A+ A A-

Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай...

Австрия, Аустрия, Остеррайх… Все эти названия носит государство, что выглядит крохотной виноградной гроздью на карте Западной Европы, но которое известно своей великой историей. Шагнувшее к потомкам из раннего средневековья, оно заставило уважать себя многие города и веси, миллионы добропорядочных и любознательных людей.
На макушке ХХ столетия угнетаемая фашистской Германией свободолюбивая Австрия с помощью победоносной Советской Армии вышла из опустошительной мировой войны. Имея границы со странами бывшего социалистического Содружества, она восстановила свою независимость в октябре 1955 года и первой приняла Закон о постоянном нейтралитете. День 26 октября был объявлен национальным праздником.
Такое вступительное слово считаем нелишним еще и потому, что, спустя 10 лет после окончания той кровопролитной войны, правительство альпийской страны подписало не только государственный Договор о восстановлении независимой и демократической Австрии, но и включило в него статью под номером 19 «Военные могилы и памятники». Этим документом молодая послевоенная держава обязалась «уважать, охранять и поддерживать на всей ее территории могилы воинов, военнопленных и принудительно привезенных граждан союзных государств, находившихся в состоянии войны с Германией, памятники и эмблемы на этих могилах, мемориалы военной славы армий, сражавшихся на территории Австрии против гитлеровской Германии».
Правительство страны заявило также о своем согласии признавать всякую комиссию, делегацию или иной орган заинтересованных государств, уполномоченные на опознание, опись могил и сооружений, оказывать помощь в эксгумации и отправке на родину останков, погребенных в упомянутых могилах, если такие просьбы будут высказаны родственниками.

Человек
с сердцем праведника
Есть в Москве, в Александровском саду, памятник с надписью «Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен». В столице Украины, в парке Вечной славы, возвышается над Печерскими холмами обелиск Неизвестному солдату, днем и ночью здесь горит неугасимый Огонь.
В Вашингтоне, на Арлинг-тонском кладбище, у такого же монумента, похожие слова: «Имя неизвестно, но ведомо только Богу…»
Есть люди, которые считают своим долгом поступать так, чтобы не только Богу, но и современникам стали известны имена павших солдат, невзирая на то, по чью сторону они воевали и гибли. Таким бескорыстным поборником людского достоинства в Австрии стал Петер Сиксл. В прошлом старший государственный советник, инженер по вопросам окружающей среды, в течение более десятка лет совместно с австрийским благотворительным обществом по уходу за воинскими захоронениями «Черный крест» он работает над тем, чтобы определить места последнего пристанища солдат и гражданских лиц, претерпевших немало в лихолетье Второй мировой войны, и по возможности перезахоронить останки тех, кто был погребен в спешке.
Это он, Петер Сиксл, 65-летний пенсионер из местечка Грамбах, направил 13 августа с.г. Послу Украины в Австрии телеграмму-приглашение принять участие в перезахоронении советских воинов 2 сентября в Нидервекселе.
В телеграмме указывалось, что общими усилиями с поисковиками за два года выявлено и идентифицировано несколько десятков советских граждан, погибших в боях за освобождение Австрии. За последнее время на основании архивных данных удалось установить имена 33-х солдат, погибших в этой местности и погребенных в полевых могилах в период с 30.04.1945 по 05.05.1945. Из них 23 бойца оказались уроженцами Украины. Предложение перезахоронить останки было принято руководством страны. Далее в телеграмме говорилось о том, что в торжественной церемонии перезахоронения могли бы принять участие ветераны войны, представители прессы Украины, а также родственники погибших.
30 августа небольшая делегация украинских ветеранов, возглавляемая первым заместителем председателя совета Организации ветеранов Украины генерал-лейтенантом В. А. Анастасиевым, вместе с вашим покорным слугой, а также с внучкой солдата Поликарпа Потапова, окончившего свой жизненный путь на австрийской земле, – Зинаидой Станиславовной Бринчак, репортерами Киевской государственной телекомпании Василием Карпенко и Натальей Годун «Боингом-736» вылетели из Борисполя в Вену.
Часом позже здесь же приземлились ветераны Российской Федерации. Эту делегацию возглавил известный на Украине человек по фамилии Антошкин. Это тот самый Николай Тимофеевич Антошкин, Герой Советского Союза, который, будучи 44-летним генералом, начальником штаба – первым заместителем командующего ВВС Киевского военного округа, проявил личное мужество и самоотверженность в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Автору этих строк довелось встречаться с ним дважды. Первый раз, когда, возвратившись с «боевого задания», он принял в своем кабинете журналистов ТАСС и РАТАУ и рассказал о зияющем огнем и радиацией четвертом реакторе. Вторая встреча произошла в аэропорту Жуляны. Отсюда через месяц-другой после упомянутой катастрофы в Чернобыль вылетал тот же вертолет, с которого генерал-майор Антошкин сбрасывал на разрушенный реактор мешки с песком. На этот раз на «борту» был председатель Национального собрания Франции, известный радиофизик, а также ответственные работники Верховного Совета Украины, журналисты. Напомним лишь одну деталь из этой памятной поездки. Направляясь в зону бедствия, высокий французский гость зорко всматривался в иллюминатор, а на подлете к Припяти буквально не отрывался от своего дозиметра, и было заметно его волнение – на крупном лбу выступала испарина. Ученый-практик понимал, куда он попал…
Ныне генерал-полковник Н. Т. Антошкин – москвич, персональный пенсионер военной службы, президент российского благотворительного фонда «Гордость Отечества». Уроженец нынешнего Башкортостана, Николай Тимофеевич не случайно прибыл в Австрию: на ее земле в конце войны погиб его дед, советский воин Шишкин, воевавший в 659-м стрелковом полку 155-й стрелковой дивизии. Прибыл в надежде отыскать могилу своего близкого родственника.
В числе других россиян были Валентин Антонович Приходько, председатель правления уже упомянутого выше общества «Гордость Отечества», а также участники освобождения Австрии – генерал-майор в отставке, бывший заместитель генерального директора академии ВВС им. Жуковского Георгий Афанасьевич Зверев и бывший сержант саперных частей Юлий Оскарович Фаерштейн.
Практически все время пребывания в Австрийской Республике, отметившей недавно свое 50-летие, ветераны Украины и России были вместе, жили дружно и в добром взаимопонимании.
Несмотря на то, что среди гостей-украинцев не было тех, кого бы фронтовая судьба забросила в конце войны в эту альпийскую страну, отношение к нам, как оказалось, было в целом ровное, а может быть чуточку предпочтительнее. Возможно, учитывалось то обстоятельство, что большинство солдат, чьи останки переносились в братскую могилу – с Украины. Немаловажным, думается, было и то, что в нашей делегации присутствовала непосредственная наследница героя-освободителя из Винницы З. С. Бринчак, многие годы трудившаяся в системе страховой компании «Оранта».
Вероятно, принималась во внимание и работа, проведенная в срочном порядке сотрудниками совета Организации ветеранов Украины. Получив скорбный мемориальный список 23-х погибших воинов, председатель совета генерал армии И. А. Герасимов распорядился начать поиск родственников солдат, чей прах навечно остался в Австрии.
К сожалению, на список «23-х», разосланный по областям, откликнулись немногие. Но и те, кто дал о себе знать, не все смогли воспользоваться приглашением: одним помешали болезни, иные не успели оформить выездные документы к объявленному сроку. Особенно не повезло по схожим причинам дочерям и внукам солдата Александра Ивановича Шулеченко (Березовский район) и ефрейтора Гурия Васильевича Стальниченко (Ширяевский район) из Одесской области. Досада – и только!
Здесь собирался народ – стар и млад
Двумя авто, оторвавшись от кипящего людьми венского аэропорта, направляемся в столицу страны. Вена!.. Пожалуй, никому из нас и в снах не виделся Шёнбрунн – роскошная и огромная, что и глаз теряется, летняя резиденция Габсбургов, город-колыбель Моцарта и Гайдна, воспетый в песнях голубой Дунай, тенистый Турецкий парк (Turkenschanzpark. – Прим. ред.) с памятником украинскому казаку Мамаю… Все это, правда, мельком мы увидим в последний день пребывания в Австрии. А тогда, по приезде, мы спешили на одну из городских площадей, где воздвигнут монумент советским воинам-освободителям Вены. С высокого гранитного постамента, увенчанного приспущенными знаменами со знаком «гвардия», взметнулась ввысь фигура солдата со знаменем и щитом в руках. Это и его, Воина-победителя, имел в виду Верховный главнокомандующий СССР И. Сталин, подписавший приказ в честь освобождения Вены 13 апреля 1945 года войсками 3-го Украинского фронта, 2-го Украинского фронта и силами Дунайской военной флотилии в ходе Венской операции, на века запечатленный на розовом граните памятника. Рядовых и командиров вели в трудный бой, оберегая от разрушения святые для каждого жителя Вены места, полководцы 4-й Гвардейской армии генералы Никанор Захватаев, Кузьма Деревянко, Семен Козак, Дмитрий Дрычкин, Григорий Тихонов и Иван Макаренко, Александр Ужвенко и Василий Иванов, 6-ю Гвардейскую ТА – гвардейцы-танкисты Михаил Савельев, Федор Жилин, Иван Остапенко, мужественных воинов 46-й Армии – генералы Иван Рубанюк, Василий Маргелов, Алексей Акаманов, Андрей Ковтун-Станкевич, полковник Ахнав Савгитов и многие другие славные сыны советского народа.
Более пятидесяти частей и соединений, в том числе моряки 1-й Бригады речных катеров, штурмовавших Вену, получили почетное наименование «Венских».
Указом Президиума Верховного Совета СССР 9 июня 1945 года учреждена медаль «За взятие Вены». 24 артиллерийских залпа из 324 орудий озарили в ту весеннюю ночь небо Москвы.
Невольно у каждого из нас всплыли в памяти незабываемые строки из песни, которую пела вся страна:
Весна сорок пятого года…
Как ждал тебя синий Дунай!
Народам Европы свободу
Принес жаркий, солнечный май.
На площади Вены спасенной
Собрался народ – стар и млад,
На старой, израненной в битвах гармони
Вальс русский играл наш солдат.
Помнит Вена,
Помнят Альпы
И Дунай
Тот цветущий
И поющий
Яркий май…
Остается добавить, что, как свидетельствует надпись на одной из сторон барочной панорамы, опоясанной дубами, кленами и седыми елями, монумент сооружен Военным Советом 4-й Гвардейской армии.
Возложением живых цветов и венков от ветеранских организаций Украины и Российской Федерации, соответствующих посольств, завершился волнующий церемониал, в котором приняли участие посол РФ в Австрии Станислав Осадчий, военный атташе украинского Посольства полковник Игорь Олефиренко и ответственные работники дипломатических миссий.
Солнце, поднимавшееся над вычурными крышами городских кварталов, отражалось многоцветной радугой в легкой водяной пыли от близлежащего фонтана и обещало погожий день. С добрыми чувствами и надеждами покидали мы Вену, взяв курс на Штирию, где предстояло провести несколько незабываемых дней в ожидании главного события, ради которого мы прибыли в этот благословенный, отмеченный Богом край, – ритуал перезахоронения соотечественников, земляков, сложивших свои головы в этих местах.

По просторам Штирии
Эх, дороги…
Пыль да туман,
Холода, тревоги
Да степной бурьян…
Так начинается известная солдатская песня о дорогах, какими видели их фронтовики, объезжая мины и воронки, как, впрочем, и всякий на них бурьян. Ничего этого, уверяем вас, нет на дорогах Австрии. Мимо ровной, как стрела, автострады, по которой не прольешь из стакана ни капли воды, мелькают еще нетронутые осенью дубравы, зеленые лужайки, блюдца озер и ленты каналов, стройные, словно по ранжиру, посевы кукурузы, рапсовые поля. Только и успевай поворачивать голову – проплывают небольшие деревеньки с красными крышами, островерхие церквушки-кирхи, реже – монастыри и древние замки на холмах.
А дорожные знаки! Ослепительно белые слова и цифры на сине-голубом фоне, они десятки раз предупреждают путника названием города или села, указателями поворотов, спусков, подъемов, километража. А уж если впереди идут ремонтные работы, то за сотню метров ежесекундно вспыхивают предупредительные огни. А вообще весь автотранспорт мчит по дорогам с зажженными огнями. Здесь, как и во всей Европе, такой порядок. Можно лишь подивиться! Жизнь людей дороже самых совершенных автотрасс и автобанов. Всё для человека, для его удобства и повседневного уюта. На одном из подъемов все мы дружно отметили асфальтированную дорогу, ведущую вверх к одинокому хуторку из двух домов.
Машины бегут быстро, поэтому прочитать названия селений не успеваешь. Шифруешь лишь те, что читаются полегче: Фюрстенфельд, Ротенберг, Бреннердорф… «Берги» и «дорфы» встречаются чаще других: здесь, в Остеррайхе, они прижились со времен поглощения баварцами местного славянского (в основном словенцев) населения. И это дань не моде, а старине.

Село древних монахов
Перевод названия городка «Мёнихвальдсдорф» с немецкого такой: монашеское село в лесу. К лесу в нашем понимании его не отнесешь – есть в нем церквушка с готическим шпилем, школа, детский сад, магазины, полные всякой всячины, открытый плавательный бассейн, футбольное поле и обилие цветов, которые повсюду – на клумбах, подоконниках, витринах. И все это – вдоль дороги, извивающейся меж двух невысоких гор. По преданию, поселение возникло в седую старину с приходом сюда баварских монахов.
Хозяйничала в гостиничном дворе Йоганна – миловидная белокурая фрау лет сорока, сохранившая здоровье, веселый нрав, привлекательность. У нее была культура выслушивания, но еще более своя манера речи: говорила громко, чеканя каждое слово, и наверняка считала, что мы ее понимаем и без переводчика. Помогал Йоганне вести дела старший брат, который, узнав о нашем приезде, появился в тот же вечер в баре, служившем столовой, и рассказал, что в их семье, семье бауэров, в годы войны находились две девушки с Украины. «С приходом Красной Армии, – вспоминал он, – всех нас допрашивали, как мы относились к восточным рабочим, и, не найдя злонамеренных улик, отпустили. Вскоре девчата уехали на родину, а мы всей семьей провожали их до ближайшей станции и сборного пункта остарбайтеров».
Кстати, фрау Йоганна передала нашей делегации сохранившуюся в их семье листовку Маршала Федора Толбухина с обращением к австрийскому народу от 7 мая 1945 года.
Трудно сказать, как бы мы чувствовали себя без переводчика. Тот мизерный запас слов, которым владели даже те, кто в свое время служил в ГДР, был, конечно, недостаточен для взаимного понимания. Да и многое выветрилось из головы за годы. Бескорыстно и даже с удивительной готовностью выручал каждого прибывший вместе с делегацией российских ветеранов бывший работник посольства РФ в Австрии Григорий Сидько, наш земляк с Сумщины. Пригласил его в эту поездку сам Петер Сиксл. Вместе они «съели не один пуд соли», работая рука об руку в поиске погибших солдат.
«Заточение» в монашеском дворе, вдали от Вены, думалось, будет однообразным, но таковым не стало. Во-первых, мы много и полезно общались с российскими побратимами, нас подробно интервьюировали «на местности» прибывшие из Берлина московские телерепортеры. Первым они «допрашивали» В. А. Анастасиева, которому действительно было что рассказать, в том числе о смысле и цели командировки, о самой Организации ветеранов Украины, крупнейшей в СНГ, о своей незаурядной военной службе, в том числе в стратегических войсках. Порядочно «потели» перед телекамерой и участники освобождения Австрии.
Во-вторых, Петер Сиксл был настолько неистощим, придумывая программу пребывания, что мы, пожалуй, и не заметили, как пролетели эти два дня перед основным событием. Чрезвычайно интересным оказалось знакомство с Грацем, одним из крупнейших австрийских городов вроде Линца, Инсбрука, Зальцбурга…
С 500-метровой горы Шлоссберг, на которую вот уже 100 лет гостей поднимает фуникулер, во все стороны видны черепичные крыши старого Граца, города-воина, оберега древней его истории и культуры. Поросшая седым мхом, островерхая башня бывшей крепости с узкими оконцами, темницей и колоколом хранит много тайн. Зов колоколов, родом из 1587 года и весом 4,5 тонны, раздается трижды в день, отбивая 101 удар.
С удовольствием ознакомились с Цветочной улицей, растянувшейся на 12 километров вокруг селений, которая, как никакая другая, соответствовала своему названию. Десятки дворов и хуторов уже много лет соревнуются, кто богаче и зримей представит цветочные клумбы, украсит цветами дома, двор, балконы. Пять раз подряд побеждает Мёнихвальдс-дорф. Занимательным было посещение монастыря Святой Марии, музея австрийской старины под открытым небом, семейной фермы Антона и Марии Зауреров, содержащих 45 высокопородных коров и получающих баснословные надои, предприятия сыроварения.
Выкроили несколько часов, чтобы побывать в Грамбахе, где проживает сам Петер Сиксл, увидеть в деле весь «процесс» его подвижнического труда: листали объемистые черные, зеленые, красные папки со списками погибших, картами, схемами, фотографиями; наблюдали, как профессионально «играл» по компьютерным клавишам хозяин кабинета в поисках нужных сведений, и как был огорчен, не обнаружив следов родственника генерала Антошкина. На открытой веранде отведали украинской горилки, подаренной хозяину два года назад уже известным нам переводчиком Григорием Сидько.
В завершение Петер Сиксл подарил всем членам делегации свою книгу «Советские могилы Второй мировой войны в Австрии» с дарственной надписью. Изданная в год 60-летия Победы над фашизмом, она воспроизводит все 216 захоронений советских солдат – от венского кладбища Асперн до братской могилы в Ранквайле (г. Форарльберг). Тут упокоение более 25 тысяч наших соотечественников – верных сыновей Отчизны.

Залпы в Нидервекселе
Они прогремели 2 сентября пополудни, когда в промозглом от дождя высокогорном перелеске Форауэр Швайг, словно витая над прахом павших, один за другим засверкали автоматные залпы.
Так окончилась финальная часть торжественно-погребальной акции для 33-х советских соотечественников, чьи останки были опущены в холодеющий песок их последнего пристанища.
В центре внимания собравшихся был, как всегда, был Петер Сиксл. Он прибыл на траурный митинг со знаками отличия, при многочисленных наградах. Торжественно-приподнятый, исполненный хорошей гордыни за славные дела, он охотно беседовал с журналистами. «Поиск неизвестных солдат, уход за могилами павших – для меня нравственный долг, – говорил Сиксл. – Каждая жертва войны напоминает нам о горе миллионов людей. Моим самым большим утешением является знание, что могила солдата известна и за ней ухаживают люди».
Десятки знамен, установленных вокруг возведенного за селом мемориала, трепещут на ветру. Сотни людей, собравшихся здесь, устремили свой взор на помещенные в центре флаги Австрии, России и Украины. Тут, ниже отгороженного от леса пригорка – на том месте, где раньше у могилы одиноко стоял скромный островерхий со звездой обелиск воинам, погибшим в окрестных местах, установлены две гранитные стелы с высеченными новыми именами. Но сейчас они скрыты за белым покрывалом.
…Стих разноголосый шум многоликой толпы. К микрофону подходит посол Российской Федерации в Австрии Станислав Осадчий. «Горжусь, – сказал он, – тем, что мои соотечественники освобождали Австрию, стояли у истоков восстановления ее независимости. Высокая цена, уплаченная за Победу, обязывает нас помнить освободителей, делать все для торжества разума и справедливости. Спасибо Австрии, спасибо Петеру Сикслу за добрую память».
Выступивший затем руководитель делегации ветеранов Украины генерал-лейтенант Валентин Анастасиев подчеркнул, что «украинская общественность была глубоко взволнована решением австрийских властей с помощью энтузиастов и благотворительного общества «Черный крест» перезахоронить останки доблестных солдат-гвардейцев в одной братской могиле, увековечить их имена. Эта акция – еще один достойный памятник беспримерному подвигу советских воинов-освободителей австрийской земли. Низкий поклон всем, кто способствовал проведению этого благороднейшего дела».
Слова искренней благодарности за поиск неизвестных солдат, сохранение их памяти выразили руководитель московских ветеранов, Герой Советского Союза, генерал-полковник Николай Антошкин, директор Института по исследованию войн имени Л. Больцмана, профессор Штефан Карпер, другие участники митинга. Выступивший также местный священник призвал помнить павших ратников поименно, ибо они отдали свое тело земле, сердце – братьям по разуму, а душу – Богу.
Три урны с прахом павших медленно опускаются в сырую землю на вечный покой. В предвечернем воздухе звучат национальные гимны Австрии, России, Украины как еще одно напоминание о том, что каждая жертва войны не будет забыта в Австрийской республике и на своей родине.
До свиданья, Форауэр Швайг, принявший на вечный покой наших земляков!

Владимир Жуковский,
Газета «Ветеран Украины», г. Киев
Материалы переданы в редакцию Посольством Украины в Австрии

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте