A+ A A-

Наш памятник в Вене

Решение об установке памятника в Вене было принято советским военным командованием еще до того, как Красная Армия вступила на территорию Австрии, так как сомнений в успехе Венской наступательной операции не было. После сокрушительных для фашистов боев у озера Балатон в Венгрии в феврале 1945 года военный совет 4-ой Гвардейской армии 3-го Украинского фронта объявил конкурс на проект памятника. По его итогам архитектором был назначен майор С. Г. Яковлев, скульптором – младший лейтенант М. А. Интезарьян, а руководителем строительных работ – инженер-майор М. А. Шейнфельд. Общее политическое руководство проектом осуществлял генерал-майор Д. Т. Шепилов – тот самый человек с самой длинной в СССР фамилией "и примкнувший к ним Шепилов". В 1945 году он возглавлял политработу в 4-й Гвардейской армии 3-го Украинского фронта.
Когда советские войска подходили к австрийско-венгерской границе, Микаэлу Аваковичу Интезарьяну (ученик В. И. Мухиной, известной по московскому памятнику "Рабочий и колхозница") было поручено сделать проект скульптуры советского солдата. За неимением другого материала Интезарьян создавал модель из того, что было под рукой – фигура из хлеба, перемешанного с салом, прикреплялась на простую стеклянную бутылку, служившую "цоколем памятника".
Работа по инженерной реализации проекта была возложена на Михаила Александровича (Менделя Зусевича) Шейнфельда, который после войны участвовал в возведении телецентра "Останкино" и строительстве Ленинского проспекта в Москве. Инженер Шейнфельд прибыл в Вену в мае 1945 года. Тогда в качестве варианта для установки памятника советским военным командованием рассматривался также парк Пратер. Однако после рекогносцировки на месте приняли окончательное решение в пользу Шварценбергплатц, и начался процесс форсированного строительства мемориала. Основные работы выполняли советские инженерные части с привлечением немецких военнопленных. Но без дополнительной помощи австрийских специалистов было не обойтись. Поэтому дали соответствующее объявление: "Для постройки нового памятника требуются каменщики, модельщики, столяры и т.д. Предлагается дважды в день горячая еда и хлеб". Понятно, что в период послевоенной разрухи в желающих принять участие в строительстве недостатка не было. Среди них были венские архитекторы Крайчи и Эш, а также скульптор Фердинанд Вельц, помогавший в отливке фигуры солдата из бронзы на литейном заводе в венском районе Эрдберг. Всего в работах было задействовано около 400 человек.
За идейно-политическое содержание мемориальных надписей отвечал Д. Т. Шепилов. Он принимал непосредственное участие в подборке и даже разработке некоторых текстов, размещенных на колоннаде и цоколе памятника. Среди них, например, Приказ Верховного Главнокомандующего от 13 апреля 1945 года:
«Войска 3-го Украинского фронта после упорных боев сегодня, 13-го апреля, овладели столицей Австрии городом Вена – стратегически важным узлом обороныЙ».
Или надпись:
«Отныне над Европой будет развеваться великое знамя свободы и мира между народами» – Сталин.
С. В. Михалков (автор текста советского и российского Гимнов), находившийся в командировке в Вене в качестве корреспондента "Сталинского сокола", также является автором ряда строк на памятнике:
Гвардейцы! Вы честно служили
Отчизне,
От стен Сталинграда вы к Вене
пришли,
Для счастья народа вы отдали жизни
Вдали от родимой советской земли.
Слава вам, храбрые русские воины!
Ваше бессмертье над вами встает.
Доблестно павшие, спите спокойно –
Вас никогда не забудет народ!
На постаменте высечены также имена бойцов, геройски погибших при взятии Вены. Всего в боях за этот город погибло 18 тысяч красноармейцев, а при освобождении Австрии – почти 27 тысяч человек. 271 тысяча советских граждан были награждены медалью "За взятие Вены".
Мемориал соорудили в рекордно короткие сроки – менее чем за три месяца. Это стало возможным благодаря энтузиазму создателей и предельной мобилизации сил – работа не прекращалась ни днем, ни ночью. По австрийским оценкам, на постройку должен был бы уйти целый год. Для изготовления 12-метровой статуи потребовалось 15 тонн бронзы, 20-метрового мраморного цоколя – 300 квадратных метров мрамора различных сортов; было выкопано 2500 куб. метров земли. На обрамляющую памятник полукруглую, высотой в 8 метров балюстраду из 26 колонн, по краям которой установлены фигуры советских бойцов в момент боя, пошли десятки тонн бетона. К открытию памятника отремонтировали и находящийся напротив него старинный фонтан на Шварценбергплатц.
"Строительное чудо" должно было произвести впечатление как на местное население, так и на союзников – американцев, англичан и французов. И советскому командованию удалось продемонстрировать свои организационные возможности – мемориальный комплекс был готов к середине августа 1945 года. Так получилось, что он оказался на границе 4-го района Вены (советская зона оккупации) и 3-го района (британская зона), в непосредственной близости от "Дома промышленности", где размещался Союзнический совет. Таким образом, союзники, въехавшие в свои оккупационные зоны в Вене в сентябре 1945 года, могли ежедневно видеть памятник, который напоминает о решающем вкладе советских войск в освобождение Австрии.
К моменту сдачи мемориальный комплекс на Шварценбергплатц выглядел несколько иначе, чем сегодня. Тогда там находились также несколько могил советских солдат и боевой танк – 32-тонная самоходная установка СУ-100. В 1955 году останки красноармейцев были перезахоронены на Центральном кладбище Вены, а танк, добывавший во время Второй мировой войны мир, с 1988 года экспонируется в так называемом "танковом дворе" венского музея Истории вооруженных сил (Heeresgeschicht-liches Museum).
Инженер М. А. Шейнфельд рассказывал, что накануне открытия мемориала Д. Т. Шепилов интересовался у него: "Можно ли рассчитывать, что в ходе церемонии все будет в порядке? Ведь в противном случае разразится вселенский скандал. Гарантируешь ли ты, что покрывало вовремя будет снято и нигде не зацепится?"
В день открытия – 19 августа 1945 года – все протекало по плану, предусмотренному в приказе Ь48 командующего войсками 4-й Гвардейской армии 3-го Украинского фронта генерал-полковника Д. Гусева. В присутствии тысяч жителей Вены, советских военнослужащих, а также представителей австрийского руководства советским военным оркестром был исполнен Гимн СССР. Состоялся военный парад с участием союзнических войск, которые специально прибыли для этого из других районов Австрии. Руководство союзников это мероприятие проигнорировало, так как в то время, в отличие от советской администрации, оно не хотело признавать временное правительство канцлера К. Реннера и избегало встреч с ним. Состоялось возложение венков, прозвучали выступления австрийских руководителей, прошли колонны жителей Вены. Самыми организованными были местные коммунисты, больше остальных австрийцев пострадавшие от фашистских репрессий. Артиллеристы произвели салют. Бургомистру (мэру) Вены Т. Кернеру был вручен Акт о передаче памятника властям города.
Канцлер Австрии социал-демократ К. Реннер в своем выступлении, в частности, сказал, что он "от имени и по поручению правительства и всего народа Австрийской Республики склоняет голову перед этим гигантским памятником гигантскому подвигу, ставшему поворотным моментом в истории Европы и всего мира [Й]. Последующие, более счастливые поколения будут стоять у этого памятника и с благоговейным трепетом сознавать, что героический подвиг Красной Армии, священная готовность к самопожертвованию советских солдат и блестящее руководство их генералиссимуса Иосифа Сталина уничтожили фашизм – отвратительный режим порабощения народов и открыли эпоху долгосрочного мира между народами Земли. Все человечество находится у них в долгу".
Статс-секретарь Австрии Л. Фигль, представлявший тогда во временном правительстве Австрийскую народную партию, а позднее возглавивший австрийское правительство, отметил: "Если мы сегодня, будучи свободными людьми, снова можем свободно выражать свои мысли, то этим мы обязаны союзным державам и, в первую очередь, победоносной Красной Армии [Й]. Этот памятник налагает на нас обязанность на все времена. Он есть и будет глашатаем, предостерегающим от каких-либо посягательств на освободителей и требующим до конца отстаивать свободу".
Другой австрийский статс-секретарь – коммунист Э. Фишер – напомнил о преступлениях вермахта: "Вспомним годы временных легких побед так называемого непобедимого германского вермахта. Миллионы в Европе думали тогда, что натиск варварства остановить невозможно. О стены Москвы, Ленинграда и прежде всего под Сталинградом этот натиск был сломлен. Мужественное сердце русского народа было сильнее, чем танки, орудия – бездушная машина, которую пустила в ход гитлеровская Германия [Й]. Каждый красноармеец понес утраты, потеряв отца, мать, жену или сестру. Фашистские солдаты превратили многие земли в пустыни, выжигая целые деревни. Они (красноармейцы) имели все основания явиться к нам как мстители, однако они пришли нашими друзьями и освободителями".
Бургомистр Т. Кернер – бывший генерал и будущий президент Австрии – отметил заслуги красноармейцев в освобождении австрийской столицы: "Жители Вены никогда не забудут свою благодарность готовой к самопожертвованию и стремительному штурму Красной Армии: быстрое прекращение ужасов бомбардировок с воздуха, которые почти парализовали городскую жизнь, и вообще ужасов войны, позволило спасти от уничтожения древний, прекрасный город и его население [Й]. С благодарностью принимают жители Вены дружбу Советского Союза и выражают признательность за продовольственную помощь, которую городская община Вены получила, когда замаячил призрак голода" [Й]. Я принимаю этот памятник из рук Красной Армии под защиту города".
А вот как отреагировали австрийские газеты на открытие памятника. "Еsterreichische Volksstimme" дала заголовок: "Памятник освободителям на Шварценбергплатц. Построен за 2,5 месяца". Газета "Die kleine Volkszeitung" назвала мемориал "монументом торжества справедливости". "Das neue Еsterreich" обратила внимание, что "Красная Армия, несмотря на причиненные ей глубокие травмы, пришла не как враг. Она принесла свободу, благодаря которой мы смогли получить наше временное правительство, установить демократию и шаг за шагом выкарабкиваться из ада войны к миру". Подробный и восторженный репортаж поместила на своих страницах "Еsterreichische Zeitung": "Наступило солнечное воскресное утро. С ранних часов по улицам города к празднично украшенной площади проследовали колонны трех демократических партий Австрии, за которыми устремились огромные массы жителей Вены. Бойко играют марши, молодежь распевает новые песни. Повсюду несметное число транспарантов, надписи на которых свидетельствуют о глубокой и искренней благодарности венского населения победоносной Красной Армии, чьи героические воины под гениальным руководством генералиссимуса Сталина разгромили фашистов и дали свободу Австрии и всему миру". В более деловом ключе прокомментировала события "Arbeiter Zeitung": "Военное представление дефилирующих русских войск и колонны армий Англии, Америки и Франции придали празднику блестящий фон. Массовое участие в церемонии населения Вены показало, что его сердечной потребностью было выражение глубоко прочувствованной благодарности Красной Армии".
С течением времени новые поколения австрийцев под воздействием методичной пропаганды наших недоброжелателей начали потихоньку забывать о том, кто, как и зачем освободил их страну от опасной заразы фашизма, который, между прочим, успел пустить в этой стране глубокие корни (достаточно посмотреть страшные кадры кинохроники весны 38-го года: бесчисленные массы австрийцев в едином порыве безграничного счастья приветствовали известным нацистским жестом "фюрера" на родной земле).
Через 25 лет после освобождения Австрии одна съемочная группа, находившаяся в Вене в 1970 году, спрашивала у прохожих, кто освобождал австрийский народ от нацистов. Ответы молодежи были разные. Чаще всего говорили "союзники", реже – "русские", а один прохожий сказал: "Леопольд Фигль" (во время освобождения этой страны ее будущий канцлер сидел в венской тюрьме, ему грозил смертный приговор, и только быстрое продвижение Красной Армии спасло ему и многим другим австрийцам жизнь!).
Спустя еще 20 лет – в начале 90-х годов в Австрии всерьез обсуждали вопрос о сносе памятника на Шварценбергплатц. Но подавляющее большинство простых граждан и политиков Вены было против этой кощунственной глупости. Согласно опросу Института Гэллапа, проведенному в 1992 году, 59% высказались однозначно против сноса и лишь 9% – "за". Впрочем, наш памятник находится под международно-правовой защитой. Статья 19 Госдоговора о восстановлении демократической и независимой Австрии от 15 мая 1955 года налагает на власти этой страны обязательство уважать и охранять памятники воинской славы армий, сражавшихся на территории Австрии против гитлеровской Германии. В соответствии с этим договором в 1977 – 1978 гг. австрийскими властями были проделаны большие работы по ремонту памятника (мрамор невысокого качества был заменен гранитом, проведена работа по защите фундамента от влаги и др.). Как нам стало известно, в этом году должна начаться очередная масштабная санация мемориала.
В 2005 году – в год 60-летия Победы над фашизмом, освобождения Австрии, а также установки нашего мемориала на Шварценбергплатц – в Москве была выпущена специальная почтовая марка с изображением его фрагмента. А в Вене в издательстве «Turia + Kant» на немецком языке вышла первая книга о памятнике – «Русский памятник в Вене», подготовленная коллективом австрийских авторов. Некоторые факты и фотоматериалы из нее были использованы при написании этой статьи.
В. Кружков, В. Сидоров

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте