A+ A A-

Агнес Бернауэр – ведьма, распутница, герцогиня

Агнес Бернауэр, трагическая судьба

Герцог Альбрехт III (1401–1460) из династии Виттельсбахов был довольно посредственным правителем Баварско-Мюнхенского герцогства. И сейчас, спустя 600 лет, ничто не напоминало бы о нем, кроме пары строк в пожелтевших летописях, если бы не его трагическая любовь к простолюдинке Агнес Бернауэр (1410(?)–1435) .

 

Кто же была эта Агнес Бернауэр, что даже спустя несколько столетий ее именем названы улицы, о ней ходят легенды, написаны пьесы, драмы, романы, в ее честь проводится театральный фестиваль? А в кинематографе ее образ воплотила знаменитая Бриджит Бардо!

Агнес была дочерью аугсбургского банщика. О ее первых 17–18 годах жизни неизвестно ничего, ведь жизнь низов в те времена документировалась очень плохо. Известно только, что она выросла в Аугсбурге и отцом ее был банщик Каспар Бернауэр. Правда, его имя не значится в исторических реестрах гильдии банщиков. Скорее всего, он был не самостоятельным лицензированным банщиком, а работал по найму.

Небольшое отступление о профессии банщика...

В ХIII–XVI веках бани и в целом культура купания в Западной Европе процветали. В каждом крупном городе можно было найти десятки общественных бань, которые располагались вдоль рек. В Вене в 1534 году их было 11, а двести лет ранее – 26. Во Франкфурте-на-Майне в 1387 году работало 29 общественных бань. В Нюрнберге в конце XV века –13, a в Париже – 30.Лицензированные банщики объединялись в гильдии банщиков (предшественники профсоюзов), у которых были строгие правила, касающиеся морали, процедур, оплаты услуг. Квалификация банщика присваивалась только после восьми лет ученичества и сдачи экзаменов в присутствии старейшин цеха банщиков, представителя городского совета и докторов медицины.

Банщики делали кровопускания, вправляли суставы, ставили пиявки и банки, вырывали зубы, брили бороды. Они находились на самом низу социальной лестницы, потому что их работа в общественном сознании ассоциировалась с «нечистыми» профессиями, связанными с больным человеческим телом, кровью, трупами; на них долго лежала печать отверженности. Но к концу позднего Средневековья авторитет банщика-цирюльника, как практического лекаря, стал возрастать: именно к ним чаще всего обращались больные. К мастерству банщика-лекаря предъявлялись высокие требования: он, как писалось выше, должен был обучаться в течение восьми лет и после сдать экзамен.Желавшие стать профессиональными банщиками должны были соответствовать ряду требований: быть не моложе 15 лет, обладать отменным здоровьем, уметь читать и писать. Банщики Средневековья были мастерами на все руки, так как им приходилось не только присматривать за купанием, но и заниматься другими делами. В маленьких банях чаще всего работали все члены семьи: заготавливали дрова, стирали полотенца, делали уборку и помогали купающимся... В баню ходили обычно по субботам или перед религиозными праздниками. «Ваучеры» для посещения могли выдать как часть зарплаты или в качестве подарка.

«Помывочные» помещения были разделены на мужские и женские – католическая церковь строго следила за этим... Можно было арендовать отдельный чан или нишу для приватного общения или деловых переговоров.В определенных кварталах были бани по типу борделей, где девушки-банщицы оказывали не только «помывочные», но и интимные услуги.К концу периода позднего Средневековья культура общественных бань стала приходить в упадок. Цены на дрова возросли, число общественных бань сократилось. Во времена эпидемий бани временно прекращали работу.

А в начале XVI века и вовсе большинство бань были закрыты – из-за распространения венерических заболеваний, привезенных из-за океана.

Но вернемся к Агнес...

17-летняя златовласая красавица Агнес познакомилась с молодым неженатым герцогом в феврале 1428 года в родном Аугсбурге, куда Альбрехт приехал для участия в рыцарском турнире, проходившим в честь фашинга (аналог нашей Масленицы, время перед Великим Постом).

Герцог Альбрехт III являлся сыном герцога Эрнста, правнука императора Священной Римской Империи Людвига IV Баварского.Его матерью была Элизабетта Висконти, из семьи влиятельного миланского патриция. У Альбрехта были две младшие сестры.

Доподлинно неизвестно, при каких обстоятельствах произошло знакомство герцога и юной красавицы. Написанная в XX веке драма «Агнес Бернауэр» повествует, что молодые люди встретились на турнире, а затем на танцевальном празднике. Но этот литературный вымысел не соответствует действительности. Люди низкого происхождения, к которым относилась Агнес, не имели доступа к таким мероприятиям. Скорее всего, дело было так... Альбрехт был ранен на турнире, и в бане ему оказывали первую помощь: обрабатывали рану или вправляли сустав. А, может, он пошел в баню мыться, а Агнес брила его или мыла ему голову... Не исключено, что она была «жрицей любви» при бане.

Как бы то ни было, но в том же 1428 году Альбрехт взял Агнес с собой в Штраубинг – часть баварского герцогства, в которой отец и дядя назначили его регентом. Об этом факте явно свидетельствует «налоговый список» челяди замка 1428 года, в котором впервые упоминается имя Агнес Бернауэр.

27-летний герцог Альбрехт все еще оставался неженатым... С самого детства он был помолвлен с вюртембергской принцессой Элизабет (Elisabeth von Württemberg (1412–1476), но та влюбилась в графа Йоганна фон Верденберга (Johann III. von Werdenberg, 1410–1460), сбежала и тайно обвенчалась с ним. Альбрехта это вовсе не опечалило, ведь он даже никогда не видел свою нареченную. Ему нравилась свободная жизнь: турниры, женщины, охота... К тому же отец с дядей предоставили ему самостоятельность, поручив править городом Штраубингом и окрестностями.

И тут герцог впервые влюбился, как юнец...В течение 3–4 лет после переезда Агнес в Штраубинг о ней никаких упоминаний в исторических хрониках не было. Затем появляются письменные факты, что «высокомерная и властолюбивая бестия» единолично господствует в замке, отдает распоряжения магистрату города, отменяет приказы из Мюнхена, чинит суд, увольняет и нанимает людей... Агнес также вмешивается и в политику.Историки предполагают, что пара обвенчалась в 1432 году после смерти матери Альбрехта. Агнес перестала быть девушкой из челяди. Она стала называться «герцогиней баварской» и требовала соответствующего  к себе обращения.Мы очень мало знаем о характере и личности Агнес. Но можно с уверенностью сказать, что она не была безропотной покорной содержанкой, знавшей свое место. Она явно была уверенная в себе, честолюбивая женщина, без комплексов неполноценности по поводу своего низкого происхождения, и, говоря сегодняшним языком, у нее была некая «эротическая харизма». Она искусно использовала свои женские прелести, чтобы привязать к себе герцога. В этой паре Агнес была «ведущей», Альбрехт – «ведомым». Молодой герцог просто потерял голову и стал игрушкой в руках своей возлюбленной.Однажды в кругу мужчин зашел разговор о красивых женщинах. И когда собеседники, перечислив имена тех дам, которых они считали красивыми, не упомянули имя Агнес, Альбрехт был просто взбешен.Конечно, в мюнхенскую резиденцию старого герцога доходили слухи, что у Альбрехта появилась новая пассия. Сначала старый герцог не обращал внимания на эти забавы сына. Пусть порадует свою молодую плоть, не он первый и не он последний из мужчин Виттельсбахов, кто развлекался на стороне. У самого старика было несколько бастардов от простолюдинок. Он признал их своими, содержал, но было совершенно исключено, чтобы они стали его законными наследниками.

Ситуация постепенно начинала принимать опасный оборот. Первой тревогу забила замужняя сестра Альбрехта Беатрикс, которая нанесла брату визит. Она быстро оценила обстановку в Штраубинге и доложила отцу в Мюнхен, что «та женщина» ведет себя вызывающе, как будто она законная хозяйка замка. Но больше всего Беатрикс поразило, что ее брат находится в полной зависимости от Агнес.Отец вызвал сына в Мюнхен и призвал его утихомирить свою «девку» или вовсе прогнать ее. То, что он услышал, повергло его в ужас. Сын признался, что уже обвенчан с Агнес, поэтому она распоряжается в замке на вполне законных основаниях.Ситуация была такова, что Баварско-Мюнхенским герцогством в ту пору правили совместно отец Альбрехта, герцог Эрнст и его родной брат Вильгельм. Альбрехту было поручено править штраубинской частью герцогства.С мужским потомством у пожилых братьев было негусто – у старшего 62-летнего Эрнста 35-летний Альбрехт был единственным сыном, а у младшего 60-летнего Вильгельма был только годовалый сын Адольф, хилый и болезненный ребенок. То есть судьба герцогства и династии находилась у руках Альбрехта. Единственным шансом сохранить герцогство от посягательств алчных родственников и вероломных соседей был его «политически продуманный» брак. А на пути к этому стояла ненавистная простолюдинка, с которой Альбрехт обвенчался и тем самым перечеркнул планы отца и дяди, возлагавшим на него все чаяния и надежды.

Сначала старик пытался призвать сына к благоразумию на словах. Сохранившиеся до наших дней письма Эрнста к сыну полны увещеваний и настойчивых напоминаний о «чести и достоинстве семьи». Но на влюбленного Альбрехта не действовали ни уговоры, ни мольбы, ни угроза родительского проклятия.

Если бы Агнес была просто любовницей, от нее можно было попробовать откупиться, заточить в темницу, сослать в монастырь... Но она была законной супругой Альбрехта. И пока он состоял с ней в браке, не мог жениться снова. Аннулировать брак тоже было невозможно – для такого шага даже личного желания обоих супругов было недостаточно, а в этом случае супруги вообще не собирались расставаться.

Финансовая ситуация Альбрехта все ухудшалась, так как отец «урезал» строптивому сыну содержание. После военного похода на гуситов рыцари Штраубинга потребовали у Альбрехта положенную им денежную компенсацию. Тот долгое время отнекивался, мол, сейчас нет денег, но вскоре испугался возможности заговора против него – и не нашел лучшего решения, чем обложить дополнительной данью евреев Штраубинга, чем привел в ярость отца в Мюнхене. Одним словом, сын «совсем отбился от рук», и старик пригрозил ему, что «отберет» у него Штраубинг.Между тем молва о скандальном браке герцога стала распространяться по всей Баварии. Хроники упоминают скандальный случай на рыцарском турнире в Регенсбурге, где Альбрехта просто не включили в число участников. Он, ничего не подозревая, приехал на турнир – в новых серебряных доспехах, с искусно расписанным копьем, на лучшей лошади, покрытой попоной с фамильными гербами. Альбрехт уже предвкушал азарт, победу и славу. А распорядитель не пустил его на турнирную площадку, так как он дерзко нарушил веками заведенный уклад жизни. Участники турнира должны были быть аристократами минимум в четвертом поколении с обеих сторон и женаты «standesgemäß», то есть тоже на женщинах «голубых» кровей. Дело даже дошло до рукоприкладства с некоторыми аристократами, так как Альбрехт чувствовал себя глубоко оскорбленным.

Со временем он перестал скрывать свой брак и стал появляться с Агнес на людях. Для своей возлюбленной Альбрехт перестроил замок Блутенбург под Мюнхеном.Скорее всего, детей у Агнес и Альбрехта не было. Но в некоторых (недостоверных) источниках упоминается их малолетняя дочь Сибилла, которую потом якобы выдали замуж за состоятельного горожанина... Но точных фактов нет.

Пара появлялaсь вместе также в мюнхенской резиденции Альтер Хоф у старого герцога. Вероятно, супруги искали примирения и подхода к старику, чтобы он признал их брак. У Агнес наверняка были честолюбивые планы стать первой дамой всего герцогства, ведь старик Эрнст овдовел несколько лет назад и в мюнхенском замке не хватало хозяйки.И тогда пожилой герцог с тяжелым сердцем решил прибегнуть к самому последнему (ужасному) средству... Он все медлил, не мог окончательно решиться... Но тут в сентябре 1435 года умер его младший брат и союзник Вильгельм, после которого остался только один слабый здоровьем годовалый сын Адольф, которому предрекали скорую смерть (так вскоре и вышло). Теперь вся надежда на продолжение рода была на Альбрехте. А герцогство ему было не удержать, если он не произведет на свет законное потомство от жены-«ровни».Эрнст улучил момент (а, может, и подстроил), когда Альбрехт уехал на охоту со своим родственником и явился в Штраубинг со свитой своих вассалов и воинов. Расправа была коротка – нужно было торопиться, пока не вернулся сын. В ходе блиц-процесса Агнес вменили в вину, что она занимается черной магией и своими колдовскими чарами привязала к себе молодого герцога, заставив его жениться на себе, а также пытылась убить кузена Альбрехта – маленького Адольфа.

Обвинение в колдовстве в XV веке было делом нешуточным! Естественно, нашлись и «вещественные доказательства», и «свидетели». В те годы существовали два способа казни «ведьм»: сожжение на костре или утопление. Из «милости» Агнес приговорили к казни через утопление, как к менее мучительному виду смерти. Это называлось «испытание водой». Правую руку привязывали к левой ноге, а левую – к правой. И бросали в водоем. Если женщина тонула, то она признавалась невиновной (ведь вода, как стихия чистоты, не примет «нечистого человека»). Если нет, то это означалo, что подсудимая является ведьмой.

В предвкушении зрелищного действа 12 октября 1435 г. на берегу Дуная у моста собрался стар и млад: всем было интересно, как будут топить «ведьму». Что «банщица» была ведьмой, никто в толпе не сомневался. Как иначе могла девка «из черни» женить на себе герцога? И, кроме того, у нее, говорят, нашли колдовские снадобья, какие-то лоскутки, волосы, непонятные порошки и камни. Без сомнения – ведьма!

Агнес была связана и брошена с моста в пучину дунайских вод. Она сумела высвободить одну ногу, пыталась держаться на плаву и истошно звала на помощь под улюлюканье толпы. Палач шел вдоль моста и длинным шестом толкал ее голову назад в воду до тех пор, пока она больше уже не показывалась на поверхности.

Куда делось прибитое в последующие дни к берегу тело, никто не знает. Место могилы Агнес тоже неизвестно.

Когда Альбрехт узнал об этом чудовищном поступке отца, им овладела жажда мести. Он собрал войско, чтобы идти против него. Сначала все выглядело так, будто Альбрехт никогда не простит отцу убийства возлюбленной. Но благодаря дипломатическому вмешательству императора Сигизмунда, отцу и сыну удалось примириться.В угоду сыну, а также ради искупления греха убийства старый герцог велел воздвигнуть в Штраубинге церквушку, названную именем Агнес (Agnes-Bernauer-Kapelle). А безутешный Альбрехт заказал в соседнем монастыре «вечную службу» за упокой ее души.Через год после смерти Агнес Альбрехт женился «как положено» – на Анне, дочке герцога фон Брауншвайг-Грубенхагена. И снова ему попалась сильная характером, авторитарная жена, которой «ведомый» по натуре Альбрехт передал бразды правления герцогством. Сам он любил находиться вне дома – охота, турниры... Известно также, что он проводил в  молитвах много времени, за что и получил прозвище «der Fromme» (набожный, благочестивый).

Вторая жена родила Альбрехту 10 детей. Хотя некоторые из них рано умерли, но оставшиеся в живых произвели на свет многочисленное потомство.Трагическая история любви Агнес и Альбрехта интересует не только историков, но и на протяжении столетий вдохновляет писателей и художников, окрыляет их фантазию. Об этой истории написаны романы. Наиболее известные из них драма Фридриха Хеббеля в пяти действиях Agnes Bernauer и «Баварская пьеса» Карла Орффа под названием Die Bernauerin.

В Штраубинге с 1935 года регулярно проводится театральный фестиваль на тему трагической судьбы Агнес Бернауэр («Agnes Bernauer Festspiele»).

И даже есть фирменный торт, названный ее именем.

В 1961 году был снят франко-итальянский кинофильм «Знаменитые любовные истории»/Les Amours Celebres, состоящий из трех новелл. Роль Агнес Бернауэр сыграла Бриджит Бардо, а герцога Альбрехта – Ален Делон.

Наталья Скубилова

Фото подобраны автором

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте