями, любовью к дорогим нарядам и развлечениям принесла несчастье курфюрсту Фридриху и всему Курпфальцу и чуть ли не была главной причиной Тридцатилетней войны. Другие почитают ее как символическую фигуру в борьбе протестантов с католиками. И если она, возможно, и дала в 1619 г. мужу неправильный совет, то сделала это исключительно из-за любви к нему, желая помочь изнывающему в политическом бездействии супругу осуществить его мечты.

Но династическая роль Элизабет в истории неоспорима. Благодаря происхождению бабушки ее внук Георг в 1714 году стал королем Англии.

Большинство нынешних европейских монархов являются ее потомками – это королевские семьи Британии, Испании, Дании, Норвегии, Бельгии, Люксембурга, Нидерландов, Швеции, а также неправящие семьи Германии, России, Румынии, Греции...

Наталья Скубилова

Фото подобраны автором

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте