A+ A A-

«ЗА КАЖДЫМ УСПЕШНЫМ МУЖЧИНОЙ ...»

Катарине фон Бора, монахиня

Мартин Лютер, реформация

В 2017 году исполняется ровно 500 лет с тех пор, как Мартин Лютер в 1517 году приколотил на ворота церкви в Виттенберге свои знаменитые 95 тезисов, с чего и началась Реформация. Но речь сегодня о жене легендарного реформатора Катарине фон Бора, в замужестве Лютер (1499–1552) или «Лютерин», как ее называли, то есть «Лютерша».

 ...В ночь на Великую субботу 1523 года в монастыре цистерцианок Нимбшен в Саксонии случилось невероятное – под покровом темноты 12 сестер по веревкам спустились через стену и совершили побег. Такого скандала еще не случалось за всю многовековую историю монастыря!

Что гнало молодых монахинь в неведомый и враждебный им мир? Религиозные сомнения? Жажда воли? Дух авантюризма? Любопытство к мирской жизни?

Одну из этих молодых монахинь звали Катарина фон Бора. В ту ночь ее имя пока никому не было известно. Но через два года беглая монахиня выйдет замуж за крамольного монаха Мартина Лютера и станет знаменитой.

Почему же Катарина так рисковала?

О детстве Катарины мало что известно. Скорее всего, она родилась в 1499 году близ Майсена. Ее отец Йоганн фон Бора происходил из старинного рыцарского рода и состоял на службе у герцога Георга Саксонского. Материально мелкому саксонскому дворянству приходилось нелегко, многие были не в состоянии выдать замуж всех дочерей – на образование и приданое порой не хватало средств. Некоторых еще в детстве отдавали в монастырь – частая практика по тем временам. И, между прочим, большая честь для семьи! В глубине души родители верили, что такая жертва «засчитается» им на небесах.

После смерти жены Йоганн фон Бора решил снова жениться. Мачеха не захотела иметь падчерицу, тогда отец привез 5-летнюю Катарину в монастырь Брена и отдал ее в услужение Господу. По некоторым сведениям, настоятельницей монастыря была тетя девочки. В 1509 году имя «Катарина фон Бора» впервые документально упоминается в сохранившемся «списке довольствия» при монастыре. Следующие годы девочка провела в этом монастыре в качестве ученицы, где научилась грамоте, рукоделию, латыни... Отца она больше не видела.

В 10-летнем возрасте она перешла послушницей в монастырь цистерцианок Мариентрон в Нимбшене близ Гриммы. Когда ей исполнилось 16, она приняла обет ордена цистерцианок – жить в бедности, послушании и целомудрии как Христова невеста. Нам никогда не узнать, что чувствовала девушка, навсегда отрекаясь от мирской жизни.

Жизнь в монастыре была строго регламентированной, как и века назад. Дни были похожи друг на друга и подчинены девизу «ora et labora». Чтение религиозных текстов, семь раз в сутки молитва (также ночью), обеты молчания по определенным дням, работа... В монастыре Катарина приобрела навыки домоводства, земледелия, садоводства, лечения травами, рукоделия, она вела бухгалтерию монастыря.

Но сестры в монастыре не только работали и молились... Монахини владели грамотой, читали книги на немецком, латыни и греческом – большая привилегия для женщины по тем временам! Монахини проводили много часов за письменным столом – хотя книгопечатание в немецких землях существовало уже несколько десятилетий, но многие документы по-прежнему переписывались от руки.

А за пределами вековых монастырских стен веял ветер перемен... И до келий цистерцианок дошли сенсационные слухи о монахе-бунтаре Мартине Лютере, который поставил под сомнение всё, во что они верили до сих пор, который открыто в лицо возражал императору и не покорился самому Папе. Некоторые сестры «контрабандой» пронесли в монастырь писания Лютера. Они читали и не верили своим глазам... Лютер поставил с ног на голову веками сложившиеся устои церкви! Он утверждал, что спасение души дается не за деньги через индульгенцию, а только через веру и признание жертвы Христа. Он осуждал коррупцию среди римского духовенства и ставил под сомнение авторитет (страшно сказать) самого Папы! Причем свою точку зрения Лютер всегда обосновывал Священным Писанием, которое он знал досконально. Особенно трактат Лютера «О брачной жизни» сбил монахинь с толку и встревожил. «Плодитесь и размножайтесь!» – именно это и есть жизненная задача женщины, а вовсе не монашеский обет. Что до сих пор считалось грехом, теперь является единственно правильным содержанием жизни женщины, а вовсе не монастырь и целомудрие!

То, что сестры прочли в трудах Лютера, одновременно и привлекало их, и вызывало отчаяние. Неужели все, что до сих пор считалось богоугодным – самоотречение, целомудрие – оказалось напрасным? Неужели на то воля Господа, чтобы они нарушили данный некогда священный обет?

Катарина и 11 сестер-сообщниц (большинство, как и Катарина, родом из мелких дворян) приняли самое тяжелое решение в своей жизни и осуществили немыслимый доселе шаг – побег из монастыря.

Один из городских советников Торгау, сторонник Лютера, посодействовал побегу, прислав повозку с пустыми бочками из-под селедки, чтобы сестры могли там спрятаться и добраться до Виттенберга.

Чтобы осознать значимость их поступка, нужно понимать, что означал побег монахини из монастыря в начале XVI века и каковы могли быть для виновниц последствия этого шага! В случае поимки их ожидало божье проклятье и пожизненное заключение в монастырском подземелье на хлебе и воде. А то и казнь.

Тем не менее они решились на побег. Датой выбрали день накануне Пасхи – Великую субботу. Видимо, надеялись, что из-за предпраздничной суматохи будет легче сбежать. Под покровом темноты все 12 заговорщиц (молодые сильные девушки) перелезли по веревке через высокую монастырскую стену – а там их уже поджидала крытая повозка. К счастью для них, исчезновение в монастыре заметили поздно, и погоня уже их не настигла.

Через три дня пути они наконец оказались на надежной территории – в Виттенберге, во владениях курфюрста Фридриха Мудрого, покровителя Лютера.

И вот беглянки стояли перед знаменитым Лютером, который «выманил» их из монастыря. Чего ожидали они от ставшего уже тогда известным реформатора? Совета? Помощи? Исцеления души?

Беглых монахинь «расквартировали» по двое-трое в домах уважаемых горожан Виттенберга. Катарина фон Бора и ее подруга Ава фон Шёнфельд были размещены у Лукаса Кранаха – бургомистра, аптекаря и известного художника. Монашеские одеяния и головные уборы они навсегда сняли и облачились в обычную одежду. Предполагается, что Катарина, разбиравшаяся в целебных травах, работала в аптеке Кранаха.

Виттенберг был в ту пору городом интеллектуальных дискуссий и ученых мужей. Поэтому неудивительно, что девушки вскоре завели знакомства и контакты с учениками и последователями Лютера. Катарина слыла особенно умной собеседницей.

Вражеские голоса утверждали, что монахини одним фактом своего побега потеряли невинность перед Богом. Лютер и здесь доказал цитатами из Библии, что никакого греха в побеге нет.

О возвращении бывших монахинь в их семьи не могло быть и речи – лишние рты там были не нужны. К тому же девушки побегом опозорили свои семьи. Важным шагом для обустройства судьбы сбежавших монахинь было выдать их замуж. Лютер лично занимался подбором мужей для девушек. Сам реформатор положил глаз на красавицу Аву, подругу Катарины. А Катарине приглянулся студент из Нюрнберга Иероним Баумгартнер, и вскоре они уже считались помолвленными. Но родители Иеронима не позволили сыну жениться на беглой монахине. Тогда Катарине представили второго кандидата – священника Каспара Глатца, но у них как-то не сложилось, сейчас уже не выяснить по какой причине... А у Мартина не получилось с Авой – та предпочла неимущему Лютеру врача Базилиуса Акста.

Итак, спустя два года после побега Катарина оставалась единственной непристроенной монахиней из всей группы беглянок. И вдруг Лютеру пришло в голову самому жениться на ней. Позже он признался: «Свою Кэте я сначала не любил и считал гордячкой». Друзья хором отговаривали его жениться на Катарине (она слыла девушкой с большими интеллектуальными претензиями и тяжелым своенравным характером). И вообще женитьба лидера Реформации – это не его частное дело, а вопрос политики! Если уж ему жениться, то с дальновидным расчетом. А некоторые его единомышленники придерживались мнения, что Лютеру вообще следует оставаться холостым.

Лютер и сам понимал, что эта женитьба на беглой монахине делает его уязвимым. Кроме того, он ничего не может предложить жене, его жизнь висит на волоске. Но, как не раз в своей жизни, он поверил своей интуиции, решил «будь что будет» и не прогадал.

Во избежание внимания общественности бракосочетание Лютера с Катариной фон Бора состоялось в июне 1525 года в присутствии лишь четырех свидетелей – супругов Кранахов и двоих близких друзей реформатора. Невесте было 26 лет, жениху – 42.

Еще недавно никому неизвестная монахиня отныне стала носить фамилию, которую знал весь мир.

Остается догадываться, знала ли умная Катарина, на что она шла, сказав «да» перед алтарем бывшему монаху нищенствующего ордена, жившему на пожертвования сочувствующих в запущенном здании бывшего Черного монастыря? Лютер был без сомнения одним из самых образованных людей своего времени, ему не было равных в знании религиозных текстов, латыни и греческого. Но он также был аскетом, закоренелым холостяком, очень непрактичным, не имевшим понятия о домашнем быте. Из одежды у него была лишь ряса и одна-единственная смена белья. Спал он на старом соломенном матраце без постельного белья, а когда углублялся в переводы или написание своих трудов, то надолго забывал о гигиене тела.

Катарина взялась за веник и тряпку, навела порядок, сожгла матрац, заставила Лютера выкупаться, завела ему несколько смен белья, проветрила и окурила душистыми травами покои, прогнав затхлый воздух. Все к его великому неудовольствию – он не любил, когда вмешивались в его быт.

Но она была не в состоянии прогнать страхи и опасения супруга. Папа Римский отлучил Лютера от церкви и предал анафеме, а император Карл V объявил ему «имперскую опалу» (Reichsacht). Отныне каждый мог безнаказанно его убить. Его католические враги говорили: «Лютер – это брат Люцифера, предающийся разврату с беглой монахиней».

То, что бывший монах критикует Ватикан и женится на беглой монашке – это и в наше время было бы скандалом и пищей для СМИ, а в XVI веке подобное было сравнимо с концом света. Враги Лютера называли Катарину «монашеской потаскухой». Паре предсказывали рождение чертей и безглавых чудовищ. Католический герцог Георг Саксонский потребовал у супругов Лютеров прекратить греховный разврат и расстаться.

Католики пустили слухи, что Лютер открыл в Виттенберге бордель с выманенными им из монастыря монашками. По стране ходили карикатуры, изображающие оргии монахинь с Люцифером. Все это оказывало сильное давление на психику Лютера, который был очень верующим. Его постоянно мучили кошмары. Ему снилась геенна огненная, в которой им с Катариной предстоит вечно гореть за нарушение обета безбрачия.

Интересно, что чувствовала Катарина, оказавшаяся в такой ситуации, перед этим спокойно прожив много лет в мирной тишине монастыря, без стресса и нервотрепки?

Она вышла замуж за человека, который, как и большинство мужчин того времени, был невысокого мнения о женщинах. Известны его фразы «Жена должна подчиняться мужу», «Когда бабы заправляют дома, до добра это не доведет» и другие, родственные русским пословицам про долгий волос и короткий ум. По его мнению, главное предназначение женщины – рожать детей, сколько Бог даст, даже ценой собственной жизни. «А если она при родах умрет, то что же, такова ее судьба». И хотя он, как бывший монах, на заре семейной жизни постельные утехи с женой по-прежнему считал для себя грехом, тем не менее находил это занятие приятным.

Но постепенно жизнь с Катариной изменила его. Спустя годы он писал другу: «Когда ты лежишь с женой и обнимаешь ее, тебе следует при этом думать, что этого человека тебе послал сам Христос, хвала и благодарность ему за это!».

В июне 1526 году у них родился первенец – сын Йоганнес. Катарина была счастлива, что страшные предсказания врагов не сбылись и ребенок здоров – с одной головой, без рогов и копыт.

Брак, изначально заключенный без любви, оказался удачным. После рождения сына началось сближение их душ. Реформатор писал другу: «Божьей милостью Кэте оправилась после родов. Она мне послушная и понимающая жена, более, чем я ожидал когда-либо».

Но их жизнь не была безоблачной. Когда старшему ребенку был год, а Катарина снова была в положении, Лютер тяжело заболел. И в бреду, и в сознании он постоянно говорил о смерти и геенне... Жена мужественно ухаживала за ним. Лютер поправился, но это болезненное состояние в последующие годы повторялось снова и снова. Катарине стало ясно, что она в любой момент может стать вдовой и забота о детях ляжет на нее.

Катарина не ограничилась ролью матери и жены. Запущенный Черный монастырь, который Лютеру подарил его покровитель курфюрст Саксонский, она с годами превратила в образцовое процветающее хозяйство и уютное семейное гнездо. Будь на то воля Лютера, он бы предпочел жить с семьей в небольшом бюргерском доме в Виттенберге, как его сподвижники-реформаторы. Но у Катарины были большие планы. Под ее руководством прошел генеральный ремонт монастыря, и в одном крыле открылся пансион с полным довольствием. Несмотря на то, что проживание в нем было дороже, чем в других пансионах Виттенберга, от желающих не было отбоя – всем хотелось увидеть знаменитого реформатора, а если посчастливится, поужинать с ним за одним столом.

Вечерами в трактире монастыря часто сидело четыре–пять десятков человек. Студенты, профессора, местные бюргеры, проезжие купцы, родственники, а нередко даже курфюрсты и герцоги. Катарина превосходно справлялась с логистикой и организацией трактира и пансиона. Со временем Черный монастырь превратился в место паломничества сторонников Реформации.

В письмах того времени Лютер называл жену «моя утренняя виттенбергская звезда» (известно, что она вставала с первыми петухами), «моя госпожа», «моя повелительница». Но не стоит заблуждаться по поводу отношения Лютера к женщинам в целом. До самой смерти он верил в ведьм и считал правильным их сожжение. Но Катарина находилась для него на особом положении.

Наталья Скубилова

Фото подобраны автором

Продолжение в след. номере

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте