A+ A A-

Ганноверские предки английской королевы

Софи принцесса Пфальцская, история

Эрнст Август, история

ЧАСТЬ I

В этом цикле речь пойдет о трех женщинах, судьбы которых так тесно переплетены друг с другом в любви и ненависти, что трудно рассказать о каждой отдельно, не упоминая двух других.

 Эти три женщины являются прапра...бабками не только нынешних Виндзоров, но и почти всех королевских династий Европы. Софи принцесса Пфальцская, в замужестве Ганноверская, (1630–1714); Элеонора д`Ольбрёз герцогиня Брауншвейг-Люнебург-Целльская (1639–1722) и Софи Доротея принцесса Брауншвейг-Целльская (1666–1726), но до нее очередь еще дойдет...

Помню, когда я впервые занялась этой темой, было сложно понять, кто есть кто. Ведь фантазией на имена детям аристократы не отличались. Мужчины – все сплошь  Георги и Людвиги, а женщины – Софи или Шарлотты. Для удобства понимания даю схему (на соседней странице): имена трех главных героинь выделены красным и подчеркнуты. Первый и третий братья не играют в нашей истории роли, я их упомянула, чтобы вы о них просто знали.
Элизабет Стюарт, дочь английского короля Якова I, вышла замуж за курфюрста Пфальца Фридриха V, у которого на горизонте замаячила корона Богемии. Но супруги-протестанты поцарствовали в Праге всего несколько месяцев (всего одну зиму), после чего их армия была разбита войсками Габсбургов, а Богемия отошла католической Австрии. Несостоявшимся монархам пришлось бежать, но не в родной курфюрсту Пфальц, а в Нидерланды. За парой закрепились прозвища «зимний король» и «зимняя королева».
Нидерланды и западные немецкие земли в те годы охотно принимали протестантских беженцев со всей Европы. В основной массе это были торговцы, ремесленники, земледельцы. Их мастерство и трудолюбие пришлись очень кстати после опустошительной тридцатилетней войны, поэтому они получали налоговые льготы, земли и финансовую помощь.
Среди беженцев было немало знати, аристократов и даже монархов в изгнании. Они потеряли земли и подданых, но не отчаивались. Те, у кого оставались деньги, жили на широкую ногу. Самым знаменитым беженцем в Нидерландах был родной племянник «зимней королевы» принц Карл – будущий английский король Карл II, сын Карла I из династии Стюартов. Принц бежал в Нидерланды от гражданской войны в Англии, в ходе которой был казнен его отец.
После войны старший сын Элизабет, Карл Людвиг, стал править в курфюршестве Пфальц. Он с братьями содержал родителей в Гааге. Королева Богемии жила в изгнании, как подобает королеве, и держала большой двор. Там же, в Гааге, 14 октября 1630 года у «зимней королевы» родился двенадцатый ребенок – «всего лишь» девочка, которую назвали Софи.
Согласно английским традициям, малышка жила и воспитывалась отдельно от своих родителей. С возрастом младшая дочь стала подавать большие надежды. От старших братьев и сестер девочку отличало невероятное тщеславие. Излучая неприступность и холодное высокомерие, Софи с самого детства была преисполнена сознания своего королевского происхождения. Она также считалась очень способной в учебе, владела устно и письменно пятью языками, включая латынь, интересовалась науками, поддерживала знакомства с учеными и философами. Сегодня о ней сказали бы «интеллектуалка».
Герцог Георг Вильгельм Брауншвейг-Люнебургский и его младший брат Эрнст Август из старинного рода Вельфов вместе управляли герцогством Люнебургским (позже оно стало называться королевством Ганновер) по довольно сложной системе наследования. Но мы не будем подробно останавливаться на ней, так как она не имеет к нашей истории никакого отношения. Резиденция старшего брата находилась в более значимом (в то время) городе герцогства – Целле, а младший правил в Ганновере.
Оба брата были не разлей вода. В то время как немецкие земли после тридцатилетней войны лежали растерзанные, разграбленные и обнищавшие, братьев мало заботило положение дел в их герцогстве. Они предавались увеселениям, азартным играм, участиям в карнавалах и балах. Их постоянно видели в разных городах Европы в сопровождении самых красивых женщин. Особенно Венеция притягивала их к себе, как магнитом. То и дело они возвращались сюда, в место тусовок «сливок общества» того времени. Братьев завораживала чарующая атмосфера этого сказочного города, изрезанного улицами-каналами, с его грациозными гондолами, пышными карнавалами и маскарадами. Они были завсегдатаями легендарных венецианских борделей для «эксклюзивной клиентуры».
Старший брат, Георг Вильгельм, только посмеивался над министрами своего герцогства, которые пытались напомнить о его обязанностях. Он считал, что успеет еще насидеться за документами в душных кабинетах. Его рыжая шевелюра, голубые глаза и веселый нрав производили впечатление на женщин. Некая синьора Букколини даже родила от Георга Вильгельма сына, которого герцог признал своим, забрал с собой в Целле, оплатил ему обучение и в дальнейшем посодействовал его военной карьере.
Кто знает, возможно, братья вели бы такой образ жизни до второго пришествия, если бы министры не поставили 34-летнему герцогу резкий ультиматум – или он наконец женится на равной себе по статусу принцессе и обзаведется потомством, или ему урежут содержание. И хотя у Георга Вильгельма было солидное приватное состояние, терять доходы от государственной казны ему не хотелось. После краткого ознакомления с рынком достойных невест выбор его пал на принцессу Софи Пфальцскую.
28-летняя Софи после неудавшейся помолвки с английским кузеном (будущим королем Карлом II Стюартом) жила у старшего брата-курфюрста в Пфальце и занималась воспитанием двоих его детей. Любимицей ее была маленькая племянница Лизелотта – забавный непоседливый карапуз, впоследствии ставший герцогиней Орлеанской.
Cофи охотно приняла предложение Георга Вильгельма. Разумеется, она знала, что он ее не любит, что она нужна ему лишь для статуса и воспроизведения потомства. Но для тщеславной принцессы не было в жизни более важной цели, чем выйти замуж за высокородного аристократа. Георг Вильгельм был старшим сыном в семье и правящим герцогом – чего большего могла желать Софи в ее уже «немолодом» для того времени возрасте?
Подготовка к свадьбе шла полным ходом. «И платье шилось белое...» Напоследок Георг Вильгельм решил съездить в свою любимую Венецию и пышно отпраздновать свое расставание с холостяцкой жизнью... На то, что случилось потом, нет до сих пор более-менее достоверного объяснения. По одним сведениям, он воспылал страстью к очередной красавице, по другим – подхватил неприличную болезнь или просто передумал жениться на Софи. Так или иначе, но он не явился на церемонию бракосочетания. Для гордячки-невесты трудно представить себе большее унижение, чем быть отвергнутой с таким позором. Но никто из окружающих не уловил на ее лице ни малейшей тени унижения или разочарования. Как всегда гордая осанка и высоко поднятая голова.
Чтобы замять скандал (или из-за угрызений совести?), Георг Вильгельм уговорил младшего брата Эрнста Августа жениться на отвергнутой им невесте. Эрнст Август при всей любви и привязанности к старшему брату никогда не упускал из поля зрения своей личной выгоды. Он согласился на предложение брата, но выставил свои условия. В так называемом «контракте об отречении» 1658 года Георг Вильгельм обязался никогда не вступать в брак, «жить в целибате» и объявил своими наследниками будущих детей от брака Эрнста Августа и Софи.
В историю это событие вошло под названием «обмен невестой».
В том же 1658 году Софи обвенчалась с Эрнстом Августом. Хотя наверняка скучный и расчетливый Эрнст Август нравился ей меньше, чем его обаятельный веселый старший брат. Но в целом она считала, что все сложилось для нее неплохо. Она получила в мужья правящего герцога, а ее дети в будущем унаследуют все земли и состояние холостого дяди.
Однако нанесенной ей смертельной обиды она не забыла.
После свадьбы молодые супруги обосновались в Ганновере, а Георг Вильгельм жил в соседнем Целле. При такой географической близости невозможно было избегать частых семейных встреч. Но Софи хранила свой аристократический contenance и виду не подавала, что она испытывает по отношению к деверю, который предал, отверг и обменял ее, как ненужную вещь.
Энергичная Софи (теперь она звалась не Пфальцская, а Ганноверская) взяла в свои руки контроль над строительством сада при дворце Херренхаузене (ныне окраина Ганновера) и наняла самых талантливых ландшафтных архитекторов.
Софи забрала к себе в Ганновер из Пфальца свою любимицу – маленькую племянницу Лизелотту. Таким образом девочку решили оградить от разыгрывающихся в родительском доме сцен и скандалов, а также избавить от «вредоносного» влияния матери.
В 1660 году Софи впервые стала матерью. У нее родился сын Георг Людвиг – будущий король Англии Георг I. За старшим сыном последовали еще пятеро сыновей и дочь, но племянницу Софи любила всю жизнь, как родную дочь. В течение многих десятилетий их связывала взаимная переписка.

Наталья Скубилова

Фото подобраны автором

Продолжение в след. номере

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте