A+ A A-

«Другой» Майерлинг Часть 2

жизнь в австрии, подробности трагедии в Майерлинге

жизнь в австрии, подробности трагедии в Майерлинге

Часть II. Начало в №6/2015

В прошлом номере мы рассказали о том, что представляла собой и откуда происходила семья барона Вечера и как Мэри познакомилась с кронприцем Рудольфом.

До известной трагедии в Майерлинге оставался всего один день...

 

28 января 1889 года – день, когда Хелена последний раз видела дочку, запомнился ей навсегда. Графиня Лариш утром приехала забрать Мэри под предлогом поездки за покупками и чтобы переписать счет за портсигар у ювелира.

На Мэри в тот день было ее любимое платье оливкового цвета с черной оторочкой, из украшений – только скромная брошь и маленький крестик, подарок дяди Александра. Сестра сидела за мольбертом, а баронесса вязала вещи для благотворительного аукциона в пользу бедных. Хелена невольно залюбовалась дочкой, ее молодостью и свежей красотой. Только вот... Хелене вдруг показалось, что Мэри сегодня как-то непривычно молчалива и тиха. Мэри отстраненно поцеловала мать и сестру и села в ожидавший ее экипаж.

Больше они свою Mary dear не видели – ни живой, ни мертвой.

К вечеру блудная дочь не вернулась домой. Хелена прождала ее всю ночь, а на рассвете, обезумевшая от волнения, бросилась в отель к графине Лариш, но та, почуяв, что на горизонте сгущаются тучи, уже уехала подальше от греха к себе домой в Пардубице. Она лишь велела передать баронессе записку, что железный портсигар из секретера Мэри не принадлежит ей. Хелена поняла, что исчезновение Мэри как-то связано с кронпринцем. Она поехала к брату Александру, который жил неподалеку в своей холостяцкой квартире, и вечером 29 числа они подали заявление в полицию. Начальник полиции замялся – как-то не по чину ему врываться во владения кронпринца и требовать выдачи опозоренной девицы. Но самого худшего еще никто не предполагал, все были уверены, что принц просто соблазнил девушку. (А Мэри тем временем доживала последние часы в Майерлинге и строчила прощальные письма).

 Хелена поехала прямо в Хофбург и со слезами на глазах стала умолять фрейлину Иду Ференци о получении аудиенции у Ее Величества, чтобы поговорить с ней, как мать с матерью. Хелена просила, чтобы ей помогли незаметно без огласки забрать совращенную дочку от кронпринца. Ида Ференци как-то странно опустила глаза и быстро сказала: «Уже поздно. Уже все знают, что они там. Подождите...» Пока Хелена силилась понять значение этих слов, в комнату вошла сама императрица Элизабет. И именно от императрицы Хелена узнала страшную весть, что ее Мэри отравила (!) Рудольфа и затем покончила с собой. Императрица добавила резко: «А теперь запомните навсегда: мой сын был в Майерлинге один, и он умер от сердечного приступа».  Хелена находилась в полуобморочном состоянии, поэтому до экипажа ее пришлось вести, поддерживая с обеих сторон. Не может быть. Ее милая девочка и вдруг отравительница. Такого просто не может быть.

В тот же день Хелене пришло известие от премьер-министра графа Тааффе, который настоятельно «советовал» баронессе на время покинуть Вену. И Хелена отбыла с дочерью Ханной и сыном Фери в Венецию.

А тем временем Александру Балтацци (как опекуну Мэри) и его зятю графу Штокау (мужу сестры Мари-Вирджинии) велено было немедленно явиться в оцепленный полицией Майерлинг и побыстрее убрать тело Мэри с глаз долой, желательно под покровом темноты. Место захоронения им определили заранее – местечко Хайлигенкройц, в 4 км от Майерлинга.

Последний земной путь 17-летней Мэри Вечера был более чем унизителен – в накинутой наспех верхней одежде, с закрытым вуалью лицом, с ручкой от швабры, закрепленной на спине (чтобы тело держалось прямо). Дяди кое-как наискосок «усадили» окоченевшее тело племянницы в повозку и всю дорогу поддерживали его, чтобы оно не упало и не съехало вниз. Их сопровождал комиссар полиции. В ночь с 31 января на 1 февраля 1889 года после оттепели вдруг ударил морозец и выпал снег, поэтому, чтобы преодолеть 4-километровый путь до Хайлигенкройца, повозке понадобилось несколько часов. Ее страшно трясло на обледенелой заснеженной дороге, тело не «хотело» сидеть прямо. Окоченевшая рука сжимала кружевной носовой платок, и мужчинам стоило огромных усилий разжать пальцы мертвой Мэри.

И лишь когда часы на башне древнего монастыря в Хайлигенкройце пробили полночь, повозка со страшным грузом добралась до цели. Но снежный шторм был настолько сильным, что с рытьем могилы пришлось ждать до девяти утра. Всю ночь Балтацци и граф Штокау просидели в квартирке привратника, опустошая монастырские запасы вина – иначе можно было просто умом тронуться от осознания происходящего.

Утром тело Мэри уложили в простой, наспех сколоченный гроб, устланный опилками. Подушечки не было, и Александр снял с Мэри шляпу с перьями и вуалью и подложил под голову. Он успел отрезать локон Мэри – на память для безутешной матери.

Да, девочка родилась, как говорится, с серебряной ложкой во рту, а вот конец ее был – страшнее нельзя представить.

Только через два месяца Хелена смогла посетить могилу своей несчастной любимой дочери.

Внизу на надгробии стоит цитата из Ветхого Завета: «Человек распускается как цветок, и его срывают».

 

ТРАГЕДИЯ В МАЙЕРЛИНГЕ

 

Деревенька Майерлинг имеет десятка два домов. И ее название никому бы вообще не было известно, если бы в ней не произошла одна из самых больших трагедий монарших дворов Европы в XIX веке.

В январе 1889 года наследник короны Австро-Венгрии, единственный сын кайзера Франца Иосифа, 31-летний Рудольф застрелился в спальне охотничьего замка в Майерлинге вместе со своей любовницей 17-летней Марией Вечера.

В том, что почти все монархи и принцы имели любовниц, не было ничего удивительного, это была скорее норма. Но ведь никто не стрелялся из-за них. Поэтому скандал и позор были грандиозными, особенно если учесть, что консервативный папа-кайзер всю жизнь очень бдительно следил за благопристойностью и соблюдением католической морали в своей империи.

Европейские салоны долго обсасывали пикантные подробности трагедии в Майерлинге. И пусть бесперспективная любовь женатого принца к Марии была далеко не главной причиной его самоубийства, но у большинства людей в памяти это событие осталось именно как «застрелился от любви вместе с любовницей».

Кайзер приказал перестроить охотничий замок, причем спальня, в которой произошла трагедия, была полностью снесена. Как раз на месте бывшей спальни находится алтарь церкви.

Вопреки посмертной воле Рудольфа быть похороненым рядом с Марией, его тело нашло покой, как и было положено по статусу, в габсбургском императорском склепе Капуцинов в Вене.

А бренные останки Марии были захоронены на кладбище в соседнем местечке Хайлигенкройц. В 1945 году могила с неизвестной целью была вскрыта советскими солдатами, медный гроб был взломан киркой, а череп покойной был позже найден могильщиком за несколько метров от могилы. В 1959 году состоялось перезахоронение. Но и тут останки бедной Марии не были оставлены в покое. В 1992 году некий эксперт-любитель с тремя сообщниками снова вскрыл могилу и выкрал скелет, который отдал под видом останков своей покойной прабабушки на исследование патологоанатомам, а потом написал об этом книгу. После того, как полиция нашла преступников, во избежание дальнейших возможных осквернений могилы гроб в 1993 году был закопан на еще большую глубину, а могила была частично забетонирована.

В истории много загадок и вопросов, на которые вряд ли когда-либо найдутся ответы. После проведенного расследования по приказу кайзера с прислуги была взята клятва пожизненного молчания по поводу деталей, а многие улики были уничтожены. Скорее всего кайзер не хотел, чтобы потомки копались в грязном белье Габсбургов. Но все равно впоследствии просочилось много информации из ближайшего окружения Рудольфа: от его друзей, многочисленных подружек и так далее. Например, выяснилось, что последнюю ночь перед суицидом он провел со своей старой пассией – «дамой полусвета» Мицци Каспар.

Поскольку кайзер Франц Иосиф не имел других сыновей, а покойный Рудольф оставил из законных детей только дочь, линия престолонаследования Габсбургов изменилась – звание наследного принца перешло к племяннику кайзера – эрц-герцогу Фердинанду. Из-за того, что Франц Иосиф прожил очень долгую жизнь, Фердинанд был официальным наследником аж целых 25 лет. Но стать кайзером ему,  как и его кузену Рудольфу, не было суждено – он погиб в результате покушения на него в Сараево в 1914 году.

 

ЖИЗНЬ СЕМЬИ ВЕЧЕРА ПОСЛЕ ТРАГЕДИИ

 

Пока в Австрии существовала монархия, официально считалось, что Рудольф умер в Майерлинге один, второго трупа не было. Но, как говорится, «шила в мешке не утаишь» и «на чужой роток не накинешь платок». Иностранные газеты, которые «контрабандой» попадали в Австрию, пестрели подробностями запретной связи Мэри и принца.

Трагедия в Майерлинге нанесла непоправимый удар репутации семей Вечера и Балтацци в империи. Их имена стали редко упоминаться в прессе, их все реже стали приглашать на «аристократические» мероприятия. И, конечно, главной мишенью для сплетен оказалась Хелена. Дочь турецкого лавочника.

Выскочка. Женщина сомнительного поведения. Говорят, брак был лишь бутафорией, и  барон вовсе не отец ее детей. Сама подтолкнула дочь к греху.

Однажды иностранные журналисты спросили Гектора Балтацци, насколько правдивы слухи, что он убил крон-принца из мести за опороченную честь племянницы, на что тот ответил: «Если бы я знал заранее, что он задумал сделать с нашей бедной девочкой, то, возможно, имело бы смысл его убить!»

Хелена больше не могла показаться на улице без вуали. Многие, кто раньше дорожил знакомством с ней, теперь перестали здороваться или переходили на другую сторону улицы. Некоторые останавливались и шептали вслед: «Смотри, это та самая баронесса Вечера, ну у которой дочка...» Видя страдания сестры, Александр Балтацци в 1910 году письменно обратился ко двору с просьбой о «высочайшем жесте прощения», хотя бы самом незначительном, который бы хоть немного облегчил ее положение в обществе. Ответом было молчание.

Но больше всего Хелена волновалась за «непристроенную» дочь Ханну, возраст которой приближался к 30 годам – критической отметке для замужества. И была несказанно рада, когда та после кратковременного знакомства скоропалительно вышла замуж за графа Хендрика Биланда, подданого нидерландской королевы.

И хотя Ханне с ее мягким чувствительным характером и творческой натурой совершенно не подходил этот сухой педантичный человек, но по традиции тех времен считалось, что положение – это главный и вполне достаточный критерий в выборе супруга, а там – стерпится-слюбится. Увы, брак оказался несчастливым. У супругов родилось двое детей – дочь Мария (1898) и сын Эдвард (1900). Вскоре Ханна снова забеременела и скончалась в результате осложнений после выкидыша, не дожив даже до 33 лет. Вдовец выждал положенный срок траура и женился снова.

Из прощального письма Мэри старшей сестре Ханне:

«Мы оба уходим в неизвестность. Не забывай меня. Будь счастлива и выходи замуж только по любви. Мне не выпала такая судьба, и так как я не могу противиться любви, я ухожу вместе с ним. Не лей по мне слез, я делаю это по доброй воле. Прощай!»

Младший сын баронессы Вечера, Франц (Фери), стал офицером «k.u.k.» (императорской и королевской) армии и служил в гусарском «венгерском» полку. Фери, как и его дядья Балтацци, был великолепным наездником и членом жокейского клуба. Он женился на Маргит, дочери графа Биссинген, и в этом счастливом браке родились трое дочерей.

Из прощального письма Мэри младшему брату Фери: «Прощай, милый братец, я буду смотреть на тебя с небес и оберегать, потому что очень люблю тебя».

Франц погиб в 1915 году на фронте за «императора и отечество». Таким образом, Хелене выпала трагическая судьба – пережить всех своих четверых детей.

В 1918 году пала 600-летняя габсбургская монархия, и прессе разрешили упоминать имя Мэри Вечера. До этого в Майерлинге второго трупа официально не было.

В 1919 году министерство иностранных дел отказало Хелене в выплате вдовьей пенсии. Почему? Я нашла краткую информацию, что причиной якобы послужило то, что Хелена получала пенсию из отделения МИДа в Прессбурге (Братиславе), куда последние годы жизни был регионально «прикреплен» ее муж, а Братислава теперь стала «заграницей», поэтому отказалась платить пенсию.

Пришедшая вскоре инфляция съела все сбережения Хелены, которые она по незнанию перевела в акции. Она, кстати, охотно играла на бирже. На этой почве Хелена сблизилась и подружилась... как вы думаете, с кем? С князем Отто Виндиш-Гретцем – зятем покойного кронпринца Рудольфа! Он в то время  уже проживал отдельно от своей жены Элизабет (помните, я писала про «красную эрцгерцогиню»?), но официально разведен еще не был.

Последние годы жизни Хелена коротала вместе с вдовой сына и внучками – зимой в венской квартире на улице принца Евгения близ Бельведера, а летом в местечке Кюб в Нижней Австрии (кстати всего в 2 км от Кюба в Райхенау находится вилла, где родился Отто Габсбург).

Эта маленькая деревенька несет на себе какой-то «налет» того времени – рубежа XIX–XX веков.

По воспоминаниям одной из внучек, бабушка Хелена никогда не разговаривала с ними о Мэри. И не только с ними – вообще в семье на этой теме было табу. Однажды маленькая внучка показала бабушке фотографию Мэри и спросила, кто эта тетя. В ответ Хелена произнесла лишь: «Она умерла совсем молодой».

Случай с Мэри настолько глубоко запал Хелене в сердце, что она не позволяла внучкам, когда те стали взрослыми девушками, выходить одним из дома – что вызывало постоянные споры в семье.

Хелена до последних дней сохранила ясность ума. Каждый день она читала по шесть–семь газет, была в курсе всех политических событий. От сплетен воздерживалась. На старости лет она приохотилась к езде на велосипеде. Жители Кюба часто наблюдали картину, как маленькая, сухонькая, всегда одетая в черное старушка подъезжала на велосипеде к кладбищу, ставила его к стене и шла на могилу сына.

Баронесса Хелена Вечера умерла в 1925 году в возрасте 78 лет и была похоронена рядом с младшим сыном на кладбище близ Кюба.

Что касается прямых потомков супругов Вечера, то это трудный вопрос. Ввиду незнатности рода потомки «затерялись» среди обычных людей, их почти невозможно найти в сети. Насколько я выяснила, у троих дочерей Франца (Фери) детей не было. А вот по линии Йоганны (Ханны) в наши дни наверняка должны быть прямые потомки.

Дочь Ханны: Maria Elisabeth Adrienne Helena Gravin van Bylandt – родилась в 1898 году, вышла замуж в 1922-м (супруг Bonn Edgar Yvo Maria Arthur Voigt von Elspe genannt von Stryk). Минимум один ребенок.

Сын Ханны: Eduard Albin Frans von Bylandt – родился 19 февраля 1900 года, первая жена Murkje Abma, вторая жена – Anna Maria Wilhelmina Bondam. Минимум 1 ребенок.

 

Просто так...

 

Кому интересно знать, как выглядела многолетняя пассия принца Мицци Каспар, элитная call-girl, как бы сказали в наше время. Это та Мицци (австрийский вариант уменьшительной формы от Мария), с которой Рудольф провел последнюю ночь накануне Майерлинга и которую он до встречи с Мэри уговаривал составить ему компанию в суициде. 

 

Наталья Скубилова

Источники: «Семьи Балтацци и Вечера

в императорской Вене», Г. Балтацци-Шаршмид;

«Мари Вечера. Спутница для смерти», Г. Свистун

Фото подобраны автором

 

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте