A+ A A-

«Колдунья» Бьянка Каппелло и клан Медичи

эпоха Ренессанса, венецианка Бьянка Каппелло

эпоха Ренессанса, венецианка Бьянка Каппелло

Одной из самых печально известных и окруженных легендами женщин эпохи Ренессанса была, пожалуй, венецианка Бьянка Каппелло, заслужившая в народе прозвище «Колдунья». Она была второй женой, а перед этим многолетней любовницей герцога Тосканского Франческо I из легендарной семьи Медичи.

Главные действующие лица этой истории:

 Франческо I Медичи/Francesco de‘ Medici (1541–1587) – герцог Тосканский,  отец французской королевы Марии Медичи;

 Йоганна Австрийская/Giovanna d‘Austria (1548–1578) – эрцгерцогиня из дома Габсбургов, первая жена Франческо;

 Бьянка Каппелло/Bianca Cappello (1548–1587) – знатная венецианка, любовница и позже вторая жена Франческо.

Бьянка родилась в 1548 году в семье венецианского патриция и политика Бартоломео Каппелло и его жены Пеллегрины, урожденной Морозини. Она рано потеряла мать, а отношения с мачехой не сложились.

Внешне юная Бьянка была настоящим лакомым кусочком – красивая, златоволосая, пышнотелая, жизнерадостная, с игривым взглядом. Девушка была обручена с сыном дожа Приули.

Родной дом Бьянки – Ка‘Каппелло (Ca‘ Cappello) – до сих можно видеть на берегу Гранд-канала вблизи моста Риалто. По расположению этого палаццо понятно, насколько состоятельной и могущественной была семья Каппелло в Венеции. Иметь свой палаццо с видом на Гранд-канал – это было (и есть) все равно что в Москве владеть целым особняком на Тверской.

Напротив дворца Каппелло находилось здание флорентийского банкирского дома Сальвиати. Доподлинно неизвестно, при каких обстоятельствах Бьянка познакомилась со служащим банка Пьетро Бонавентури (Pietro Bonaventuri), молодым флорентийцем из обедневшей семьи. Вероятно, молодые люди приглянулись друг другу, часто сталкиваясь на улице.

В 15-летнем возрасте Бьянка сбежала из родительского дома с 17-летним Пьетро. И это можно было бы назвать трогательной романтической историей любви, если бы не обстоятельства их побега... Архивные документы венецианского суда той эпохи проливают свет на эту историю, и она уже не кажется такой сентиментальной и безобидной. Бьянка прихватила тайком все драгоценности из имущества своего отца, какие смогла найти. Влиятельный отец назначил большую сумму за поимку беглянки и ее совратителя. Дядю Пьетро, сотрудника банка, бросили в тюрьму, где тот и скончался. Пьетро и Бьянку декрет сената по приказу Совета десяти объявил изгнанниками из Венеции. Служанку, способствовавшую побегу, тоже судили.

Влюбленная пара бежала во Флоренцию, родной город Пьетро, где они тайно обвенчались. Бьянка была сильно разочарована при виде дома, где ей отныне предстояло жить. Дом семьи Бонавентури был старым и невзрачным, семья могла себе позволить только одного слугу. Молодожены практически не выходили на улицу, чтобы не подвергнуться аресту и выдаче венецианцам. Муж Бьянки, опозоривший работодателей, могущественных банкиров, столкнулся с многочисленными трудностями в поиске новой работы. Первое время «проедали» ценности, прихваченные Бьянкой в Венеции.

У пары родилась дочь Пеллегрина, названная в честь покойной матери Бьянки. По некоторым данным, у них была также и вторая дочь Виттория, но ее следы теряются – вероятно, она умерла в раннем детстве.

Постепенно брак Бьянки и Пьетро начал давать трещину. Привыкшей к роскоши избалованной венецианской патрицианке пришлось выполнять всю черную работу по дому. Кроме того, ее непрестанно грызла досада, что она поддалась соблазну и влипла в такой мезальянс, ведь положение ее семьи было гораздо выше положения семьи Пьетро. И она, знатная красавица, по своей собственной глупости вынуждена теперь прозябать в бедности. А ведь Бьянка могла занять подобающее ей место – войти в семью венецианского дожа, а со временем, возможно, стать первой дамой Венеции. Эх, прогадала... Впору локти кусать.

Тем временем Венецианская республика все настойчивее требовала от Флоренции выдачи Пьетро и Бьянки. Пьетро Бонавентури понимал, что так дальше продолжаться не может. И он был вынужден обратиться к правителю Флоренции – могущественному герцогу Франческо Медичи. По другим версиям Франческо сам искал встречи с Бьянкой – ему хотелось увидеть эту женщину, о которой он так много слышал и за поимку которой венецианцы назначили столь высокое вознаграждение.

Так или иначе, вскоре Бьянка стала любовницей герцога.

Франческо Медичи был старшим сыном Козимо Медичи, герцога Тосканского. За год до знакомства его сына с Бьянкой старик Козимо сложил с себя власть и назначил Франческо регентом.

Красота и роскошные формы Бьянки навсегда свели герцога с ума. Других любовниц в его жизни больше не было.

Для начала с помощью флорентийского посланника в Венеции и папского нунция Франческо уладил большинство проблем Бьянки и ее мужа с Венецией и даже способствовал тому, чтобы ей выдали приданое ее покойной матери. Муж Бьянки получил от Франческо хорошую должность и большое жалование. Вскоре он был убит. По одной версии, его зарезали братья очередной соблазненной им девушки, по другой – убийц подослала его жена Бьянка, чтобы полностью «принадлежать» герцогу Франческо.

Франческо, как и все Медичи, покровительствовал искусствам – учредил Академию делла Круска с целью очищения итальянского языка и создания его грамматики и основал Театр Медичи. Но особенно его интересовали естественные науки. С особым увлечением он занимался химией и алхимией. В Палаццо Веккьо он отвел под них особую комнату, где проводил множество часов.

Это была личная лаборатория и одновременно кунсткамера, где были собраны различные курьезы, а также минералогические образцы. Интерес великого герцога к химии привел к основанию предприятия по производству фарфора и керамики – фарфор Медичи. Кроме того, с именем Франческо связано создание знаменитого музея Уффици. Как политик, он был одним из самых «слабых» и непопулярных в семье Медичи.

Страсть к Бьянке не помешала Франческо в год их знакомства жениться по политическому расчету на эрцгерцогине Йоганне Австрийской, младшей дочери императора Фердинанда I. Брак с представительницей самой могущественной в Европе династии (Габсбург) был для Медичи весьма престижным.

Эрцгерцогиня Йоганна Австрийская доводилась также родной сестрой эрцгерцогу Фердинанду, который был морганатически женат на простолюдинке Филиппине Вельзер.

Позже брат Йоганны, император Максимилиан, не только пожаловал ее мужу титул Великого герцога, но и дал его владениям статус, при котором над ними не имел власти Папа Римский.

Современники описывали Йоганну как бледную, худую, скучную, меланхоличную и высокомерную. Прямая противоположность жизнерадостной, полногрудой, пышущей здоровьем Бьянке! Как дочь и сестра императоров Священной Римской Империи, Йоганна презирала своих тосканских подданых и считала себя выданной замуж ниже своего ранга – ведь Медичи только недавно стали правящей династией. Франческо игнорировал жену, его общение с ней сводилось к посещению ее опочивальни для производства потомства. Но Йоганна рожала только девочек – таких же хилых и болезненных, как и она сама. Из восьми рожденных ей детей выжили только двое.

К Йоганне хорошо относился лишь свекр, Козимо, повелевший специально для невестки декорировать особый дворик в Палаццо Веккьо: ученики Вазари написали виды Австрии, а для фонтана с виллы Кареджи привезли статую Вероккьо «Путти с дельфином». В честь прибытия Йоганны во Флоренцию был построен фонтан Нептуна – его до сих пор можно видеть на площади Синьории.

Все 12 лет брака между Йоганной и Франческо «стояла» Бьянка. Большую часть своего времени Франческо проводил либо в своей лаборатории, либо у Бьянки. Как пишут историки, «Бьянка получила такую власть над слабовольным герцогом, что практически все устраивалось согласно ее желаниям».

Когда Бьянка овдовела, Франческо и вовсе перестал скрывать связь с ней. Законная супруга герцога Йоганна безуспешно жаловалась в письмах в Вену своему брату, императору Священной Римской империи, на любовницу мужа. Помимо несимпатичного герцогу характера, дополнительной бедой Йоганны было то, что она не могла принести ему наследника, зато она родила Марию Медичи, будущую королеву Франции.

Но и любовница Бьянка после рождения законной дочери больше не беременела. Она отдавала себе отчет, насколько бы упрочилось ее положение, если бы она родила герцогу внебрачного сына. Как пишут историки, в этот период она консультировалась с каждым медиком, а затем и с каждой гадалкой и каждым чернокнижником в Италии. В конце концов, 29 августа 1576 года Бьянка объявила о рождении у нее мальчика.

Но, как выяснилось спустя несколько лет, беременность Бьянки оказалась фикцией: в ее доме тайно проживали три беременные женщины, и первая же родившая мальчика должна была отдать ребенка Бьянке, чтобы та выдала его за своего. Вскоре после рождения первого ребенка при загадочных обстоятельствах умерли остальные беременные и акушерка. Но все это обнаружилось только после смерти Бьянки и Франческо во время допроса прислуги. А сразу после рождения мальчика Франческо признал своим бастардом и принял в семью как Антонио Медичи (1576–1621), купив ему земельные владения в Неаполитанском королевстве. Он до конца жизни так и не узнал о «подлоге».

Французский философ Монтень, увидев Бьянку во Флоренции, описывал ее так: «Красивая – по итальянскому вкусу, с веселым и пухлым лицом, со значительной дородностью…».

Однако младший брат Франческо, кардинал Фердинандо, давний ненавистник Бьянки, заподозрил неладное насчет отцовства ребенка, но пока держал свое мнение при себе. Бьянка чувствовала лютую неприязнь Фердинандо к себе и все годы прикладывала много безуспешных попыток найти с ним общий язык и примирить с Франческо.

Одновременно с появлением на свет маленького Антонио, которого еще считали настоящим Медичи, обострились отношения Флоренции с Габсбургами. Они, наконец, прислушались к жалобам Йоганны, испугавшись риска, что герцогство в подобной ситуации унаследует бастард. Ситуация несколько успокоилась лишь из-за смерти императора Максимилиана. Новый император, Рудольф II, выслушал обе стороны: жалобы его тетки Йоганны были ему известны – муж обвинял ее в суровости и расточительности. Рудольф рекомендовал герцогу относиться к жене более уважительно и пожертвовать своей любовницей, что Франческо, естественно, не выполнил.

Наталья Скубилова

Фото подобраны автором

Продолжение в след. номере

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте