A+ A A-

Причуды императрицы

Было это сто с лишним лет назад, когда еще не прогремели мировые войны и над миром не прокатились разрушительные революции. Обихаживая в Швейцарии собственную молочную ферму, принимая гостей и потчуя их кефиром, русский народоволец-эмигрант Егор Лазарев испытывал удовольствие от встреч с людьми самого разного общественного положения и национальностей. Было много вдвойне своих – из России и тоже революционно настроенных особ, но хватало и просто европейских гостей, набирающихся здоровья в живописных альпийских окрестностях. Слава о кефирном заведении Лазарева распространилась тогда широко, дело процветало. Самой необыкновенной клиенткой (можно сказать, и пациенткой) неоднократно судимого и ссылаемого в России Лазарева, бывшего соратником Желябова и Кравчинского, позднее Азефа и Савинкова, оказалась императрица Австро-Венгрии Елизавета, романтическая и загадочная супруга столь известного Франца Иосифа. Некоторое время она была с русским революционером почти неразлучна.
Все произошло неожиданно для обеих сторон. В конце своей необычной жизни, будучи еще не старой женщиной (ей не исполнилось и шестидесяти), но уже прабабушкой, императрица Елизавета стала болеть. Это, собственно, началось давно (некоторые источники утверждают, что она начала недомогать с первого дня замужества), но в описываемое время болезненное состояние особенно обострилось. Современная медицина назвала бы ее болезнь перманентным психосоматическим расстройством, обусловленным особенностями ее психики и ненормальным образом жизни.
Елизавета в то время справедливо считалась одной из красивейших женщин Европы, но попытки сохранить увядающую со временем привлекательность обходились ей чрезвычайно дорого. Всю свою жизнь императрица сознательно культивировала худобу и стройность и в этих целях питалась странно, если не сказать отвратительно. При росте в 172 см (на несколько сантиметров выше, чем супруг) весила самое большее 50 кг, имея 50-сантиметровую, поистине осиную талию. Чтобы сохранить низкий вес, она постоянно соблюдала диету, сочетаемую с многочасовыми выездами верхом на лошади и длительными пешими прогулками. Возле своих покоев она всегда просила оборудовать комнату для гимнастики и массажа. Патологическая страсть к похудению – анорексия – способствовала развитию у нее внутреннего отвращения ко всему грубо физическому, в том числе к сексу (хотя четверых детей – трех девочек и мальчика – она все-таки родила).
Она часто испытывала приступы кашля. Столь же часто у нее повышалась температура и наступало состояние физической слабости. При своих хворях она годами вообще не обедала (разве можно назвать обедом поглощение за несколько минут мясного сока от полусырого бифштекса), а на завтрак обходилась чашкой бульона, сырыми яйцами и рюмкой портвейна. К тому же она курила, даже во время езды в коляске. На фоне недостаточного питания у Елизаве-ты развилось малокровие, но она упорно продолжала бороться за сохранение де-вичьей свежести. Косметичес-кое производство тогда еще не было налажено, и в погоне за красотой она делала диковинные ныне процедуры (ночные маски из сырой телятины, теплые ванны с оливковым маслом и т.п.).
У императрицы были расшатаны нервы, она не выносила темноты, приговаривая, что “достаточно темно будет в могиле”, а при свете могла спать только недолго. С годами у нее развилось расширение сердца, к этому добавились ревматизм и радикулит. Придерживаясь установленного ею самою режима питания и сна и мало прислушиваясь к советам врачей (а ее обслуживали светила европейской медицины), Елизавета годами не выходила из состояния недомогания, недовольства жизнью и депрессии.
В этой ситуации она хваталась за соломинку, прибегая то к фруктовой, то к молочной диете. Летом 1897 года во время пребывания в Монтрё она решилась на лечение кефиром. Неясно, знала ли она, что Лазарев – революционер, но даже если бы знала, вряд ли это ее остановило бы. Здесь самое время предоставить слово самому Егору Егоровичу, оставившему слегка витиеватые, в духе крестьянского джентльменства, воспоминания:
“После подробного осмотра фермы и двухчасовой непринужденной беседы между фермером и высокой гостьей устанавливается столь горячая взаимная симпатия, что императрица – мило, изящно и в то же время повелительно – пригласила радушного хозяина состоять при ее особе лейб-медиком на все время ее пребывания в Швейцарии. Хозяину ничего не оставалось, как почтительно повиноваться...”
Состоявший при императрице лейб-медик (чех) в тот же день отправляется императрицей с экстренным поручением в Вену, и со следующего же дня Лазарев занимает его почетное место. В течение шести недель, проведенных императрицей в Монтрё, Лазарев остается верным блюстителем здоровья ее величества. Он ежедневно навещает свою клиентку, сближается со старой фрейлиной, благодаря чему перед ним открываются все “тайны” австрийского двора.
Лазарев был очарован встречей и пишет, что “императрица Елизавета, когда-то первая красавица в Европе, была по натуре чрезвычайно интересная, любознательная и хорошая женщина”. По всей видимости, пользу от лечения кефиром и удовольствие от встреч с живым и энергичным русским получала и Елизавета. Во всяком случае, на какое-то время Лазарев стал ближайшим к ней человеком. Как он замечает, его влияние возросло до такой степени, что приехавший навестить Елизавету наследник австрийского престола эрцгерцог Франц Фердинанд, впоследствии убитый в Сараеве, должен был искать протекции у лейб-медика-фермера-народовольца, чтобы добиться у императрицы пятиминутной аудиенции. Такой вот в Швейцарии объявился предтеча Распутина!
Сеансы лечения кефиром после того достопамятного лета Елизавета больше не повторяла: через год она погибла в результате нападения итальянского анархиста. А так не исключено, что на ферме Лазарева в Божи императрица могла бы познакомиться и с Лениным, и с Азефом. Если б это вдруг произошло, вряд ли Елизавета увидела бы в этом нечто ужасное и неподобающее. Она, постоянным несоблюдением предписанных условностей и правил предвосхитившая принцессу Диану, вообще была странной дамой, прожившей жизнь столь же непов-торимую, сколь и будоражившую окружающих.

По статье Александра Синенького

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте